Звонок

Размер шрифта: - +

Глава 4

– Когда Император подойдет, нужно поклониться и опустить голову, – Луи читал мне мини лекцию.

– И, леди, – Кларксон отчего-то повысил мой статус, – его Величество любит обожание, как и любой мужчина.

 Я повернулась к нему.

– Но только если девушка в состоянии справиться со своими чувствами и способна держать себя в руках, – он отвернулся к окну и тихо добавил:

– Кому я это говорю? Сто пятьдесят портретов Дезмонда... все равно ведь опозорится, – да за кого он меня вообще принимает?

«За сумасшедшую фанатку Императора», – любезно ответил чей-то подозрительно знакомый голос в голове.

Голос Кларксона.

Всё честно, я его считаю слегка того, и он видит меня примерно так же.

Отличная бы из нас вышла пара. Я хрюкнула. Луи схватился за голову и, выдав что-то про мою полную необучаемость, присоединился к дорогому Габи – уставился в окно.

Уитлоки – род обедневший и малочисленный, но минимальные представления об этикете я имею. Уж Дезмонда-то точно поприветствую правильно. Мы с папой как-то даже были на одном из приемов, посвященных, кажется, годовщине со дня основания Империи. Дезмонд меня, конечно, не заметил. Помимо девочки – подростка на приеме присутствовало огромное количество благородных красавиц, но в обморок при виде своей любви я не упала даже тогда. Собственно, после этого приема моё увлечение Дезмондом и закончилось. В Действительности император оказался мужчиной слишком любвеобильным.

Ну, нравилось ему, чтобы женщин было много и желательно одновременно.

Извращенец.

Зато ориентации нормальной. В принципе, не так и плохо.

Естественно, я не видела самого непотребства. Об этом маленьком увлечении знали не все. Да только я случайно подслушала беседу дворцовых дам. Перегрелась я в тот день на солнцах, загар приобретала. Приобрела. Ярко красный цвет кожи прекрасно оттенил серые глаза. Я вышла из-за стола, чтобы нанести новый слой успокаивающего крема. Лакей указал направление дамской комнаты, а я заблудилась. Ну и не придумала ничего лучше, чем зайти в одну из комнат. Встала в уголок и начала свои процедуры. А потом моё уединение нарушили две дамы, я спряталась за шторой и узнала много нового об объекте своих чувств. Дамы, как я поняла, были под впечатлением.

Мне как-то сразу захотелось выйти из числа его обожателей.

 

Мужчины вышли из машины, и Кларксон, невероятно, подал мне руку. Вечно зеленые сады Императорской резиденции радовали глаз. Перламутровый дворец переливался всеми красками в свете трёх солнц, а фонтаны весело журчали.

В этой части Силиона не было многоэтажных зданий – самый престижный район планеты. И всего в нескольких часах ходьбы, или нескольких минутах на автомобиле, находился наш с папой дом. Только сейчас я поняла, как соскучилась по старому особняку Уитлоков. Собственно, на его содержание уходили почти все папины доходы. А вернее, на налоги. Но мы держались, много лет отказывались продавать дом. Это наше наследие, наша гордость.

У входа в резиденцию были журналисты. Толпы журналистов.

Да я прямо национальный герой.

Спасибо тебе, папочка!

 

– Мисс Уитлок, откройте нам тайну, – кучерявая желтоволосая журналистка залепила мне микрофоном по носу, – как вам удалось захомутать коренного холостяка и мировую звезду Гейбла Кларксона всего за несколько часов? – я опешила и растерянно потерла нос.

Это что же, шуточка Габи обернулась скандальной новостью?!

– Без комментариев, – лучезарно улыбнулся Звезда и повел меня к входу.

Решила не добивать Душку и промолчала.

А то наговорит про меня гадостей Дезмонду, и плакали мои триста золотых.

 

Я, Кларксон и один из операторов, не знаю, как зовут – не спрашивала, стояли в одном из залов резиденции. Луи и остальных с нами не было. Не впустили.

Всё здесь было ослепительно белым, и мы с репортером смотрелись этакими черными галками. Помещение вело на террасу, на которой уже был сервирован столик для меня и Дезмонда, и для Габи, конечно. Всё-таки, единственный близкий к Императору репортер. Любимчик не только жителей империи, но и её властителей.

Было бы за что любить.

– Мисс Уитлок, – Кларксон повернулся ко мне, – когда Дезмонд поздоровается, просто скажите ответное «Здравствуйте». Не нужно пытаться поразить Императора своим экстравагантным чувством юмора с первой минуты общения, – он снова скривился, – у вас будете на это целых пятнадцать минут.

Я покорно кивнула.

Оператор нажимал какие-то кнопки на аппаратуре, а потом вдруг подошел ко мне, протянул конфету и тихонько сказал:

– Не расстраивайся. С тобой он еще очень вежлив, – я поблагодарила дарителя и закинула карамельку за щеку.

Если это вежлив, то как он себя ведет с другими?

– Мисс Уитлок! – Кларксон отвлекся на секунду и видел только, как я прячу фантик в сумочку, – немедленно выплюньте эту гадость! – чего это? – Вы собираетесь приветствовать Императора с леденцом во рту? – тьфу ты, а ведь прав.

Сделала, как он сказал.

Всё равно. Мог бы быть и повежливей.

– Я тебе потом еще дам, – сказал мне оператор и представился, – я Лесли.

– Спасибо, – благодарно ему улыбнулась.

Но продолжить знакомство не удалось, потому что к нам величественно ступало его Величество. Кларксон склонил голову, а я присела в забытом полупоклоне. По-моему, вышло не плохо.

– А вот и наша победительница, – Дезмонд покровительственно улыбнулся мне и разрешил подняться.

– Дитя Воинов приветствует тебя Повелитель! – ответила я ритуальной фразой и выпрямилась.



Ирина Зволинская

Отредактировано: 09.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться