Атлант - 2

Глава 1

                                                                    Глава 1

  Двух, трёх, четырёх, и пяти этажные дома, построенные более сотни лет назад, являлись отличительной чертой центра города. Своей плотностью, различными конфигурациями, от классических прямоугольных и квадратных, до изогнутых, стоящих буквой «П» или буквой «Г», дома создавали некое подобие лабиринта. В эти лабиринты редко кто без большой на то надобности решался соваться даже днём, не говоря уже о ночи.

 Прогулки в этих лабиринтах были прекрасным местом для того, чтобы на вас напали, ограбили, избили или убили.

 Однако, несмотря на все эти страхи, и на то, что на улице стояла зимняя ночь, по проходу между домами двигался одинокий прохожий.

 Невысокого роста, но очень плотный, ночной гуляка был, скорее всего, ребёнком или подростком. На это указывала  его одежда, которую вряд ли бы одел взрослый человек. Да и вряд ли бы взрослый человек был такого низкого роста. Если конечно, он не был карликом.

 Благодаря недавно выпавшему снегу, который теперь белым ковром лежал вокруг, было достаточно светло, чтобы видеть вокруг на несколько десятков метров. Да и помимо света даваемого снегом, в некоторых местах проулка, по которому двигался парень, горели неизвестно каким чудом уцелевшие фонари.

 Но, оставалось много мест погружённых в полнейшую темноту. Мест, служивших идеальным местом, реши там кто-то спрятаться из злодеев.

 Когда ночной гуляка вышел в длинный прямой проулок, в конце которого зияла в доме арка, за которой была видна хорошо освещённая центральная улица, с редко проезжающими по ней машинами, на крыше четырёх этажного дома появилась какая-то тёмная фигура.

 Светящиеся красным дьявольским светом глаза, внимательно рассматривали жертву, на которую предстояло напасть.

 Тихий, довольный рык хищника, дал понять, что выбранной жертве вскоре предстояло стать трапезой этого грозного ночного охотника.

 Двинувшись по краю крыши, вслед за своей едой, хищник, мягко ступая четырьмя лапами по мягкому снегу, умудрялся сохранять бесшумность в своём продвижении. Чего нельзя было сказать о жертве внизу.

 Каждым своим шагом парнишка заставлял громко скрипеть снег под ногами.

 И вот, настало время атаки.

 Спрыгнув с крыши, хищник мягко, по-кошачьи, приземлился на крышу подъезда, и тут же с неё спрыгнул вниз в проулок. Всё это было проделано так чётко и бесшумно, что казалось, проделано это было не двухсот пятидесяти килограммовым чудовищем, чем-то внешне отдалённо схожим с львом, а бестелесным духом.

 Но ещё удивительным было то, что жертва на которую хищник начал охоту, услышала того приближение.

 Испуганно округлив глаза, которые и без того были большими и выпуклыми, словно у жабы, ночной гуляка, медленно повернув голову, посмотрел назад.

  Теперь хищник мог прекрасно рассмотреть лицо своей жертвы. И будь он более сообразительным, его бы удивило, что лицо это было не человеческое.

 Это была морда монстра. Конечно не такая страшная, как морда самого хищника, но всё же…

  Это была морда монстра, а не человека.

  Но для хищника сейчас не было разницы, кого съесть. Тем более для него были одинаковы, что люди, что браки, которым и являлся этот толстяк, на которого сейчас велась охота.

 Брак тоже узнал того, кто сейчас на него охотился. И как можно было не узнать этого, одного из самых ужасных хищников с Атлантиды! Его ведь опасались не только люди-атланты, а и многие монстры.

 Гурлону было всё равно кем утолить свой голод.

 Длинные, острые, словно лезвия коротких мечей когти усеивали  четыре лапы гурлонов. Этими когтями гурлон мог разорвать любую плоть, любого противника, будь та хоть скрыта толстой, словно камень кожей. Да что там плоть! Эти когти могли пробить простые железные доспехи  и легко разорвать кольчугу обычного воина. В дополнении к всесокрушающим когтям, гурлоны имели огромную мощную пасть, челюсти которой усеивали зубы-пилы, способные укусом раздробить любую кость.

 То, что на своей коже гурлон почти не имел никакого защитного волосяного покрова, не означало, что он должен был мёрзнуть в этих зимних холодных условиях, в которых сейчас находился так далеко от своей родины Атлантиды. Структура кожи этого хищника была такой, что не давала внутреннему теплу тела покидать организм хозяина, и тот находился, словно в термосе, подогреваемый теплом собственного тела. Сохраняемое внутреннее тепло, позволяло гурлону, находиться всё время в разогретом состоянии и максимальной активности.

 Заметив, что брак его обнаружил, и можно было больше не сохранять тишину, гурлон издал ужасающий рык, и огромными прыжками бросился к ставшей неуклюжей походкой убегать от него жертве.

 Покрыв первыми двумя прыжками расстояние в двадцать метров, хищник совершил третий прыжок, который был последним – атакующим.  Направленным точно на спину беглеца.

 Даже не оборачиваясь, брак понял, что гурлон должен был вот-вот вонзить в него свои смертоносные когти. Об этом свидетельствовало стремительно приближающееся победное рычание, подлетающего к нему хищника, уже праздновавшего удачную охоту.

 Бедному браку ничего не оставалось больше, как упасть мордой в снег и ждать развязки столь трагической для него ситуации.

 Вот гурлон уже должен был накрыть свою жертву, как неожиданно кто-то стремительно налетел на него сбоку и, обхватив его туловище руками, словно железными тисками, буквально снёс его, увлекая за  собой, прочь от такой уже близкой добычи.

 Пролетев по воздуху несколько метров, хищник и неизвестный нападающий упали в большой сугроб, где их полностью засыпало снегом.

 На несколько секунд оба сплетённых тела пропали из поля зрения, наконец-то оглянувшегося брака. Удивлённого тем, что он был ещё жив.

 Снежный сугроб, где скрылись гурлон и его противник, вдруг окрасился в красный цвет пропитавшей его крови.



Александр Ваклан

Отредактировано: 21.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться