Академия альфачей 2, или всем подставить сопатки!

Размер шрифта: - +

Глава 1. Булочка и кальсоны

 

 

   

   Дверь открывается сразу. Хотя, кажется, я стукнула по створке всего разок.

‒ Ты чего такая нахмуренная, мать? – интересуется Оля, как всегда обходясь без традиционных приветствий. – Не выспалась?

Мою подруженьку ни капли не удивляет, что я притащилась в обитель их семейной жизни в семь утра. Ладно, в шесть часов и сорок девять минут.

Судя по внешнему виду, Оля рванула отпирать входную дверь, выпрыгнув прямиком из кровати. Об этом свидетельствуют короткая блестящая ночная сорочка, босые ступни и прическа в стиле «я танк ваш тормозила головой».

Критично осмотрев меня со всех сторон, она дергает за рукав моей джинсовой куртки и благополучно втаскивает меня в прихожую, наполненную сладковатыми ароматами выпечки и запахом теплого молока.

В коридоре появляется Гоша, Олина «кунжутная булочка» во времена нежности и «двинутая шиншилла» в период плохого настроения. На его голове тоже живописный бардак, а подбородок украшает поросль из светлых хаотично торчащих волос. Он моему присутствию тоже ни капли не удивляется. Меланхоличное приветствие утопает в протяжном зевке, и я в ответ также меланхолично взмахиваю в его сторону рукой. Устроившийся в его объятиях Бобренок по-младенчески многозначительно пялится на меня.

Оля поворачивается к муженьку и обводит взглядом его внешний вид.

‒ Гоша! У нас элитный гость, ‒ цокнув языком, ворчит она и тычет пальцем в черные семейники в белый горошек  ‒ единственный элемент одежды на его теле. ‒ А ты не при параде. Иди и срочно надень труселя  с жирафиками!

Сонного мужчину отправляют сменить парадный наряд, а меня, вручив Бобренка, запихивают на кухню и усаживают за стол. Еще через пять минут вокруг разворачивается бурная деятельность. Гоша намешивает смесь для блинчиков, а Оля заваривает фруктовый чай.

‒ Только вчера договорились, а сегодня ты уже мчишься на всех парах к нам. Какая же ты классная пуська, ‒ расхваливает меня Оля и периодически от души шлепает мокрым полотенцем по округлостям благоверного, тщательно сокрытым тканью с рисунком жирафов. ‒ Аська умопомрачительна и великолепна. Не то что некоторые, пироженки мне вчера зажмотившие.

‒ Но мамуля, ‒ робко откликается Гоша, ‒ ты же сама попросила удерживать тебя от срывов. А иначе вся система диетического питания насмарку.

‒ Кубинская сигара твоя мамуля! ‒ рычит Оля. ‒ Шиншилла ты бессовестная. А Аська крута. Цени ее несравненное благородство и самопожертвование!

Гоша, сдаваясь, кивает.

‒ Эй-эй, ты преувеличиваешь, ‒ быстренько включаюсь в разговор. ‒ Я же всего лишь с мальцом пришла понянчиться, а не записываться в лигу героев в пуленепробиваемых кальсонах.

‒ В моих глазах ты уже герой, ‒ с чувством сообщает Оля, ловко подсовывая тарелку под первый готовый блинчик. ‒ Слышишь, булочка? Сегодня суббота, и мы с тобой идем развлекаться. Юху!

‒ Ох, неожиданно. ‒ Гоша чешет висок лопаткой. ‒ Совершенно отвык от наличия свободного времени. Мы даже не успели обдумать, куда пойдем.

‒ Я уже все придумала!

Темп смены Олиного настроения не перестает удивлять. Она может чмокнуть в лоб, а секунду спустя шандарахнуть кастрюлей по тому же самому месту. А затем еще и обосновать объективность нокаута.

Уникальная личность.

Примерно минуту слушаю обсуждение предстоящей прогулки и вяло размазываю варенье по распотрошенному блинчику. А затем все-таки не выдерживаю и задаю волнующий вопрос.

‒ Оля, мы с тобой и правда вчера разговаривали?

Подруга, все это время самозабвенно ловящая покидающие сковороду блинчики, тут же кидается ко мне. Гоше приходится изобразить пару танцевальных па, чтобы успеть изловить последнее помчавшееся к полу кулинарное творение.

‒ Пуська, ты, по-моему, уже перетрудилась и переучилась. ‒ Оля касается моего лба ладонью. ‒ Тебе бы передохнуть. Парня какого-нибудь пощупать. Это поможет.

‒ И о чем мы вчера разговаривали? ‒ не отстаю я, игнорируя остальные ее высказывания.

‒ О том, что ты понянчишься вот с этим рогом слюнявого изобилия. ‒ Оля тычет пальцем в маленький носик Бобренка. ‒ И что твоя новая шелудивая дворняга для тебя милее, чем какой-нибудь красавчик, созданный именно для того, чтобы ты его поэтапно общупала.

‒ Значит, вчера я и правда нашла песика… ‒ Смотрю вниз ‒ на маленькую головку Бобренка. А ведь когда-то на моих коленках сидело другое существо.

‒ Наверное. ‒ Оля подтаскивает ко мне поближе тарелку с нарезанными грушевыми ломтиками. ‒ Знаю только с твоих слов. Вы еще с псом пельменями на пару пировали.

У меня легкий ступор. Почти полночи потребовалось на то, чтобы уговорить себя, что все случившееся – не более чем сон. А если нет?

‒ Что-то ты напряженная, мать. ‒ Оля треплет меня за плечо. ‒ Расслабься.



Аркадия Ночка

Отредактировано: 15.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться