2120: В гостях у внуков

Размер шрифта: - +

Пролог

                                                                      Пролог

 

 
                                       
       Упругая загорелая  девичья попка, в чёрных плавках с серебряными пряжками, промелькнула, в краткую долю секунды, мимо лица Антона и раздалось смешливое предложение: "Антошка - пошли копать ка..."  Уже в следующее мгновение дева-искусительница покинула территорию яхты, на которой они всей кампанией уже вторую неделю весело отрывались у южного побережья Ирландии и с визгом полетела в воду.
     Раздался отчётливый звук шлепка тела о воду, при нырке и вскоре яростный плеск возле правого борта стоящей на якоре посудины.
--Красотища! Ну же, Антон - не тормози! Я думала ты меня поддержишь! - девушка хихикая ещё продолжала сыпать беззлобные обвинения в адрес своего кавалера, пока тот нехотя снимал шорты и прыгал ей вослед, в приятную прохладу вод.
  На яхте, оставшиеся "круизёры" также стали неспеша разоблачаться: девушки всячески оголяли себя, становясь в модельные позы увиденные в последних журналах о путешествиях -  часто “случайно” задирая короткие футболки и топы высоко на грудь, что бы лучше показать подкачанные, прямо перед данным путешествием, плоские, словно барабаны, животики и громко, несколько наигранно хохоча, обсуждали у кого какая стрижка "там". 
  Вскоре пассажиры судна в полном составе оказались в воде и началось всеобщее веселье: в виде “догонялок” парнями девушек на морской глади, щипков за ягодицы своих и что самое сладкое - чужих подруг, а главное - шумное обсуждение дальнейшего маршрута плавания и времяпровождения, в период  оного.
  Антон Токарев, будучи самым старшим среди всех присутствующих на яхте, условным "дедом", с циничной уверенной улыбкой выслушивал советы обращённые к нему и спокойно отвечал на них: яхту предоставлял именно он, большую часть трат оплачивал также Токарев и посему ощущал себя полновластным хозяином всего мероприятия, вроде барона, пригласившего к себе в замок бедных родственников немного отъесться.
  К сорока “с хвостиком” годам  - Антон успел послужить в СА "водолазом-разведчиком", на одном из разведпунктов и сходить в “загранку”, на дежурство по охране советских судов у берегов Анголы. Потом был небольшой ВУЗ в родном городе и попытка устроиться в жизни, когда Союз внезапно и неожиданно для многих развалился, и куча более талантливых и дипломированных специалистов чем сам  Антон - массово стали осваивать челночную торговлю и тёрки с братками, бывших тогда под крышей комсомольских и партийных руководителей.
     Промаявшись в подобном поиске пару лет  и особо не найдя себя в новых реалиях, Антон случайно встретил в порту Одессы знакомого по армейской службе и тот предложил вместе сгонять в "африканскую командировку", благо ехать надо было снова в немного уже известную  Анголу.
     После первых дней работы на новом месте, выяснилось, что новые наниматели - всё те же "алмазные главари", полулегальные лидеры партизан левого толка, что контролировали территории с алмазными шахтами и  которые в прежние времена  были весьма любимы руководством СССР. 
     Эти люди хотели что бы ставшие безработными на своей родине советские специалисты, знакомые им по недавним миссиям у них - теперь охраняли их собственные порты и суда, легальные и не очень, что были приобретены за горы алмазов добытых по шахтам Анголы. 
  После полугода работы в охране, мужчине предложили самому провозить небольшую часть "товара" курьером: Антон, на специальном подводном аппарате, из переделанного старого индивидуального буксировщика - сбрасывался у берегов африканской страны где должна была состояться негласная передача контейнеров с алмазами и под водой добирался до указанной ему цели высадки. 
     Далее был вариант с закладками и агентурными встречами, как во время учений на флоте: найти указанный чёткий ориентир в указанном месте, дождаться в оговорённое время человека с тремя блокнотами определённого цвета в левой руке и передать ему контейнер с “товаром”. Получить в ответ половину старой банкноты в целлофане с указанными номерами или что ещё...
  Как ни странно, но подобные, в принципе пустячные операции, учитывая уровень подготовки туземных таможенников и пограничников в большинстве африканских стран, и их почти патологическую лень - приносили  вполне себе хорошие деньги. От трёх до пяти тысяч долларов за рейд. 
  Через несколько лет, обтёршийся в африканских реалиях Токарев уже сам продавал небольшие партии алмазов и покупал на знакомых , “прикормленных” алмазных шахтах "сырьё" и договаривался с интересующимися людьми из Нидерландов или Великобритании, в которых располагались основные ювелирные мастерские что массово скупали неучтённые камни, где и как доставить товар в указанное ими место в нейтральной стране и какова будет его цена при этом. 
    Постоянное общение с иностранцами и вообще жизнь в Африке позволили мужчине довольно сносно выучить английский язык и когда в начале двухтысячных Антон решил хоть иногда наезжать на малую Родину, то вскоре смог открыть там фирму по аренде недорогих яхт и вождению туристического "каравана", этих самых яхт, по морям Европы.
  Чаще всего прежде он предпочитал брать с собой пару  "безотказных подруг", которые в изобилии  учились на моделек на всевозможных курсах в приморских городах и с ними проводил две или три недели: наполненных солнцем, морской водой, ветром и ласками молодых, игривых, благодарных за вылазку в Европу, затейниц. 
   Однако в конкретно этот раз – ему захотелось устроить небольшую показуху, перед, как сам Антон считал, действительно роскошной и умной самкой, достойной стать его супругой: и он пригласил  нескольких друзей и подруг своей девушки - вместе провести пять недель на шестикаютной яхте, в летнем августовском море у берегов южной Ирландии.  Море, дискотеки, прогулки, путешествия в “плавучем доме” и прочее.
   Все цели были предельно ясны и достижимы: максимально красиво и не без шика развести на серьёзные отношения и в дальнейшем свадьбу, саму девушку.
    Заставить её подруг, если и не нахваливать хозяина яхты - то хотя бы немного заревновать будущую невесту, что бы и та это почувствовала и ценила своего мужчину. Да и самому Токареву уже хотелось некоего,  пока что непонятного ему самому, “признания” -  невнятной но всеми признаваемой крутизны и состоятельности, так как в душе Антоха всё ещё сомневался что достиг своего "потолка" в жизни и хотел большего - везде и во всём.
  Яхта, двадцатилетний ветеран круизного движения - была в меру хороша и гламурна, и девушки даже немного повизгивали и радостно дружно чмокали хозяина её, при посадке на борт. 
    Их кавалеры вначале важно хмурились и бурчали в стиле Моргана или Ротшильдов : "Неплохо, недурственно", но через пару дней все были уже в доску свои и "деда" Антона признавали однозначным лидером кампании. 
   Его дама, с шутками и прибаутками, была провозглашена, на одном из томных вечеров -  "адмиральшей" и Токарев при всех, стоя на одном колене, потребовал от неё немедленных приказов что "мечтал исполнить".
   Заканчивавшаяся вторая неделя плавания оказалась весьма удачна: девушка уже всерьёз, без прежних ухмылочек и надутых губок, воспринимала вопросы о том не стоит ли им пожить вместе с годик, на вилле Токарева в ЮАР - заезжая иногда в старушку Европу и бывший Союз навестить родственников и побродить по бутикам Милана и Лондона. Последние предложения особенно нравились кандидатке в супруги и несколько огорчали её будущего мужа: он то знал свои реальные возможности и понимал, что выводить в свет, в Милан или Лондон с Парижем, больше раза в год, на полноценные недельные закупки "еврошмотницу" - просто не потянет. Одно дело пускать пыль в глаза, совершенно иное – реальный бюджет. Миллиардером или мультимиллионером тоха ещё не стал...
  В то время как все бултыхались в воде возле яхты и девушки напропалую флиртовали  с мужчинами и даже друг с другом , несколько необычный ветер в пару минут нагнал плотные тучи. 
    Туч становилось всё больше и через пять минут, когда уже стало очевидным что внезапной мощной грозы не миновать, Антон  заорал: "Все на борт! Всё! Потом докупаемся - сейчас в порт! Скорее!"
  Молодые люди с привычными шуточками стали влазить обратно на яхту и наскоро вытершись полотенцами переодеваться в шорты, а их девушки - в короткие юбки. Вскоре был поднят якорь и яхта начала движение в сторону относительно близкого побережья. 
  Через три минуты после этого стали повсюду раздаваться странные щелчки и подобие металлического скрежета.
    Антон просил посмотреть юношей что происходит, так как аппаратура яхты немного сбоила, однако те раз за разом возвращались и  ухмыляясь лишь показывали капитану яхты большой палец. 
    Поняв что надо самому идти на осмотр, Токарев сбросил ход на минимум и попросив одного из парней последить за беспроводным автопилотом и  чуть что - сразу  бежать за ним, сам бегом отправился на осмотр происходящего в море и близ посудины.
  Первый же шаг, при выходе из помещений яхты, оказался неудачным: раздался совершенно неожиданный просто оглушающий хлопок и вслед ему ударная волна, словно взрыв торпеды потрясли корпус судна и Антон, не удержавшись от внезапного толчка – кубарем свалился в воду.
   Море бурлило пузырьками воздуха, словно бы кипело, но вода при этом оставалась по прежнему холодной. Всюду был слышен всё тот же непонятный скрежет и постоянные щелчки что ускорялись.
  Мужчине при падении в воду удалось захватить ртом достаточно воздуха, что бы несколько минут под бурлящей водой не стали для него катастрофой. Антон сделал несколько мощных толчков  руками и ногами в воде, чуть в сторону, от как ему показалось, тонущей, после непонятного хлопка, своей яхты и в потоке бурлящей, бушующей воды выскочил на поверхность зеркальной морской глади, за новой порцией кислорода. Под водой он находился никак не более минуты, а то и меньше.
  Яхты нигде не было видно и в помине!  Просто исчезла на  поверхности моря, мгновенно. Вода  теперь была лишь слегка потревожена  всё теми же непонятными крохотными пузырьками, но небо было безоблачно без намёков на тучи и яркое Солнце находилось высоко и... ничего! Ни остатков недавней внезапной бури, ни яхты или её разбитых частей. Не было никого из людей, с кем всего около минуты назад переговаривался Антон – никого и ничего!
  После несколькосекундной  заминки, Токарев начал окликать по именам своих недавних компаньонов по путешествию. 
   Потом зачем то нырнул, видимо что бы убедиться что шалуны не превратили, в мгновенье, яхту в подлодку и сейчас прячутся в глубинах от него, посмеиваясь про себя.
  Никого и ничего. Немного успокоившись Антон заметил землю, примерно в трёх километрах водной глади от него и опять удивился, ибо по его подсчётам - ближайшее побережье должно было быть не менее чем в двадцати севернее.
  Решив что лучше добраться до земли и найти там поскорее людей,  дабы получить от них помощь в поиске компаньонов по путешествию и яхты, или узнать  последние новости, Антон быстро поплыл в сторону видневшегося берега.



Александр Никатор

Отредактировано: 13.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться