Ангелы мои

Часть 1

Началось это всё лет пятнадцать  назад, я была еще совсем юной девочкой  и как любила говаривать моя бабушка вся эта история, в общем и целом банальна и тривиальна.  А, в общем, то и в целом  мне на голову упал цветочный горшок, который по видимому летел в голову загулявшего соседа, заявившегося под утро домой, но по каким то неведомым причинам, изменил траекторию и вылетев в окно, благополучно приземлился на мою многострадальную головушку, что привело меня в состояние комы на несколько ужасных и беспокойных дней для моей семьи, где в отличии от близких , я  прекрасно проводила время.

По рассказам все той же бабушки, которая обладала прекрасным, но немного злым чувством юмора случилось это часов в семь утра. Перед школой я побежала прогулять Сергей Сергеевича -  пса  неопределенной породы и возраста, грязно серого цвета, которого пару лет назад принес в дом отец  и объявил :

- Эта тварь похожа на моего шефа и будет жить  у нас  и приносить мне тапки!

Никакие тапки Сергей Сергеевич отцу, конечно же, не носил, и как тот не силился, никаким командам пес не обучался. Но его сердце с первого и до последнего дня принадлежало папе. Он беззаветно любил нас всех  и даже бабушку, которая называла его не иначе  как крокозябра и постоянно сгоняла с дивана, объясняя  это тем, что он заразит ее блохами. Хотя ни каких блох у Сергей  Сергеевича не было, за чем пристально следила мама.

И вот,  прекрасным, но еще холодным весенним утром мы с Сергей Сергеевичем выполняли свой обычный моцион.   Поскольку весна была в разгаре,  и кругом блестели лужи, покрытые тонким  предательским ледком, мы шли по дорожке,  вплотную прилегающей к дому, на которой по прежнему лежал утоптанный снежок.  На этой самой дорожке меня и накрыл  тот злополучный горшок.

Через полчаса семья озаботилась моим отсутствием и полным составом - папа, мама и бабушка - выдвинулась на поиски и спасение. Нашли мое бездыханное тело быстро, отчего таких тел увеличилось вдвое.  Моя бедная мама полегла рядом со мной, потеряв сознание.  Папа тоже хотел, но бабушка ему не позволила, быстро организовав спасательную операцию.  Скорая помощь увезла все мое семейство в близлежащую клинику, где маму привели в чувство, а меня  на каталке, от которой еле-еле отцепили отца,  укатили  в неизвестном направлении.

Диагноз был неутешительный.  Предстояла  операция. Папа задействовал все свои связи, и в клинике через несколько часов был его друг - нейрохирург с мировым именем.  В общем,  все было сложно и самое ужасное, что после операции  я не приходила в себя. Кома. Это слово било кувалдой по нервной системе моих родных. Но они верили. Они ждали.

Маму, постоянно падающую в обмороки, оставили в клинике под присмотром бабушки.  Папу ближе к ночи  выставила за дверь сама же бабушка, потому что помощи от него  никакой, а дома Сергей Сергеевич  сходит с ума от волнения.

И потянулись дни ожидания. Мама с бабушкой через пару дней тоже были выдворены из клиники.  Им разрешили дежурство по одному,  и они по очереди несли вахту и проводили дни и ночи у моей постели.

В отличие  от моих близких, которые пребывали в тихой панике,  я весьма интересно жила в этой коме...

***

- Сергей Сергеевич,  пойдем уже домой, а то я в школу опаз...

Вдруг что-то рухнуло мне на голову, и свет выключили. Не знаю, сколько времени я была в отключке, но когда почувствовала, что в плечо меня  что-то больно колет, открыла глаза.  Надо мной стояли два мальчика -подростка, один из которых  тыкал в меня каким-то сучком, и девочка  примерно того же возраста. Я в изумленном молчании  (вокруг  царило лето и кругом была зеленая трава(!!!))  глядела на эту троицу, а они как будто не замечали , что я пришла в себя и открыла глаза. Пользуясь этой возможностью, я молча разглядывала этих весьма колоритных ребят.

Все они были одеты в светлое. Мальчики в  одинаковые белые футболки и светло-бежевые брюки. Один был  огненно-рыжий, его буйная кудрявая шевелюра доходила почти до плеч и из-за того, что ветер трепал его кудри, создавалось впечатление , что над ним огненный нимб. Все его лицо было усеяно веснушками, а огромные ярко-зеленые глаза выглядели  каким-то чужеродными. Вот он как раз и тыкал в меня палкой, сидя рядом на корточках и озабоченно шепча :

- И чё  нам с этим делать?

- Она хоть живая? - спросил второй мальчик, под стать первому:  высокий, худощавый, с коротко стриженными под ежик черными  блестящими волосами, с такими же чужеродными и огромными  только ярко синими  глазами  на красивом и благородном лице.

- Перестань ты тыкать в нее палкой, она же наверняка живая. Зачем бы нас сюда отправили?! - склонилась надо мной девочка, от которой я мысленно тоже пришла в восторг.  Русые волосы легкой волной обтекали бледное лицо, на котором  так же как и у ребят неестественно, но обалденно красиво сияли ярчайшие  черные глаза. Зрачок в них скорее угадывался, чем был виден.  Эти глаза не были злыми, как в ужастиках у каких-ни будь чудовищ.  Их  переполняла  теплота и забота, сочувствие и доброта.  Девочка, а скорее уже девушка, была одета в такую же, как у ребят белую футболку, поверх которой был надет длинный  светло-бежевый шифоновый сарафан с плиссированной юбкой.

- Ой, она очнулась! - вскрикнула девочка, заметив,  что я внимательно разглядываю ее. Тут же две пары удивительных глаз приблизились ко мне.

- Живая? Встать можешь? - спросил рыжий обладатель изумрудных глаз . -  Ты кто, то есть, тебя как зовут? Я Малах!

- Да подожди ты! Дай ей очнуться и осторожней, она же может испугаться. Ты нас не бойся, девочка,  я  Сапфир, а это Агата. Мы не причиним тебе вреда. А даже наоборот, - улыбнулись мне тридцать два  жемчужных зуба и убийственно-синие  глаза.



Ровена Саншай

Отредактировано: 13.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться