Зять для папули

Размер шрифта: - +

Глава 4

Рот приоткрылся, и я глотнула воздух. Что он там крякнул?

- Обалдел?!

- Поделюсь с тобой своим теплом, - его голос вроде был нормальным, значит, предложил без подвоха. – Не хочешь, не надо.

Посильней завернулась в кофту и принялась расхаживать из угла в угол, пытаясь согреться. Ветер бесцеремонно вторгался всюду. Пробирался под платье, пронизывал до костей. Зубы отбивали чечетку. Волосы повисли безжизненными сосульками. Пальцы согнулись в крючки.

- Ладно, черт с тобой! Двигайся, я лягу рядом.

- Не, ты в мокром, - отозвался ленивый мурлычущий голос. – Снимай платье.

- Что? Я не собираюсь этого делать!

Руки непроизвольно потянулись к краю платья. Мне самой не терпелось скинуть влажную тряпку с себя. Но зрителей я не планировала.

- Здоровье твоё, - равнодушно фыркнул.

Недовольно скривила губы. Сжалась в комок. Холодно.

- Отвернись.

- Ты не в моём вкусе, не волнуйся.

Да, конечно! Сказочка для наивных девочек. Слышали мы таких. Принципиально снимала платье как можно более грациозно. Получилось не очень. Руки-крюки заледенели и не слушались. Услышала треск тонкой ткани. Вставила в речевой оборот слово «мать», неприлично выругавшись.

- Я не ослышался? – Найк хохотнул, копошась в сене. – Леди сказала то, что я услышал? Или у меня слуховые галлюцинации?

- У тебя речевое недержание. Ты ведь можешь изобразить из себя душку? Я понимаю, издержки воспитания и всё-такое.

Хотелось укусить его побольнее.

- Не от чрезмерной ли воспитанности друзей ты в реке искупалась? Так у вас принято, да?

- Это вышло случайно, ты сам всё видел. Кроме того, Павел бы тебя и пальцем не тронул. Он так, решил пыль пустить в глаза друзьям. Кулачонками бы помахал и всё.

Кутаясь в кофту, ложусь рядом с Найком. Пальцев не чувствую. Колени холодные. И с носа течет. Прелесть какая.

- Тебе достаточно было отступить, и он бы отстал.

- Но я бы не отступил.

- Почему нет?

Павел выше, по положению в обществе. Конечно, существо без рода и племени должно подчиниться, тут и думать не о чем.

- Потому что я никогда и ни под кого не прогибаюсь. Даже если я один против толпы, буду зубами выгрызать свободу и доказывать правоту.

- Глупо.

Скривился. Не понял меня. Обиделся и отвернулся в другую сторону. Моему взгляду открылись аккуратные маленькие уши, украшенные рядом колечек. На шее, под волосами, можно было рассмотреть небольшую татуированную надпись. Странный он. Непонятный. Но смелый. Он сильный, я ясно почувствовала это. Может именно поэтому паника отступила. Парень спокоен и это передалось и мне. Интересно, что ему пришлось пережить в своей жизни? Почему он такой?

Ощутила тепло поблизости. Легкий жар чужого тела. Мне так холодно, что плевать на воспитание и гордость. Касаюсь рукой его руки. Он немного вздрагивает, я действительно сильно замерзла и превратилась в ледышку.

- Почему ты согласился мне помочь? – стараюсь не думать ни о чём.

- Мне нужны деньги.

Двигаюсь к нему чуть смелее.

- Разве тебя не обеспечивают родители?

- Не всех обеспечивают родители, - огрызнулся, окрысился.

Злится на меня, но руку не убирает. Практически соприкасаемся боками.

- Это их святая обязанность. Иначе, зачем нужно заводить детей?

Скрещивает руки на груди. Опять зачесывает волосы назад. Если нас застукают здесь, можно смело называть его «сестричкой», никто и не усомнится. Красивая бабенка, может даже получше меня. Стройная, с тонкой талией. Безгрудая, но и я далеко не Памела Андерсон.

- А почему у тебя такое прозвище?

Никак не хочу затыкаться. Зубы всё ещё цокотят, но болтовня меня немного отвлекает. Если я буду думать о том, где мы, то истерики с паникой не избежать. Кони разбегутся. Думаю, мой водитель уже ищет меня. Связи со мной нет. Пошел ливень, скорее всего, Павел вернул своих гостей в сухости и сохранности на берег. А значит, меня уже ищут.

- А почему ты задаешь так много вопросов?

Фыркает. Хмурится. Забавный.

- Замерзла, - кладу холодные ладоши на теплое тело.

Морщится, улыбается ехидно.

- Я могу согреть тебя, но ты же меня потом сдашь своим родителям. Или дорогому Пашеньке. Неприятности мне ни к чему.

Раздосадовано и демонстративно отворачиваюсь от него и ложусь на левый бок. Укрываю себя кофтой, словно одеялом. Домой хочу, в кроватку. Нет, сначала горячая ванна. И ужин. Соня приготовила что-нибудь вкусненькое. Она всегда старалась угодить всем членам семьи. Иногда готовила отдельно мне и родителям. Я люблю морепродукты, готова поглощать их килограммами. Сейчас бы не отказалась от простого бутерброда. И плевать, сколько в нем калорий.



Миро Дефо

Отредактировано: 18.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться