Алый скорпион. Книга 1.

Размер шрифта: - +

Глава 1

 

Эмиль 

Он присел на корточки у запертой двери и прижался ухом к щели. Снаружи,  сквозь скрип снастей и шум ветра доносились крики, гораздо более громкие, чем обычно. Драка? Команда взбунтовалась? Кого-то наказывают? 

На палубу Эмиля не выпускали,  но он и не рвался. Гогот и шуточки,  которые Эмиль неизменно слышал в свой адрес от матросов, держали его за закрытой дверью крепче замков.  

С пленниками,  которых заперли внизу,  в трюме, пираты не церемонились.  Как объяснил капитан Яфит, Эмиля спасала только драгоценная цветная кровь.  

Цветные дорого стоят в Лестане.  Очень дорого.  

Он поздно услышал приближающиеся шаги, отскочил,  но не устоял на уплывшем из-под ног полу и неловко сел мимо своей подстилки.  Дверь распахнулась, вошел Джанко, помощник капитана.  

- Ты,  Белявчик,  имею дело, -  он говорил на ужасающем андалате, -  идти делать помощь. Давай идти, вставать,  быстро, быстро.  

Эмиль послушно встал, выглянул в приглашающе распахнутую дверь. Там ослепительно сиял полдень.  

- Быстро,  быстро! - рявкнул Джанко,  поймал Эмиля за руку и выдернул наружу.  

Свет резанул глаза, Эмиль зажмурился, закрылся рукой. Джанко, бормоча на лестанском, вернее, на том, что когда-то было благородным языком драконидов, а теперь выродилось в вульгарную речь лестанского многонационального сброда, поволок Эмиля по качающейся палубе, а потом по лестнице вниз.  

Вниз, в трюм? К другим пленникам? Эмиль тер слезящиеся глаза, пытаясь проморгаться.  

Нет, не в трюм, всего лишь на нижнюю палубу, где находились гребцы, и откуда был слышен ритмичный барабанный бой. И громкие спорящие голоса. У дверей каюты на корме топтались пара матросов, капитан и еще какой-то тип из команды, Эмиль не знал, бывают ли у пиратов офицеры, или как тут называют капитановых приближенных? Все они, кроме капитана, выглядели как только что из драки - у одного подбит глаз, другой баюкает на груди руку, третий подпирает стену и трясет головой, как оглушенный. 

- Белявчик, - сказал капитан Яфит, сухощавый невысокий лестанец с аккуратно подстриженной бородой и цепкими умными глазами - он единственный на корабле хорошо говорил на андалате, - ты-то мне и нужен.  Там, - он кивнул на дверь каюты, - твой соотечественник. Бешеный, как раненый арваран. Его надо кормить и того… обиходить. Ты парень разумный, объясни ему, что к чему. Только, смотри, осторожней. Если он и тебе шею свернет, досадно будет. Держи жратву, - в руку Эмилю сунули оловянную миску с каким-то месивом, накрытым ломтем хлеба, - и воду, - в другую руку сунули маленький мех, - если чего еще понадобится - зови. Джанко тут дежурить будет.  

Яфит отвалил наружный засов и втолкнул Эмиля внутрь. Перешагивая порог, Эмиль краем глаза заметил чье-то тело, валяющееся в стороне, под ногами побитых матросов - доли мгновения Эмилю было достаточно, чтобы понять - тело это не живое. 

Дверь захлопнулась, шаркнул задвигающийся засов, и Эмиль опять заморгал - теперь, после яркого дневного света он ничего не видел. 

Никто на него не бросился, шею не свернул. Спертый воздух внутри помещения плохо пах - потом, нездоровьем, невынесенным горшком и - пугающе сильно - свежей кровью.  

Что-то зашуршало, звякнуло. 

- Чтоб я лопнул, - сказал кто-то хрипло и негромко на чистейшем альдском, - ты же Кава. По крайней мере,  некоторой частью. Да? 

Эмиль наконец разглядел, что тесная каюта пуста, ни койки, ни стола, ни окна, а на полу кто-то сидит, привалясь к противоположной стене.  

- Кава, да, - согласился Эмиль, - а ты кто? 

- Подойди да посмотри, - хмыкнул сидящий, - правда, я в таком дерьмище, что черта с два разглядишь. А что ты делаешь на этом богом проклятом корабле, Кава? Неужели служишь этим сукиным детям? Ты в команде? 

- Меня украли, - сказал Эмиль, - прямо из Сонрисы, в двух шагах от дворца моего отца. 

Сидящий грязно выругался и закашлялся. 

Эмиль осторожно подошел и попытался присесть на корточки, но шатающийся пол снова ушел из-под ног. Эмиль шлепнулся, едва не вывернув на себя содержимое миски.  

Аккуратно отставил миску в сторону - доски пола оказались испачканы чем-то липким. Человек напротив сидел неподвижно, только глаза блестели из-под копны спутанных волос. Даже не блестели, а чуть светились по-кошачьи, отраженным светом - явный признак присутствия дареной крови. Постепенно привыкая к сумраку, Эмиль вглядывался в его лицо. 

- Твой отец - лорд Сонрисы? - спросил сидящий. - Ты маркадо, или..? 

Лицо у него было бледное, очень худое, с запавшими щеками и глубокими глазницами. Молодое, безбородое, обесцвеченное темнотой.  

- Я не маркадо. Я просто тоже… в некотором небрежении… - Эмиль смутился, - я признанный бастард. Четвертый сын... 

Блеснули зубы, то ли оскал, то ли улыбка, сидящий откинул голову. 



Amarga

Отредактировано: 17.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться