Альфа плюс омега

Альфа плюс омега

Аркадий появился на свет с отметкой «альфа», первой буквы греческого алфавита. Никому из окружающих людей не пришлось в этом усомниться. В собственной жизни, в семье и на работе он всё определял сам.

«Единственное, на что не могу повлиять, это погода», - шутил, иногда.

А с погодой творилось неладное. Зимние месяцы походили на позднюю осень: небо - серо, земля – черна.  Подгнившие листья напрасно просились под белое укрытие. Февраль закончился грязными дождями, март принёс тепло, необычное для ранней весны, а апрель обещал летнюю жару.

Планета надсмехалась над своими обитателями. К путанице с сезонами добавилась болезнь, зародившаяся в малоизвестном китайском городе, она преодолела границы и поползла по странам.

Люди нервничали, читали сводки, искали рецепты в интернете, закупали лекарства и продукты про запас.

Аркадия раздражала суета. За завтраком он прервал жену:

- Лена, давай, дома обойдёмся без «корона-мании», достаточно её на всех каналах, эпидемии нет, есть политика и экономика, например, дешевеющая нефть. Негативная информация имеет сильное воздействие на человека, с толпой может сделать, что угодно. Скажи ещё, чтобы я маску надел и перчатки. Нет, не надену из принципа. Который час?

Паузу, которая последовала за этим простым вопросом не понял бы посторонний человек, незнакомый с семьёй.

Во-первых, Лене требовалось время переварить услышанное, а во-вторых, у неё имелись планы на этот день.

«Сегодня суббота, похоже, он куда-то спешит, - догадывается женщина, – я надеялась, что вместе вывезем девочек за город, как сказать об этом?» 

На подобные случаи у неё внутри живёт голос, он подсказывает нужные слова.

«Жена у меня, всё-таки, - тормоз, ей повезло, что встретила такого человека, как я, - мысль проскакивает в голове Аркадия, между просмотром почты и новостей на планшете, - если сообразительность её проецировать на греческий алфавит, получится «омега», последняя буква».

Вокруг тихо, чисто, тепло, пахнет кофе, вкусный омлет скворчит на сковороде. Ничто не предвещает бунта на семейном корабле. Новые оконные занавески Лена сшила сама, специалист по интерьерам. Кухня-столовая с дорогой мебелью, сочная зелень комнатных растений, яркие фрукты в роскошной вазе олицетворяют комфорт. Вокруг мужчины бесшумно, как дух, порхает фигурка в изящном домашнем костюме, превращающая в реальность вкусовые, визуальные и сексуальные ожидания мужчины.

Не получив ответа, проверив текущее время на планшете, муж доводит до сведения супруги:

- С утра я в спортзале, после обеда буду смотреть новую машину.

И тут, верный друг Лены, внутренний голос, мягко, осторожно, как зверёк, то приближаясь к опасному предмету, то отпрыгивая назад, находит подходящее возражение:

- Дорогой, спортивные клубы закрыты, вирус…

- Про «корону» я тебе разъяснил, и ты должна была понять, - говорит мужчина, но во взгляде на супругу угадывается сомнение, - в клубе у меня - персональное занятие. Ждите к вечеру. Пока, моя овечка.

Нежный поцелуй в щёку. Первую жену Аркадий называет Козой. После полутора лет слёз и истерик, брак пришлось прекратить. Он помог Козе устроиться на работу, иногда, поддерживает материально. Если, получив наличные, она начинает раздеваться, надув губы, это не его инициатива и не его забота.

Голова мужчины погружена в серьёзные проблемы, он - директор производственной фирмы. Карантинный перерыв на них не распространяется. К напряжённой работе добавилась задача: обеспечить выпуск продукции меньшим числом сотрудников ввиду болезни других.

С понедельника по пятницу перед ним круговерть: продукция, клиенты, контрагенты, подчинённые, плюс мысли об оптимизации компании в новых условиях.

Суббота – день разгрузки.

«Персональный тренер» в спортклубе, сочная девица с выпученными круглыми глазами, накаченной грудью и крепкими ягодицами, держится так, что Аркадий рассчитывает на продолжение занятий вне зала с тренажёрами.  

«Сегодняшнее выступление оказалось неудачным, - успокаивает Лену внутренний голос, - не расстраивайся, муж у тебя умный и очень сильный, хорошо зарабатывает, повезло…».

Она закрывает за ним входную дверь.

Однажды, поделилась с мамой:

«Чувствую себя элементом декора в жизни Аркадия».

И услышала в ответ:

«Пусть это будет самая большая неприятность между вами».

Лена не поняла: мать имела ввиду будущую семейную жизнь дочери или собственную с отцом.

В понедельник к авралу на работе добавилось беспокойство или неудобство, причём в таком месте, которое не упоминалось в симптомах «корона-вируса». Возникло подозрение, что презерватив был надорван.

Девка с умопомрачительным, как у проститутки, именем Камилла и с физиономией Дуни так ловко играла мускулами голого зада, что деловому человеку не трудно было догадаться, в чём состоял талант и основной заработок «тренера». Тогда уже мужчина вздрогнул от опасения:

«Не подхватить бы на ней что-нибудь».

Во вторник вечером заехал в аптеку за антибиотиком, который ему выписывали однажды, с тех пор проявлял осторожность, и бог миловал.

В киоске около дома взял шикарные лилии для жены на случай, если неприятность не удастся скрыть.

Лена терялась в догадках по поводу букетов супруга не к конкретной дате, а просто так. Через девять лет брака особой пылкости в их отношениях уже не было, не такая она дурочка, чтобы принять корзинку с ранними ландышами или пять роз на длиннющих стеблях за страсть. Советовалась с внутренним голосом, но тот отмалчивался многозначительно...

Ночью, с четверга на пятницу, Аркадий разбудил жену.

- Дай, пожалуйста, термометр.

Измерили температуру, 38 и 7.

«Вирус», - подумала женщина.

«Сссука Камилла», - сказал себе муж.

На случай «короны» в изящной коробочке для лекарств Лена припасла парацетамол, его рекомендовали на сайтах. Дала мужу таблетку, приготовила элитный зелёный чай с мёдом, лимоном и имбирём, оставив в кухне непередаваемый аромат.



IRINA KALITINA

Отредактировано: 15.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться