Аменция

Аменция

Я будто нахожусь во сне. Бесцельно блуждая по пустотным полям своего рассудка, находясь на грани спокойствия и сумасшествия, я ничего не чувствовал и ощущал себя таким же пустым, как и то место, где нахожусь. Вокруг была лишь пустота и тьма, но при этом я мог разглядеть по крайней мере свои руки. Не имея ни малейшего представления, что делать, я просто побрел вперед.

Поднялся сильный, ледяной ветер, заставив меня съежиться от холода, но он тут же прекратился. Это было похоже на «сигнал» – пустота будто начала истекать кровью – багровые пятна появлялись то в одном месте, то в другом, образуя некое подобие мозаики. Словно я являлся главной деталью, все вокруг закружилось безумным, стремительным танцем, переросшим в неистовый ураган самых разнообразных эмоций, будто передавая их мне, заставив чувствовать.

Но эти чувства… Что это? Печаль? Злость? Горечь утраты?

Подобно тому, как человек вытянул нужную карту из колоды фокусника, которую загадывал ранее, я «вытянул» то самое чувство, которое скрутило нижнюю часть живота, леденящей хваткой вцепившись во внутренности. Горечь утраты… Но я не помню, чтобы кого-то терял.

Продолжая неистовствовать, багровый ураган на миг прибавил в безумии и, уже готовый разорвать меня на части, ослабляет хватку, начиная рассеиваться подобно туману, и представляя моему взору кроны деревьев и пробивающийся сквозь листья солнечный свет.
Я начал слышать пение птиц, легкий шум ветра, заставляющий колыхаться листья деревьев, и чувствовать запах нагретой солнцем листвы. Это было необычно, даже в какой-то степени ново - ощущение, будто я вечность не слышал ни звука, пребывая в бесшумном забвении, лишившись органов чувств.
Просто смотря на ту часть голубого, безоблачного неба, что была видна сквозь деревья, я лежал, пытаясь осознать произошедшее и происходящее.

Я успел осознать лишь то, что я оказался в лесу, и внезапно, не совсем далеко, раздался краткий девичий вскрик, за которым последовали громкий шелест травы и лежащих на земле опавших листьев, затем глухие звуки ударов, один за другим. Я неспешно встал, чтобы посмотреть на источник этих звуков, и увиденное сжало мое сердце так сильно, что мне стало не по себе – маленькая девочка лежала на небольшой открытой поляне, поливаемая лучами солнца - у нее были сломаны рука, из открытого перелома которой текла кровь, и нога, изогнутая под неестественным углом.
Чтобы помочь девочке, я сделал рывок к ней и… остался на месте. Словно пораженный параличом, я не мог даже пошевелиться, ощущая себя жертвой, что оказалась в ловушке очень искусного охотника.
Возле лежащего на траве ребенка, воздух, будто на мгновение став материальным, начал искажаться – появилась темно-багровая дымка, из которой вышел человек в мантии с накинутым на голову капюшоном. Подняв правую руку вверх, он сложил пальцы в неизвестном мне жесте, произнес что-то на непонятном, гортанном языке, и багровая дымка словно поглотила их двоих, оставив поляну пустой, а кровь высыхать на траве под лучами солнца.
Обретя способность двигаться, едва я успел пошевелиться, как все вокруг стало меркнуть, солнце потускнело, а небо налилось цветом темной крови. Земля вокруг меня начала проваливаться вниз, образуя дыры, и через несколько мгновений вокруг меня зияла Бездна.

Она звала меня. Нашептывала сладким голосом, призывая прыгнуть вниз. Умоляла отдаться ей.

И я поддался ее зову, сделав шаг вперед.

 

******************************************************************

 

Темно. Сейчас мне это нравилось. Придя в себя, я не спешил открывать глаза и смотреть на место, где я оказался. После моего странного сна мне хотелось немного перевести дух.
Рядом потрескивал костер и возле него явно кто-то сидел, то и дело подкидывая новой пищи огню. Пожалуй, это еще одна из причин, почему я не спешил открывать глаза – неизвестно, кто или что находится рядом со мной. В воздухе витал запах похожий на жареное мясо, и кто знает, быть может, я являюсь гарниром к основному блюду. Дабы не приговаривать себя к столь неприятной смерти раньше времени, я решил, что пока лучше ничего не делать.

- Я знаю, что ты не спишшшь. Твое дыхание ссстало более ровным. – голос у существа был сухим и шипящим, будто это была ящерица. – Я не собираюсссь тебя есссть или убивать.
Слова этого незнакомца или незнакомки не внушали должного доверия и я продолжил лежать с закрытыми глазами. Впрочем, после того безумия, что я видел во сне, меня вряд ли что-то сможет удивить. Ожидая увидеть все, что угодно, я открыл глаза… и увидел ящера. Было видно, что это ящер-мужчина, если можно так выразиться. Его размер и телосложение были близки к человеческим. Чешуя была черного цвета, слегка отливающая зеленым при свете костра. На голове у него была повязка с пятнами, похожими на засохшую кровь.
Ящер смотрел на костер, резко перевел взгляд на меня, посмотрев мне в глаза лишь мгновение, затем снова уставился в огонь и равнодушно произнес:
- Я не ем людей. К тому же, я не голоден. А вот тебе не помешшает поесть, - сказал ящер, протягивая мне насаженный на палку кусок жареного мяса и, увидев, что я не спешу брать еду, продолжил, – впрочем, мешшать умереть от голода я тебе не буду. Но ссскорее всего, ты бысстрее станешшь добычей месстных чудовищ.
Осторожно приподнявшись, я взял предложенное мясо и осмотрел место, в котором нахожусь.
Мы были в палатке, материал которой напоминал скорее не ткань, а чью-то кожу. Рядом с костром лежало множество небольших поленьев и веток, сваленных в кучу. Ящер сидел на шкуре неизвестного мне животного. На такой же сидел и я.
- Кто ты? – наконец решил я сказать хоть что-то.
- Пангол. По крайней мере, под таким именем я сссебя помню, наверное, уже вечноссть.
- Вечность? И где мы, по-твоему, находимся?
- В Бездне.
Не найдя слов, чтобы хоть что-то ответить на это, не отводя глаз, я смотрел на Пангола, не желая верить его словам. Согласно древним преданиям, после смерти на пути в Аменцию (так называют Бездну (также известную как Пустошь исступления) те, кто побывал там и вернулся. По крайней мере, они утверждают, что были там), человек шагает сквозь безумие и лишь достаточно сильные духом попадают сюда с неповрежденным рассудком. Похоже, Бездна сочла меня достойным, раз я до сих пор в своем уме, но вряд ли это может кого-то обрадовать.
Все то сумасшествие было не сном.
- А ты кто? – обратился ко мне ящер.
Предательский холод, пробежавшись по всему телу, проник внутрь, превратившись в сильный страх, не давая сказать ни слова.
Я не помню. Не помню, кто я.
Видя мои попытки произнести хоть что-то, Пангол понимающе усмехнулся:
- Есссли тебя это усспокоит, ты не единсственный, кто попал сссюда с отшшибленной памятью, - слегка усмехнулся Пангол, - но ты оказалсся лишь вторым на моей памяти, кто не обезумел. Не щщитая меня ссамого.
- Это очень странно – не помнить себя, но помнить все остальное. – вновь обретя способность говорить, сказал я.
- Бездна – удивительное место, как бы это ни звучало. Все странное здесь становится нормой, а норма искажается до неузнаваемости. Не представляю, как я до сссих не сссошел с ума.
Во мне резко проснулся аппетит и я вцепился зубами в кусок жареного мяса, который все это время держал в руке нетронутым.
- Кажется, еще при жизни, я слышал от нескольких людей, что они побывали здесь и выбрались, - закончив с едой, сказал я, - они твердили об этом на каждом шагу, пытаясь привлечь к себе как можно больше внимания. Один из них даже написал книгу о своих похождениях в Аменции, но ни один из них не упомянул о том, что человек перестает помнить, кто он.
- Эти шшарлатаны, наверное, сущществовали всегда. Похоже, и я знал таких, потому шшто мне это кажется знакомым. - с усмешкой сказал Пангол.
После этих слов мы замолчали и просто смотрели на костер. Наверное, ящер думал над тем, можно и стоит ли мне доверять. Я же пытался понять, почему мне так знакомо его имя, то и дело переводя взгляд с костра на него. Пангол…
Ну конечно!
- А ты быссстро догадался. – увидев по моему выражение лица, что я догадался, произнес Пангол.
- Никогда не встречал панголиан. Только читал кое-что о них.



Атаксиан

Отредактировано: 28.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться