4. Рыцарь в сияющих доспехах

Размер шрифта: - +

1

Жизнь Тайни Роул входила в обычную колею. Полет на Атован отдыхом можно было назвать с большой натяжкой, но формально это был отпуск. Расследование в расчет не идет. Помощь соотечественникам – не работа, а почетная обязанность. Тем более что в Исследовательском Корпусе отпуск - практически всегда совмещение приятного с полезным. Даже если «приятное» не слишком приятно.

Роул внимательно следила за развитием событий на далекой планете. Заняться синдромом Хардена выразил желание ее братец. Он давно рвался за пределы родины, но сначала мама была против, а потом не находилось подходящих по профилю дел. Поскольку о проблеме в семье узнали первыми, Эмиль подсуетился и подал прошение раньше других. Тайни за него порадовалась. Ровно до того момента, как с Атована пришло первое сообщение. Роул сразу поняла, что происходит что-то неладное, но она была слишком далеко. К тому же впереди было новое дело. Несложное. Китиарка надеялась уладить его за пару недель и сразу отправиться на помощь брату, разбираться со свалившимися на головы группы экстремистами. Предварительное согласие со стороны руководства было получено. Но, как это нередко случается, дело вместо двух недель растянулось на шесть.

Тайни летела на Камелот. Эта маленькая планета была бедна полезными ископаемыми и климатом похвастаться не могла: холодная зима, прохладное, туманное лето. Обычные роли, на которые могли претендовать периферийные планеты, ей не светили. А отыскать место в общесоюзной экономике следовало. И колонисты нашли смелое решение: они воссоздали культуру Древней Геи. От благ цивилизации не отказались, но одежда, традиции, порядки были основаны на рыцарском периоде человеческой истории. Чтобы окунуться в прошлое, сюда слетались туристы со всего Союза. Суровое общество, балы, турниры, натуральная, грубая еда, прогулки верхом на лошадях, замки со шпилями, камины с живым огнем. Всё это будило воображение молодых – и не очень - людей. Отпрыск одной из известных воинских линий Китиары тоже решил хлебнуть романтики. Он полетел на Камелот к однокурснику, с которым учился в одном из университетов Ядра. Парень подготовился на славу. Отработал технику боя, разучил местные танцы, обзавелся костюмами и доспехами. Жаль, не удосужился проштудировать местный этикет. Тайни его понимала. У нее самой от этого многотомного творения расстройство желудка приключилось. А ведь она – девушка привычная. Что говорить про Воинов? На Китиаре шутили, что ум у Воинов острый, как клинок, и такой же… без извилин. Поэтому больше одной строчки в голове они удержать не способны.

Так вот. На одном из балов милая аборигенка уговорила парня пригласить ее на третий танец подряд. Кто же мог знать, что здесь после третьего танца полагается делать предложение? На следующий день к юноше пришло письмо от разгневанного отца девицы. В лучших  традициях древней Геи: на настоящем пергаменте. Парень впал в шок. Все попытки объяснить, что он не знал, и вообще, серьезных намерений не имел, да и девушку вчера в первый раз увидел, привели к еще более печальным последствиям. Двое ближайших родственников и трое бывших ухажеров прислали китиарцу вызовы. Ухажеры, как на подбор, оказались первыми мечами планеты. Совершенно непонятно, зачем при таких блестящих партиях девушка заинтересовалась чужеземцем. Так что, похоже, ребят просто попросили помочь в деле уламывания несговорчивого жениха. Юноша связался с родителями, те обратились за помощью в Корпус, и вскоре ближайший в секторе специалист – а именно, Тайни Роул, – под видом тетушки мчалась спасать незадачливого соотечественника. Хотя по законам Камелота парень достиг возраста дееспособности, на Китиаре он оставался несовершеннолетним и серьезные решения мог принимать только с разрешения старших родственников.

Роул рассчитывала ледяными манерами остудить матримониальный пыл девицы, но не на ту напала. Девушка была настроена решительно: – замуж и только замуж. Участь парня представлялась незавидной. Невеста хоть и была по стандартным меркам симпатичной, по генетической карте и близко не могла претендовать на китиарское гражданство. Но сей факт действия тоже не возымел. Девица в ультимативной форме заявила, что ни она, ни ее муж никуда после свадьбы лететь не намерены, и ни дай бог парню сбежать с планеты – найдут и пошинкуют. Или закатят такой межзвездный скандал по поводу вероломных китиарцев, что Союз содрогнется. Угрожать китиарцам неосмотрительно. И уж если задумали покушаться на репутацию Китиары, нужно или покушаться, или об этом предупреждать. То и другое сделать не дадут. Бросать парня Роул и не думала, но решение не находилось. Спустя месяц Тайни знала свод законов и традиций Камелота практически наизусть, но благовидного предлога, чтобы сбросить «невесту» с хвоста всё не было. Помощь подоспела, откуда не ждали. До свадьбы оставалась всего неделя, когда Роул настояла на традиционном для Китиары медицинском осмотре. Перед заключением контракта его проходили все китиарцы. Более того, она добилась, чтобы осмотр проводился независимым специалистом. И этот специалист сообщил заинтересованным сторонам, что девица уже не девица. Более того, страдает парочкой заболеваний, что передаются весьма интимным способом. Тайни не могла поверить: решиться на столь явный блеф? По общесоюзным меркам в добрачных связях ничего предосудительного не было. Однако по обычаям Камелота девушка должна блюсти невинность. Обманутый муж имел право вернуть жену в дом отца. А тут еще и «букет» в придачу… Учитывая склочный характер «невесты», угрозы и украденное время, можно было бы сделать новость общенародным достоянием, но Тайни ограничилась разговором с молодыми в присутствии родителей девушки. Слезы девицы, рухнувшей на колени перед отцом, сказали Тайни, что преступление безнаказанным не останется. Гнев камелотца, похоже, был искренним. Как поняла Роул, девушка гульнула с кем-то из приезжих. Тот посулил жениться, а потом бросил. Вот мать и подсказала дочери выход: окрутить того, кто не знаком с местными порядками. Опозоренный отец принес извинения, компенсировал моральный ущерб жениху подарками для его родителей, а Роул преподнес замечательную статуэтку. Рыцарь в сияющих доспехах, опирающийся спереди на меч. Подарок был с секретом: корпус рыцаря являлся рукоятью стилета, спрятанного внутри. Оружие было выковано из превосходной стали. Острое - на лету шелк режет. Отличный подарок для Коллингейма. С намеком. Лучше не придумаешь. Теперь Тайни была готова мчаться на Атован. Тем более что тучи над исследовательской группой сгущались.



Светлана Нарватова (upssss)

Отредактировано: 17.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться