1. Ночь на Титане

1. Ночь на Титане

– Дик, прикинь! – восторженно воскликнул Патрик. – Здесь озёра из метана!
     – Отстой, – сказал Дик, вытащил из кармана кислородную зажигалку, закурил «Космо-Оптиму» и сел на ртутный булыжник.
     Патрик посмотрел себе под ноги, в чёрную окаменевшую землю, покачал головой и молча пошёл вперёд.
     Близко, – даже слишком близко, – над выпуклым горизонтом полыхала тонкая жёлтая полоска вечерней зари. Дик смотрел на неё и думал: «Бедные марсиане. Они только-только начали осваивать космос, и были уже близки к тому, чтобы убраться из этой нестабильной системы в бессмертие. Когда-нибудь их покинутую базу найдут на Хароне. Или не найдут и она будет всё так же медленно распадаться от времени. Война. Она их уничтожила, превратила в пыль, не оставила никаких следов на родной планете. Три миллиарда лет эволюции выброшены на ветер – и никто не узнает. И мы живём в такое же переломное время. Мы всё умрём из-за самих себя, из-за своей нетерпимости к себе подобным. И будущие венерианцы будут вглядываться в поверхность Земли, напрягая изо всех сил свои сетчатые глазки и не находя в безжизненной сухой почве даже намёка на бактерии, не говоря уже о нас с Патриком. Все мы живём лишь тогда, когда этого никто не видит…».
     Дик настолько задумался, что не заметил, как крупная капля метана медленно опустилась на кончик его сигареты. Сигарета моментально сгорела, оставив в девственной атмосфере спутника незабываемую вонь, а Дик чуть не задохнулся дымом. Откашлявшись, он только тогда заметил, что маячок Патрика на радаре отдалился слишком далеко. «Замёрзнет, бедолага», – подумал Дик, – «И всё из-за своей обидчивости».
     И он побежал во тьму. Он бежал, и капли метана отпрыгивали от его костюма, словно мячики из каучука. А небо над головой было похоже на стремительный поток жидкости, в котором хаотически мелькали тусклые бриллианты звёзд.
     Неожиданно маячок Патрика остановился. Затем начал движение обратно, к Дику. «Одумался» – подумал Дик. Но скорость приближения была настолько высокой, что Дик взволновался не на шутку. Патрик не любил бегать, даже на Титане.
     Взяв разбег, Дик оттолкнулся от края каменной пропасти и преодолел около двухсот метров через разлив жидкости, которая при свете звёзд казалась абсолютно чёрной, но в то же время какой-то живой из-за постоянного серебристого мерцания. «Жутко» – подумал Дик в полёте – «А если бы я оступился и упал?».
     Приземления, впрочем, как такового не вышло. На последних метрах полёта впереди показался Патрик, несущийся ему навстречу. Друзья столкнулись и закричали – причём оба не от боли. Боли не было никакой, просто Патрик закричал от неожиданности, а Дик – от ужаса, представив себе, что было бы, произойди столкновение чуть ближе к чёрному озеру. 
    Они разлетелись в стороны на какие-то десять метров друг от друга и мягко шлёпнулись о твёрдую, как сталь, землю, после чего Дик подбежал к Патрику и схватил его за шиворот.
     – Ты что, больной?! Ты мог нас обоих угробить!
     – Дик, послушай…
     – Да, я плохой человек. Я знаю это. Но ты ведь мог погибнуть с гораздо большей вероятностью, чем я. Не стоит совершать здесь прыжки ночью.
     – Дик, при чём тут…
     «Надо посильнее нажать, чтобы простил», – подумал Дик, – «Надо выдавить из себя как можно больше признаний своей неполноценности, иначе не поверит, что я извиняюсь».
     – Не столкнись я с тобой, ты бы купался сейчас в метане. И кому бы я тогда был нужен? Никому. Я всегда всем недоволен. А сейчас я больше всего недоволен собой. Понимаешь, в чём дело? Не только другими, не только тобой. Я больше всего ненавижу себя…
     – Дик, я видел пришельцев.
     Дик остался стоять c открытым ртом.
     – Ну, то есть… аборигенов.
     Дик всё ещё стоял, замерев.
     – Они не умеют прыгать так далеко, как мы. Они вообще не прыгают. Видимо, привыкли к своей гравитации. Поэтому мне удалось от них оторваться. Но они будут здесь очень скоро, надо сваливать.
     Дик пришёл в себя и спросил:
     – Зачем?
     – Что зачем?
     – Зачем сваливать?
     – Ну… они страшные.
     – Правда?
     – По виду похожи на гигантских прямоходящих муравьёв. Совершенно чёрные и очень противные. Прошу, побежали…
     – Но если нам удастся пообщаться, это будет самое крутое открытие за всю историю человечества! 
     – Нам это не удастся. Они явно не желают нас здесь видеть.
     – Я думаю, мне удастся найти с ними общий язык…
     – О нет! – Патрик затрясся от страха.
     – Что?
     – Они уже здесь.
     Да, они были здесь. Такие, как их описал Патрик. Хотя скорее они напоминали «Чужих» из-за продолговатых голов. Огромные, трёхметровые создания окружили друзей, держа в своих когтях кислородные факелы, от света которых по их телам пробегали жутковатые переливы.
     Дик выступил вперёд и, прочистив горло от «Космо-Оптима»-льной слизи, произнёс:
     – Саха билигин до?
     Самый высокий из аборигенов медленно повернул голову влево. Потом вправо. Затем размахнулся и с невероятной силой ударил Дика по корпусу когтистой лапой…
     – Я же говорил, – сказал Дик, глядя на потрясённого Патрика и медленно погружаясь в чёрную, жуткую и смертельно холодную метановую жидкость.



Ричард Десфрей

Отредактировано: 03.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться