Зяблик

Размер шрифта: - +

Зяблик

Берег Крымского полуострова едва-едва замаячил на горизонте, когда паром «Таврида-3» задрожал. Раздался низкий скрежет, и подобно жужжанию зубного сверла, вибрация охватила судно целиком. Пассажиры, разморенные кубанским полуденным солнцем, занервничали. У кого-то заплакал младенец.

 - Сохраняйте спокойствие! Все под контролем, - донеслось из динамиков.

Потный верзила в промасленной спецовке промчался на корму с огромным, как кувалда, ключом. Паром качнуло.

 - Ложимся в дрейф, - со знанием дела сообщил лысеющий мужчина в цветастой рубашке.

 - Пойду-ка выясню, - сухонькая старушка, изогнув запястье, поправила прическу.

 - Мам, не валяй дурака. Неужели без тебя не справятся? - женщина с выражением вечной усталости на лице промокнула лоб.

 - Значит, не справятся, - упрямо повторила старушка.

Вздернула голову с аккуратными, волосок к волоску, седыми волнами и зашагала к корме, перестукивая низкими каблучками.

Там, у массивного люка, суетились лоснящиеся от жары матросы. Крепко пахло потом и машинным маслом. Молодой, лет тридцати, капитан, беспомощно отступал с мостика.

 - Полный вперёд! Отставить… Самый малый… Назад! Назад! Полный назад! - его щеки покрылись багровыми пятнами, голос перекрывали раскатистые ругательства команды.

Старушка попыталась выглянуть из-за спины матроса, но удавалось плохо: она еле доставала парню до лопаток.

 - Молодой человек… У вас идет перегрев подшипников.

 - Бабуль, шли бы Вы… Погодите, что?!

 - Понятно. Отойдите.

Она решительно поднялась на капитанский мостик.

- Сколько опорных подшипников? Рижский завод, семидесятые… Думаю, два… Явный перегрев, отсюда вибрация. Втулки менять будете на берегу, а сейчас срочно охладить. Забортной водой.

 - А Вы кто вообще? – подозрительно сощурился капитан.

 - Зоя Павловна Аникина. Двадцать пять лет старший инженер на Балтийском судостроительном.

 - Мужики, несите ведра, - крикнул кто-то из команды.

 - Какие ведра! Сначала капельное орошение, иначе металл лопнет. Отойди, шкипер! – старческий голос был тих, но никто не смел ее перебить. -  Отдраить люки канала гребного вала! Мотопомпу правого борта к кормовому люку, ручную к среднему. Ты – брызгаешь на один подшипник, ты на другой, пока вода не перестанет шипеть.

Экипаж засуетился, капитан растерянно взирал на крошечную старушку, которая сжимала сумочку, как штурвал, и адмиральским тоном чеканила приказы.

Вскоре гул утих.

 - Спасибо, Зоя Павловна, - пробубнил командир судна.

Взгляд острых серых глаз остановился на нем.

- А с тобой, шкипер, я еще поговорю! – Она протянула к нему руку с тонкими серебряными часами. – Почему на борту одна мотопомпа? Для этого класса положено минимум две! И почему эта посудина еще на ходу? Немедленно в ремонт.

 - Я тут бессилен, политика компании-перевозчика… – начал было капитан.

 - Мама, не позорься, в самом деле. Подумаешь, небольшая качка, - раздраженная женщина протолкалась через любопытствующую толпу. – Я Вику одну оставила из-за тебя. А там кругом быдло! Мужчина, идите доучивайтесь! Никакого сервиса! С бодуна, небось?

 - Татьяна…

 - Пойдем, мама, - она взяла Зою Павловну под локоть и потащила с мостика.

Но та споткнулась, и сумочка выпала из ее рук. Старушка растерянно охнула.

- Вот, возьмите, - верзила-матрос протянул пожилой даме ее вещь. – Я рад был с Вами познакомиться. Михаил.

 - Уберите руку, она же вся в каком-то дегте! – воскликнула Татьяна.

Но Зоя Павловна пожала широкую шершавую ладонь, перехватила сумочку и посеменила следом за дочерью.

 - Ба, ну ты крута! – на палубе ее уже ждала восторженная внучка-подросток.

 - Ничего крутого. А если бы она ошиблась? – Татьяна поджала губы. – И поправь юбку, Вика, сколько раз можно говорить!

Старушка уже не слушала упреки дочери. Она расстегнула сумочку и обеспокоенно изучала ее содержимое.

 - Цел, слава Богу! – прошептала она.

 - Что там, бабуль? – наклонилась к ней долговязая улыбчивая девочка.

 - Мой зяблик, - Зоя Павловна бережно извлекла фарфоровую фигурку птички и показала Вике.

 - Красивый. А зачем он тебе? Можно?

 - Нет, уронишь еще. Это подарок.

 - А расскажешь, от кого?

 - Потом, когда прибудем на место.

Наконец, «Таврида-3» подошла к пассажирскому причалу.  Распихивая друг друга, бросились к выходу курортники, засуетились водители. Полуостров встречал отдыхающих расплавленным асфальтом, перекличкой таксистов-частников и новенькими, еще с запахом свежего пластика, рейсовыми автобусами.



Дарья Сойфер

Отредактировано: 07.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться