Академии Тьмы и Света: Эстетика интриг

Пролог

Полтора года назад

Брейгель, тогда еще Свободные земли

Архелия придирчиво оглядела кабинет лорда Слейта, который тот любезно предоставил для беседы важных гостей. Да уж, лорд Аркелл Слейт просто помешан на роскоши: довольно просторное помещение больше напоминало королевскую приемную, чем простой кабинет. Большой дубовый стол, шкафы вдоль стен с книгами — причем новыми, не потрепанными, и Архелия очень сомневалась, что Аркелл действительно их читает. Стены были покрыты тканевыми бежевыми обоями с золотистыми узорами, легкий газовый тюль рассеивал свет. За обитым кожей креслом с высокой спинкой на стене висела картина с пейзажем гор. Хель без труда узнала стиль художника, творившего пять веков назад. Зная страсть брейгельского лорда к дорогим вещам, Архелия некоторое время размышляла, отличная подделка это или оригинал.

— Со стола все убрать, — велела она лакеям, — принести карту континента, бумагу, перья с чернилами. Пусть из погреба возьмут несколько видов вина, коньяк — говорят, Авенир очень его любит. И кресла. Нас будет много, найдите еще кресла.

Пока лакеи беспрекословно исполняли её приказ, сама Хель зубами вспорола себе запястье и позволила крови ручьем стекать в железный кубок. Убиравший со стола лишние книги и исписанные документы лакей испуганно покосился, но ничего не сказал.

Кровь перестала стекать довольно быстро, рана затянулась. Хель дождалась, пока лакеи выполнят свою задачу, и прогнала их прочь. Суеверные простаки не были против — им наверняка казалось, что Архелия в любой момент может их проклясть. С трудом удалось сдержать усмешку. Впрочем, так даже лучше — никто не помешает наложить на комнату заклинание ограничения — все слова, сказанные в ходе беседы, не уйдут дальше стен этой комнаты.

Читая заклинание, Архелия окунала указательный палец в теплую красную влагу и чертила небольшие, где-то с ладонь, знаки на двери, на подоконниках и стенах. Они тут же вспыхивали и исчезали, не пачкая и не оставляя следов, но она чувствовала их слабую пульсацию. Несомненно, знаки ощутит и Авенир, но он без труда отличит их природу и поймет, что никакой угрозы они не несут.

Дверь распахнулась, и лакеи начали затаскивать мебель — кресла и софу. Со стола убрали все, поместили туда подробную карту, рядом поставили запечатанные бутылки.

Лакеи ушли, и почти сразу в кабинет ворвался Катрей - скоро он выиграет в войне, котораятолько начиналась. Будущий князь - или король? Если кто и был достоин, то только он: мудрый, переживший не одну империю, первородный вампир знал, какие ошибки ни в коем случае нельзя допускать. 

Чужой человек сказал бы, что лицо его было отстраненным, но знавшая Катрея тысячу лет Архелия заметила, как едва заметно насуплены были брови. Недоволен предстоящим разговором? Не понравилась демонстрация силы Авенира?

Катрей сел в кожаное кресло с высокой спинкой во главе стола, ни на секунду не задумываясь, что оно принадлежит другому. 

Сразу же открылась дверь, и вошли драконы — Авенир, будучи вождем, сел в кресло напротив Катрея, его спутники остались стоять по бокам. Архелия с интересом пригляделась к ним. Вроде как Ингвар является наследником Авенира, вот только кто из них кто?

— Я помню твой приезд тысячу лет назад, Катрей, — неожиданно тепло начал Авенир. — Воспоминания размытые, ведь тогда я был мальчишкой.

— Твой отец был великим вождем, Авенир, и я благодарен ему и тебе за века бережного хранения артефакта. — В знак уважения Катрей чуть склонил голову.

— С чего вы вообще взяли, что Стааб ищет божественные артефакты? — усомнился Авенир. — Может быть, он заполучил Разящий, но до остальных добраться будет проблематично.

— Император уже начал завоевывать окружающие территории. — Катрей провел ладонь по юго-западной части карты, на которой еще было указано королевство Эремон, соседствующее со Стаабом. Вот два года как оно было захвачено и перешло во владения императора. — Он подписал договор с Альенде. Города Таврион и Ревирия думают над его предложением, но велик шанс, что согласятся. Хотя по факту этот договор забирает их независимость. Он пытается пока мирно поглотить Свободные земли. Что будет после этого? На пути к Каринтии и Вормессу у него будут Драконьи горы. При все уважении, Авенир, ваш народ считается вымирающим, драконов не так много. Он может найти способ перебить всех вас.

Голос Авенира стал чуть более сух:

— Именно поэтому я не могу найти причин, чтобы ввязываться в эту войну и создавать возможность потери хотя бы одного моего подданного. Мы долго живем, но не бессмертны. К тому же в последнее время драконы почти перестали рождаться.

— Потому я и предлагаю вам отстоять наши дома. Вместе. Не позволить южному ублюдку с помощью артефактов уничтожить нас, — уверенно произнес Катрей.

Ралина, приближенная Катрея, многозначительно прокашлялась и, дождавшись, пока все обратят на неё внимание, мило улыбнулась:

— Если позволите… Эта проблема решаема. За помощь в военной кампании Катрей может договориться со своими союзниками из Вандеи об изучении вашей проблемы, а также подключить к исследованию одного из самых величайших умов. Мага, который творит безумно сложные заклинания. — И эта чертовка перевела хитрый взгляд на Хель.

Архелия удивленно подняла брови, встретив её взгляд.

— Что? — пожала плечами Ралина. — Хватит уже прятаться в своем замке, используй наконец свои знания для дела.



Дарья Драгайцева

Отредактировано: 12.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться