Амуил. Второй шанс

Глава 1

Странные размытые картины из прошлого, которого в действительности никогда не происходило. Они преследуют меня уже не первую ночь…

Уподобляясь упорству морских волн, эти образы наполняют мою голову отголосками чужих воспоминаний, заставляя бьющееся в нерешительной дроби сердце еще сильнее сжиматься от раздирающего его изнутри трепета.

«Окрашенное кровью сумеречное небо быстро застилали клубы черного как смоль дыма. Треск сжирающего все вокруг яростного пламени разбавлялся монотонным шумом морского прибоя и жалобными криками скрипевших подо мной опалённых половиц.

Корабль…. Нет - десятки старых, изодранных сражениями средневековых галеонов. Словно сошедшие со страниц учебника по истории, они, теряли свои мачты в быстро распространявшемся вокруг огне, полыхая при этом словно вымоченные в бензине спички.

Жар. Охватывая все мое тело, он тут же вступал в смертельную схватку с рожденным где-то глубоко внутри моего сердца необъятным всепоглощающим холодом. Этот нелепый коктейль противоположностей – он всегда отзывался во мне нотками какой-то непонятной, словно бы «бурлящей» дрожи. Только вот откуда я это знаю?

Шаг… снова шаг… и еще один - каждое мое движение будто сочится неуверенностью. А подступивший в этот момент к горлу тревожный ком не позволяет даже глубоко вздохнуть. Что же это за место? Почему я здесь»?

Эти два казалось бы простых вопроса. Я уже не в первый раз ими задаюсь…

Что же это? Сны или воспоминания? Весточка из утерянного прошлого или требующее серьезного анализа предзнаменование?

Эти видения были настолько яркими и «живыми», что у меня из-за них казалось и правда, начинало резать взгляд. Только вот смысл их был настолько туманен, что стоило лишь его коснуться – и практически осязаемая оболочка разгадки вновь ускользала от меня, подобно струйке горьковатого серебристого дыма, что безмятежно тянется к покрытому трещинами пожелтевшему потолку.

Нормально ли это для человека? Упиваясь нормами привитой обществом морали, влачить свое жалкое размеренное существование, даже не пытаясь при этом хоть как-то выделиться из стада. Будь как все, думай как все и стремись туда же, куда стремятся и все остальные. Живи по навязанным толпою правилам. Только вот кто навязывает эти правила толпе? Правильно. Тот, кто сильнее…

Хотя мне, живущему в захламленной грязной квартире, с недавних пор безработному, не пристало рассуждать о подобном. Ведь еще совсем недавно я и сам прекрасно чувствовал себя в этой толпе. А все мои рассуждение сейчас - не более чем лицедейство. Лай побитой собаки, хозяева которой просто выставили её умирать под проливным дождем.

У меня была своя небольшая, но все-таки доля в достаточно прибыльном в наших краях строительном бизнесе. Большая редкость для этого погрязшего в «теневых делах» города. Но мои «компаньоны» почему-то вдруг решили, что со мной можно больше не считаться.

Следующим же вечером я оказался под колесами черного «Геленвагена». Водитель «гелика» утверждал, что я вроде как сам бросился под его машину. Хотя вполне возможно, что на самом деле все так и было. Ведь из-за этого случая я теперь мало что помню о своей «прошлой» жизни.

Если верить словам доктора, то в скором времени моя амнезия должна будет пройти сама. Этот старик говорит, что я самый что ни, но есть настоящий счастливчик, раз после такой аварии отделался лишь ссадинами, разбитой головой, да потерей памяти. А мои «видения»? Может быть, они тоже результат того, что я «хорошо приложился об асфальт»?

Затушив о дно пепельницы практически истлевший окурок, я вновь рухнул на однажды расправленную, и так больше никем и не заправленную кровать.

Странное, понемногу раздражающее моё наполненное тревогой сердце ощущение. Кажется, о таком говорят: «Не в своей тарелке». Хотя в моем случае, создается впечатление, что не только тарелка – даже ресторан в котором мне её подали далеко «не мой». Словно я сменил привычный сердцу бар на третьесортную забегаловку, а обычно полный стакан «вискаря» на сыплющую эмалью железную кружку паленой водки.

«Проснись».

Уловив едва различимый рык, я резко подорвался с кровати. Этот обычно сопровождаемый отзвуками звенящей где-то цепи «феномен» был очередным пунктиком из копилки моих странностей. Не удивлюсь, если из-за этих «закидонов» вскоре мне предстоит переехать в «квартирку поменьше». Ту, что с мягкими стенами…

-«Проснись» - едва слышно повторил рычащий голос.

Капли выступавшего на лбу холодного пота обжигали глаза, а дрожащие от обуявшего меня вдруг страха руки с трудом нащупали спрятанный в зазоре между сервантом и стеной гвоздодер.

Внимательно осматривая окутанную мраком комнату, я медленно пятился к выключателю. Пару мгновений спустя мою берлогу озарило светом потускневшей люстры.

- «Проснись» - недовольно повторил сопровождаемый глухим отзвуком цепей рычащий голос.

- Где ты?! Выходи! – испуганно рявкнул я, размахивая перед собой проржавевшим от сырости орудием. Присутствие рядом противника ощущалось все яснее, из-за чего и без того неспокойное сердце вдруг стало биться на пределе собственных возможностей. Это уже не было похоже на мои обычные глюки… - Я тебя не боюсь! Оставь меня в покое!

- Придурок! Ты время вообще видел?! Три, мать его, часа ночи! – яростно взвыл сопровождаемый ударами по трубе мужской голос из-за стены. – Если ты сейчас же не заткнешься – я приду и откручу твою бестолковую голову!

В этом доме очень тонкие стены. Вспомнив об этом, я еще раз с опаской осмотрелся вокруг, после чего вздохнул и положил гвоздодер рядом с кроватью.



Александр Вильганов

Отредактировано: 29.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться