Белая кровь

Размер шрифта: - +

Пролог

Все совпадения с реально существующими людьми или событиями случайны, роман целиком и полностью является плодом фантазии авторов.

 

Кого боги хотят покарать, того они делают педагогом. 
Луций Анней Сенека (младший)

 

 

Пролог

 

Тело нашли на третий вечер после начала вступительных экзаменов.

Со стороны могло показаться, что девушка решила перевести дыхание на одной из лавочек в тени кленов, положив под голову сумку и легкую куртку. Светлые волосы растрепаны, лицо белее обычного, глаза закрыты, модные туфли скинуты на землю, чтобы ступни могли отдохнуть от высоких каблуков.

И все бы ничего, если бы не колотая рана на спине; как раз над левой лопаткой.

Скандала удалось избежать благодаря расчетливости убийцы или, быть может, слепой случайности. Жертва оказалась сиротой; уже третий год она жила своим умом и лишь изредка отчитывалась перед назначенной комиссией опекуншей.

Немолодой женщине университет на следующий же день выплатил солидную компенсацию, после чего та легко подписала бумаги, что все случившееся было чередой досадных случайностей.

Официального расследования городских властей удалось избежать.

Неофициальное было немедленно организовано по приказу лорда-ректора.

Слишком много деталей говорило о том, что это только начало, и за первой жертвой последуют новые.

 

Все еще пролог

 

Отзвуки грандиозной битвы затихали.

Еще сверкали красные и черные вспышки молний; еще содрогались небеса, сочась белой божественной кровью; еще слышался на самой грани восприятия гром. Но итог уже был решен.

Поверженный Темный бог падал.

Его изломанное тело рухнуло на поле отгремевшего сражения рядом с умирающим рыцарем. Некогда блестящие доспехи покрывали грязь и копоть, сами пластины были разбиты, и среди острых краев брони виднелась раскуроченная грудная клетка и осколки ребер. Но человек еще дышал, из последних сил хватаясь за ускользающую жизнь.

Темный бог, понимая, что умирает так же, как и этот кусок мяса, подтянул свое израненное тело ближе к рыцарю и усмехнулся.

— Тебе будет оказана великая честь, — прошелестел глухой, потусторонний голос, напомнивший порыв ветра. Бог, распоров вену об острые края доспехов, прикоснулся рукой, по которой стекала густая белая кровь, к разорванной груди рыцаря.

— Я никогда не помогу подобной твари, — прошептал человек, — мы победили. Ты умрешь.

Темный бог тихо хрипло рассмеялся. Он чувствовал, как последние силы оставляют его, вливаясь в тело рыцаря. Вязкая белая кровь струилась по дрожащим от напряжения пальцам и впитывалась в поврежденные кости и мышцы, словно вода в губку. Вместе с этим раны исцелялись, стираясь с тела человека, будто театральный грим.

— Может, я и умру, но моё проклятие останется с твоим родом до тех пор, пока я не вернусь. И даже не пытайся изменить предначертанное — ты не сможешь.

Темный не успел насладиться ужасом и обреченностью, отразившимися на лице рыцаря. Последняя капля белой крови покинула мертвую оболочку. Ветер подхватил оставшиеся от древнего божества пыль и песок и швырнул их, как насмешку, в глаза человеку.

 

Эпилог пролога

 

На кухне одуряюще пахло кофе.

За столом сидел Кестер-старший и, уткнувшись в планшет, пролистывал новостные сводки, не замечая, что и как ест.

— Тео, ты вроде на вступительные экзамены собирался идти, а не на место очередного преступления.

Бастиан, не поднимая голову от экрана, подождал хоть какой-то реакции на свои слова, но когда пауза затянулась, пояснил:

— Вчера на территории МПГУ нашли тело третьекурсницы.

К судьбе незнакомой девушки Теодор остался равнодушен. Пусть следователи делают свою работу.

— Уверен, что все прибрали уже к утру. Подвезешь до университета? — обратился он к отцу, который снова погрузился в м-пространство.

Кестер-старший встрепенулся, отключившись от ментального поля, и часто заморгал, после чего укоряюще посмотрел на остывший кофе. Однако тратить резерв на подогревающее заклинание Бастиан не стал, большими глотками осушив чашку, и только после этого ответил Тео.

— Как скажешь. Есть будешь или вылетаем немедленно?

Оглянувшись на большие настенные часы, Теодор решил, что вполне успеет тоже выпить чашку чего-нибудь горячего и бодрящего. В своих способностях он не сомневался, но все равно ночь проворочался с боку на бок, не в силах сомкнуть глаза.

— Ограничусь кофе, если оно осталось. А ты успеешь досмотреть оставшиеся страницы.

— Отлично. Эллен сварила себе столько, что в нем можно было бы искупаться, — отец снова включил планшет, соединившись с ментальным полем и войдя в информационный поток.

Тео, убедившись, что кроме опустошенного отцом кофейника на стойке стоит еще один, наполнил кружку и подошел к нагревательной панели. Получасовая пешая прогулка в университет благодаря кайлуму сокращалась всего до десяти минут.

— Какое-то сумасшествие творится в этом месте, — проворчал отец, снова останавливаясь на той же новости и перебрасывая на планшет Тео изображения, — пятнадцать лет назад — ты, наверное, не помнишь, — весь МПГУ стоял на ушах из-за череды убийств.

— Почему я должен помнить? — нахмурился Теодор. — А, Эллен брала меня на свою пересдачу. Кажется, убили ее преподавательницу.



Ольга Болдырева

Отредактировано: 09.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться