Аполлинария

Часть 1: Реалист

 

«Пессимист жалуется на ветер.

Оптимист надеется на перемену погоды.

 Реалист ставит паруса».

Уильям Артур Уорд

 

 

Полина

Все началось со слов: «У меня есть безумная идея». Ну, впрочем, чего можно было ожидать. Я давно догадывалась, теперь уже догадывался, что мои идеи, вообще назвать нормальными нельзя. Хотя, что таить, они всегда оказывались очень жизнеспособными…

Нет, я, конечно, люблю авантюры, но человек реально смотрящий на окружающую действительность, при этом постоянно попадающий в выверты судьбы. Я реалист, но реальность моя разительно отличается от того, как ее воспринимают другие…

Привидение – от слова привиделось, в большинстве случаев в значении – показалось. Для меня же с пятнадцати лет интересные, а порой надоедливые собеседники и, откровенно говоря, правдивые источники информации и шпионы.

Правда – слова, не противоречащие истине, как много сказано одной лишь фразой. Вероятно, все слышали другую высказывание о том, что лучшая ложь – половина правды. Путаница еще та, когда совсем молоденькой двадцатилетней девчонкой с юношеским максимализмом начинаешь ощущать на подсознательном уровне, когда говорят то или иное. Особенно первое время было тяжело, ведь правда, как и ложь, бывает разной.

Мысли. О, да, они не просто пролетают, проскальзывают или проплывают в головах людей. Они ещё цветут, поют и «пахнут». Хотя чтение мыслей оказалось очень полезной способностью для тридцатилетней путешествующей журналистки. Языковой барьер перестал быть труднопреодолимой стеной, ведь мысли – это чаще образы, сменяющие друг друга, а они говорят многим больше слов. Ради этого стоило потерпеть пару лет головной боли и безумного желания тишины. Но научившись экранироваться от чужих голосов, стала использовать эту способность во всю…

К пятидесяти годам, объездив  чуть ли не полмира, набрела на мага,  не первого в моей жизни, но все же. Он, правда, не подозревал, что я уже знаю о его магическом происхождении, но мне то что. Не буду же я сияющими от восторга глазами кидаться на него с вопросами, маг он и в Африке маг, вот такой я реалист …

И вот мои пятьдесят пять лет весёлой жизни пролетели словно миг, а мой тридцатилетний товарищ (по крайней мере, на столько он выглядел) путешествующий со мной последние пять, в момент, спалил свое магическое происхождение, когда  с «полпинка» разрушил двенадцатиэтажное здание.

Закат был удивительным, приправленный магической феерией. М-да, это тоже, кстати, была моя очередная идея. Пробраться в логово террористической группировки, правда, после этого пришлось устраивать баталию, но зато освободили пленников, ну это так маленький плюс моей идее…

- К сожалению, Полина, мне придется стереть память о сегодняшнем событии всем участникам, включая тебя,-  услышала я голос Андрея. Заворожено наблюдая за взрывами на фоне заката, не задумываясь, ответила: «Ну, что же, ничего не поделаешь, стирай, коли надо…» И в ответ получила, выкаченные из орбит глаза моего друга мага.

- Ёперный теантер, - использую  мною любимую фразу, выругался он,-  кажется, под влиянием магического всплеска, у тебя прорезались ментальные способности, поскольку ты и так была наделена запредельным чутьем, – ошалевший голос выдавал его с потрохами, - впервые, лично с таким сталкиваюсь.

А, до меня, наконец, дошло, что первая фраза была сказана на мыслечастотах, как любят выражаться ученые мудреными словами. Да-а, мой герой в шоке, ладно, шокируем дальше.

- Да, нет, вроде, все как всегда. Только щиты полетели, но скоро восстановятся, - пожимая плечами, успокоила я мага. Или, наблюдая за рыбкой в исполнении мужчины, то закрывающем, то открывающим рот, не очень. Помашем рукой перед глазами, о, есть контакт. Хм, моя прямолинейность порой бывает убийственной. Но на то он и маг, чтобы быстро приходить в себя, вон как мысли заметались и пришли к верному выводу…

- Значит, я… пять лет… не замечал под носом, спокойно читающего мысли даже у мага необученного менталиста? – полувопросительно, выдвинул Андрей. – И ты … прекрасно знала… все эти годы… кто я на самом деле? – знаки вопроса просто витали в воздухе вместе с чуть ли не осязаемым недоумением. – Но как, черт тебя дери? – вышло даже немного злобно.

- Ну да, - что тут сказать, - и правда как? – никогда об этом особо не задумывалась, принимая как данность, и почесав седой затылок, посмотрела на него, - так вышло…

- М-да, исчерпывающий ответ, - а ведь за пять лет и намека не казала, хотя… чья бы корова мычала, будем считать квиты и память стирать не надо, что радует, но что теперь делать? – на свой мысленно заданный  вопрос, услышал простой ответ.

- Как что? Жить,- что еще можно было сказать.



Никола Ребрек

Отредактировано: 18.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться