Академия противостояния. В погоне за равноправием

Пролог

– Я прозябаю в этой дыре уже полгода! – пророкотал Шинар Зирис, который совсем недавно был князем соседней Шайтарии, а сейчас, лишённый магии и вынужденный бежать, коротал дни на чужбине и готов был лезть на стену от бездействия. И пусть его добровольное изгнание стократ лучше казни или тюремного заключения, он не мог смириться с тем, что всё потерял. – И почему я должен ждать аудиенции целых два дня? Они что, не знают, насколько ценной информацией я обладаю?!

– Отец, не стоит гневаться понапрасну, – холодно отозвался Кинар Зирис, его старший сын и ещё совсем недавно главный наследник. Недавно, но не теперь. – Шайтарские твари заплатят за то, как с нами поступили. Да и майрильцы должны на коленях умолять, чтобы ты поделился тем, что знаешь. Не будь к ним слишком добр и снисходителен, пусть ОНИ заслужат твою благосклонность, а не наоборот. В противном случае мы облагодетельствуем важными сведениями одну из соседних стран, а майрильцы останутся с носом.

– Кинар, с тех пор, как ты перестал думать не тем местом, я всё больше горжусь, что ты мой сын, – одобрительно заметил Шинар. – А девчонка Дайнэ, которая лишила тебя возможности быть полноценным мужчиной и моим наследником, заплатит первой! Она и её жалкая семейка.

– Не дави на больное, – стиснул зубы бывший наследник и с силой сжал бокал, отчего тот с хрустом осыпался на пол. – Знаешь же, что мне неприятно, когда ты об этом напоминаешь. Я не оставляю надежды, что местные умельцы смогут сделать меня вновь полноценным, просто на это нужно время. Хотя даже ты настроен скептично и сделал наследником Тинара! – он обличительно ткнул в отца ножкой от бокала, на которой виднелись бордовые капли. – А с этой самоуверенной дрянью Дайнэ у меня свои счёты, не вмешивайся. Я удовлетворюсь лишь тогда, когда моя плеть вдоволь напьётся её проклятой крови, а в ней самой побывает весь арсенал моих игрушек. Она будет вымаливать каждый вздох и целовать мои пыльные сапоги.

– С мужем её сначала надо разобраться, с этой проклятой мохнатой тварью. И с Рандэллами. Тоже мне новые князья! Не для их ума эта высокая должность, – бывший князь подал сыну платок, чтобы перевязал раненую руку. – Пивз! – кликнул он дворецкого. – Пусть приведут целителя, немедленно!

– Ты же знаешь, я умею укрощать зверей. Даже самых буйных, – Кинар улыбнулся собственным фантазиям, в которых брал эту дрянь Дайнэ, жёстко, грубо, прямо на глазах её ублюдочного муженька. А тут ещё и Тина вернулась, живая и невредимая. Да, всё будет, обязательно будет, стоит только снять эффект паршивого заклинания, которым она его припечатала, и снова стать полноценным мужчиной, а не жалким подобием прежнего себя.

Звонок в дверь прервал, без сомнения, очень важный разговор отца и сына.

– Кого там ещё принесло? – громыхнул Шинар.

– К вам господа Конар и Шонар Кирис, – почтительно сообщил дворецкий. – За целителем уже послали.

– Вовремя они, пусть заходят, – одобрил Зирис-старший и рухнул в кресло: принимать друзей и бывших подчинённых нужно достойно. – Надеюсь, порадуют меня последними новостями.

 

– Преподавать?! – Ситмар Вирист, ректор Финарской академии магии, кажется, подавился этим словом. – О чём ты говоришь, женщина? Если Шайтарский князь и его наследник задумали творить глупости – дело их, но у нас, в Майрилии, свои законы. Женщины никогда не станут у руля! И покрой голову, не дома находишься.

Нарин была растеряна и подавлена. Ещё совсем недавно её отец был здесь, в академии, деканом, уважаемым и любимым народом. А теперь Ваймар Орист умер от неизвестной болезни. Так быстро сгорел, быстро и неожиданно. Столько всего ещё хотел сделать, о стольком рассказать адептам и столькому научить… И теперь она одна, совсем одна в пустом доме. А друзья папы, будто по волшебству, рассеялись, словно их и не было.

Отец был одним из немногих, кто поддержал нововведения соседней страны, чтобы дать женщинам больше прав, позволить выйти из подчинённого положения. Возможно, виной всему единственная дочь, которую он воспитывал в одиночестве после безвременной кончины жены. Девочке, выросшей без материнской любви, Ваймар дарил всего себя и позволял намного больше, чем обычно позволяют отцы.

Соседи говорили, что он её слишком разбаловал, давая возможность самостоятельно принимать решения и не спрашивать о каждом лишнем вдохе у родителя. Однако сама Рин очень ценила такое отношение и не представляла, чтобы любимый родитель её к чему-то принуждал или навязывал свою волю. Вот и на свадьбе не настаивал, а только предлагал, к неудовольствию потенциального жениха и его семейства.

– Но в академии как раз освободилось место… В память о моём отце… позвольте хотя бы попробовать! – Нарин сделала ещё одну попытку получить достойную работу и, чтобы умилостивить мужчину, всё же набросила на голову полупрозрачный шарф, хотя и считала подобную традицию пережитком прошлого. – Надежда только на вас, никто другой меня точно не возьмёт.

– Конечно не возьмёт! – подтвердил ректор и смерил её усталым взглядом. – Не женское это дело вилять задом перед адептами, изображая из себя преподавателя. Да и зачем тебе работать? Выходи замуж и живи себе спокойно. И не мучь, не мучь меня больше своими жалобными взглядами. Академия тебе отца похоронить достойно помогла? Помогла. Так чего ещё ты хочешь?



Галлея Сандер-Лин

Отредактировано: 13.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться