Белым и пушистым здесь не место! Корпорация "Белый кролик"

Первая часть. В погоне за белым кроликом!

 

Сестра встретила нас в большом, явно не по размеру вязаном свитере и даже не улыбнулась. Любому бы стало ясно, что с ней что-то не то... Я так и спросила:

– Что-то случилось?

Она выдавила из себя вымученную полуулыбку и солгала мне прямо в лицо:

– Все просто прекрасно. – И добавила приправленное сарказмом: – Просто обожаю свои дни рождения, ты же знаешь, сестренка!

На весь дом раздавались мамины манипуляции с посудой: она с завидным упрямством пекла старшей дочери торты и утыкала их полагающимся количеством свечей. Пыталась хоть в этом быть полезной своему самодостаточному, никогда в ней не нуждающемуся отпрыску! Я, словно извиняясь, пожала плечами... Вот только Саманта глядела в окно, и взгляд у нее был совершенно отсутствующий.

Я робко, с опаской, выработанной годами, коснулась ее плеча:

– Саманта, ты можешь со мной поделиться... Я ничего не скажу маме, – пролепетала совсем тихо, не совсем понимания, как все это работает.

И не зря опасалась: сестра так и хлестанула по мне яростным взглядом...

– Отстань, Кира. И без тебя тошно! – слова тоже вышли хлесткими. Я даже выдохнула, словно они ударили меня под дых... А Саманта пересекла гостиную в три больших шага, и я услышала, как захлопнулась дверь ванной комнаты.

Чудесно... Лучше не придумаешь. Я плюхнулась на диван и поглядела на стопку бесплатной рекламы, сложенной на чайном столике. Пролистала для успокоения нервов парочку-тройку журналов с новыми модными трендами наступающего лета, подивилась ценам на электричество и вдруг заинтриговалась большим белым конвертом с оттиском кролика в правом нижнем углу...

– А это уже интересно, – пробормотала я, рассматривая его со всех сторон. Ни адресата, ни адресанта указано на лицевой части не было: должно быть, новый маркетинговый ход по привлечению внимания, подумала я и поддела ногтем клапан конверта. Мне в руки вывалился исписанный лист плотной белой бумаги с витиеватым, готическим шрифтом...

«Многоуважаемая мисс Леннон, с долженствующим почтением сообщаем, что полагаем вас наилучшей кандидатурой для службы в рядах корпорации «Белый кролик». Вы сделаете нас несказанно счастливыми, если согласитесь без промедления, отбросив всякие сомнение и неуверенность, устремив свой острый ум к решению непростых задач, во благо вверенных вашей заботе людей.

За сим позвольте откланяться и смиренно замереть в ожидании вашего ответа...

Подпись: уполномоченный представитель корпорации «Белый кролик», мистер Раббит, Самуэль».

Я поняла, что улыбаюсь во все тридцать два зуба. Вот это реклама! Вот это маркетинг. Знать бы еще, что за «Белый кролик» такой – только ради смеха откликнулась бы на подобное предложение, не задумываясь. Как тут и советуют... Подумать только, «многоуважаемая», «... с долженствующим почтением», «несказанно счастливым» – все эти высокопарные фразы буквально завораживали и веселили меня одновременно. Я повертела конверт в поисках указанного номера телефона или хотя бы Е-мейла, на который можно было бы написать... Ничего. Девственно белое полотно конверта и маленький оттиск кролика... в жилетке и при часах.

Припомнился недавний визит в дом тетушки Пейшенс, когда малышка Виктория, развитая не по годам пятилетка с огромным бантом на макушке, утащила меня в свою розовую спальню и велела читать из «Алисы в стране чудес» разными голосами: «Однако на столе оказался пузырек.

– Я совершенно уверена, что раньше его здесь не было! – сказала про себя Алиса.

К горлышку пузырька была привязана бумажка, а на бумажке крупными красивыми буквами было написано: «Выпей меня!»

Это, конечно, было очень мило, но умненькая Алиса совсем не торопилась следовать совету.

– Прежде всего надо убедиться, что на этом пузырьке нигде нет пометки: «Яд» – сказала она».

– И все равно она его выпьет, – помнится, хмыкнула Виктория, по-взрослому сморщив свой миленький лобик. – Алиса такая глупая. Я никогда бы стала делать так, как она...

Я улыбнулась:

– А мне она нравится: с ней не соскучишься. Что в этом плохого?

Ребено поглядел на меня умудренными не по возрасту глазами и с иронией произнес:

– Она заполучила кучу проблем, и что в этом хорошего?

– Не проблем, а приключений, – возразила было я, но девочка продолжала качать головой, поражая меня своим, казалось бы, неуместным прогматизмом. В этом она была похожа на свою мать, мою тетушку Пейшенс, и я, повинуясь странному порыву, проговорила:

– А я бы все равно выпила из того пузырька... Это же так интересно!

Отголосок этого воспоминания все еще теплился на перефирии моего сознания, когда позвонили во входную дверь, и мама прокричала:

– Девочки, откройте, пожалуйста, – у меня руки в муке!

Саманта все еще сидела, запершись, в ванной, и я нехотя побрела к двери.

– Добрый день! – ослепил меня белозубой улыбкой странного вида мужичонка, едва ли пяти футов ростом. К слову, белоснежной у него была не только улыбка, но даже – строгий костюм кипенно-белого цвета, как у капитана круизного лайнера, да и шевелюра на голове тоже... Пушистые волосенки белоснежным облаком покрывали его макушку, и я невольно засмотрелась на это чудо невиданное, выпучив в изумлении глаза. А он, так и не дождавшись ответной реплики, продолжил: – Мисс Леннон, не так ли? Мисс Саманта Леннон... Если бы вы только знали, насколько я рад лицезреть вас сегодня.

– Аааа... – я открыла было рот для возражения: мол, никакая я не Саманта – я Кира. Только белоснежный джентльмен поинтересовался:



Евгения Бергер

Отредактировано: 01.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться