19 невест императора: кровь, отбор и другие нелепости

Пролог.

Один.
Высокая блондинка недоуменно оглядывает тесную комнатку и присаживается на стул, подобрав пышные юбки.
— Почему вы решили участвовать в отборе?
— Я уверена, что смогу стать идеальной императрицей, — в голубых глазах сплошной холод, но ни капли наигранности. Начальник тайной службы императора делает пару отметок напротив имени Хельда в списке конкурсанток.

Два.
— Я надеюсь, быть может и слишком самонадеянно, что император полюбит меня так же, как я его, — длинные ресницы Орианы трепещут, и мужчина напротив еле сдерживается, чтобы не скривиться от приторности девушки.

Три.
— Потому что покойный император прочил меня в жены своему сыну, — утонченная Иржина самодовольно усмехается, словно весь отбор это фарс, и она уже победительница. Амирхан, знающий девушку на протяжении многих лет, уверенно пишет напротив ее имени «Если выберешь ее, я уволюсь». 

Четыре.
— Чем вы готовы пожертвовать ради императора? 
— Всем, — жарко выдыхает Кармилла и проводит языком по губам. Начальник тайной службы задумчиво оглядывает глубокое декольте, смоляные кудри, рассыпавшиеся по плечам, и гадает, на какой день поймает ее в императорской кровати.

Пять.
— Многим, но только не честью своей семьи, — Лавия нервничает, но старается держаться спокойно. В зеленых глазах плещется решимость пополам со страхом. Амирхан успокаивающе улыбается девушке и отпускает ее.

Шесть.
— Я бы предпочла не жертвовать, — отрывисто отвечает Виления. Мужчина задумчиво смотрит на конкурсантку, надеясь на продолжение, но она молчит. 
— Ну, а если бы ситуация все же потребовала от вас защитить императора ценой своей жизни, вы бы сделали это? — вкрадчиво спрашивает начальник тайной службы. Виления чуть прищуривается, медлит с ответом, но все же произносит очевидную ложь:
— Да.

Семь.
— Если вы станете императрицей, какому делу себя посвятите?
— Делу? — брови Нариссы изумленно приподнимаются. — Я буду императрицей, разве это не самое главное?
Амирхан подавляет тяжелый вздох и, наплевав на возможное негодование Его Величества, ставит пять баллов из десяти с припиской «Не советовал бы».

Восемь.
— Я бы хотела ввести закон, позволяющий девушкам учиться на лекарей наравне с мужчинами. А еще построила бы госпитали для простолюдинов, в которых им бы оказывали необходимую помощь бесплатно, — взгляд и речи Розали несколько наивны, но мужчине это нравится в некоторой мере.

Девять.  
— Ну и где же леди Тилинна? 
— Среди прибывших участниц леди нет, — докладывает стражник, сопровождающий каждую из конкурсанток на разговор с доверенным лицом императора. 
— Опаздывает, значит? — хищно улыбается Амирхан. — Нам же лучше. По прибытии, известите леди Тилинну, что она выбыла из отбора и ей надлежит вернуться домой. 
— Слушаюсь, — юноша почтительно кивает и уходит, чтобы вернуться со следующей девушкой.

Десять.
Бертрана, кажется, близка к обмороку, но все же держится. И отвечает на вопросы, хотя и вздрагивает каждый раз при звуке голоса начальника тайной службы, словно боится, что ее сейчас тоже отправят домой.

Одиннадцать.

Двенадцать.

Тринадцать.

Амиру хочется, чтобы вереница девичьих лиц побыстрее закончилась. Чтобы оставшиеся конкурсантки не приехали, передумали, опоздали, заболели, а не сидели в малой гостиной, попивая чай. 

Четырнадцать.

Пятнадцать.

Шестнадцать.

Они красивы и милы, умны и не очень, сдержанны и порывисты, наивны и расчетливы. Амир уже не сдерживается и пишет напротив их имен все, что думает, в особо тяжелые моменты рисует звездочки и особым шифром выводит слово «помогите».

Семнадцать.

Восемнадцать.

Девятнадцать.

Двадцать.
Амир немного оживляется, когда в комнату входит предпоследняя конкурсантка. 
— Леди Анита, — сверившись со списком, начинает он, —  где и кем вы видите себя после отбора?
— На свадьбе, конечно, — девушка улыбается, глядя прямо в глаза начальнику тайной стражи. — А уж в качестве кого — это вопрос к императору.
Мужчина уверенно ставит семь баллов из десяти, еще раз оглядывает участницу и все же исправляет семь на восемь, приписав рядом «Не удержался, слишком глаза красивые».

Двадцать один.
— Леди Паритта, вы опоздали на одиннадцать минут. А точность, как известно, вежливость  монархов. Поэтому, к сожалению, вы не проходите дальше. Удачной дороги домой.

Амирхан разворачивается, не слушая криков бывшей конкурсантки — ее предельно аккуратно выведут из дворца, а ему не придется тратить время на еще одну «будущую императрицу».  

Мужчина посмотрел на листы, исписанные его рукой, и понял, что обязательно стребует с императора выходной за эту пытку. Список, поредевший на две позиции, опустился на стол темного дерева. Император пробежался глазами по строкам и усмехнулся.

Отбор начался.



Яра Винницкая

Отредактировано: 31.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться