Амулет для зверя

Размер шрифта: - +

Глава 1

Как же легко давать советы! И нет никакой разницы кто это, молодая мамочка в социальных сетях, случайный попутчик в поезде или же твои любимые подруги. С подругами это вообще отдельная история, ведь сидя в уютной гостиной за бокалом любимого вина очень просто рассуждать о чужой жизни. Ведь это логично советовать длинноногой красавице Эле, топнуть посильнее стройной ножкой и показать, контролирующим ее родителям, с какой стороны в ее квартире дверь закрывается. К слову говоря, при всей своей патологической зависимости от родителей, Элька уже дважды успела побывать замужем, родить неугомонного карапуза Родиона и отсудить у экс супруга небольшое, но приносящее регулярный и стабильный доход, издательство.

А после разбора Элиной печали, по плану обязательно поплакать над тяжелой судьбинушкой Марты. Почему поплакать, а не дать совет? Да потому что сказать Марте, практически не имевшей постоянных и длительных отношений, быть просто снисходительнее к мужчинам и не искать в каждом потенциальном «Мужчине Моей Мечты» смесь мистера Дарси и Кристиана Грея – это подобно смерти. Что же касается собственной жизни то тут главное пошустрее среагировать и, сказав, что у тебя все отлично, сославшись на закончившееся вино, трусливо сбежать на кухню.

Раздумывая над всем этим Катерина, быстро отстукивая тонкими каблучками по брусчатке, на ходу отпивала ароматный кофе, купленный на выходе из метро, и даже не заметила пристального взгляда который, если бы мог, наверное, прожёг в ней дыру. Катя остановилась у очередного кофейного ларька, дабы перезарядить кофеиновую обойму и ринутся в бой, неся студентам разумное, доброе, вечное. Выбросив пустой стакан, девушка вынырнула из омута своих невесёлых мыслей и оглянулась вокруг. Ранняя весна уже смыла надоевший снег и дарила прохожим первое ласковое тепло, все словно оживало и манило, будто бы предлагало прикоснуться к себе. Еще, будучи студенткой, Катя влюбилась в этот город, она зачитывалась Одоевским, Гоголем, Булгаковым, её привлекала мистика Киева. Хотя как историка Катерину совсем не красила ее фанатичная охота на ведьм, но ежедневно проходя по улицам Киева, она все больше подозревала, что выражение «У нас в Киеве все бабы, которые сидят на базаре, - все ведьмы!» - это только половина правды.

- Ваш кофе! – с окошка на Катю смотрел симпатичный улыбающийся парнишка, явно не отказавшийся бы познакомится с задумчивой любительницей кофе.

- Новенький? – Катя оценивающе смотрела на юношу, доставая деньги из кошелька и расплачиваясь за порцию ароматного наркотика, - сдачи не нужно.

Не став дожидаться ответа и забрав свой кофе, девушка направилась в сторону родной альма-матер, но вдруг остановилась и, крутнувшись на каблуках, уставилась в противоположную сторону. Не увидев там никого кроме спешащих на пары студентов, Катя разве что не побежала к заветной двери, пытаясь скрыться от неприятного холодка, что змеем забрался под пальто и намеревался уже надолго там обосноваться. Последнее время, Кате все чаще стало казаться, что за ней наблюдают. Это чувство было неприятным, оно забиралось под одежду и сковывало жутковатым холодком, прилипающим к коже и нежелающим отпускать Катю.

Переступив порог вуза, Полянская моментально превращалась из девушки Кати, любящей хорошую литературу, посиделки с подругами и французское кино, в Екатерину Николаевну Полянскую, преподавателя кафедры истории и археологии древних славян. Поднявшись на второй этаж, Екатерина Николаевна уже на автомате открыла свой кабинет, включила компьютер и, сняв пальто, повесила его в шкаф. Постояв в нерешительности, несколько минут все же сменила новенькие удобные сапожки на туфли, мысленно пожелав ногам удачи и прихватив стакан с недопитым кофе, вышла из кабинета, направившись в деканат.

- Екатерина Николаевна! – к Кате бежала запыхавшаяся секретарь Ниночка, - тут Вам конверт передали, сказали лично в руки, а еще вот несколько писем пришло, и ещё приходил какой-то мутный тип, расспрашивал о Вас.

- Какой тип? - Катя взяла у девушки конверты, один из них был тяжелым, несмотря на небольшой размер, в нем явно лежало что-то круглое, металлическое, прощупывались кованные или литые элементы, инкрустация камнем или несколькими. Катя поймала себя на мысли, что, даже не видя предмет, пытается оценить и понять что это, - так что там за тип?

- Тип как тип, правда, красивый зараза, глазищи зелёные, волосы черные, подтянутый такой. Это он пакет принес, вроде глазки мне строил, а сам все про Вас выспрашивал: когда приходите, сколько пар, что любите, над чем работаете…

-Ну а ты чего? – Катерина мысленно перебирала всех своих знакомых мужчин, молодых и не очень, но похожего на загадочного курьера не могла вспомнить.

-А чего я? Сказала, что приходите, когда положено, пар столько сколько нужно, любите в шахматы играть, а работаете над произношением французских глаголов! А то смотри, на морду вроде бы дурак, а сам хитрый!

- Ох, Нина, Нина, что же ты человека в заблуждение ввела – не люблю я шахматы. Но за смекалку – пять! С меня кофе.

- Я люблю мокачино, - и, повернувшись на своих невероятно высоких шпильках девушка умчалась в строну приёмной.

Катя задумалась о зеленоглазом визитере и своем ощущении, постороннего присутствия. Сложила два и два и впервые серьезно предположила, что у нее нет никакой паранойи. Из раздумий Катю вывел противный дребезжащий звук, призывающий студентов, поторопится и занять свои места в аудиториях. Катерина Николаевна на секунду замешкалась, рассматривая в руках загадочный конверт, но потом все же пересилила свое любопытство и, тряхнув копной непослушных вьющихся волос, направилась в аудиторию. Студенты четвертого курса лениво занимали свободные места, но, по всей видимости, не горели желанием углубившись в историю древних славян прикоснуться к вечному. Многих студентов Полянская знала довольно тесно, несколько лет подряд выезжая с ними на места археологических раскопок, изучая древние языческие капища, хотя некоторых бездельников, не проявляющих должного, по её, Катиному, мнению, энтузиазма в изучении ее предмета, она откровенно недолюбливала. Подождав пока студенты нагреют себе места и, собравшись с мыслями, Екатерина Николаевна включила проектор:



Марго Лисс

Отредактировано: 28.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться