Без боя не сдамся

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава 1. Послушник

Сквозь ветви орешника пробивалось августовское солнце. Яркие пятна света ложились на горную тропу, слепили туристов.

— Жарко! – прикрыв глаза рукой, улыбнулась Маша. На её щеках появились милые ямочки.

— Скоро к водопаду придём, охладишься. — Подмигнул Никита, веснушчатый парень лет двадцати пяти. – Посмотри-ка: самшит колхидский.

Слева, в широкой трещине провала на камнях плескался ручей. По неровным склонам обрыва тянулись вверх тёмно-зеленые заросли. Мелкие, глянцевые листочки источали терпкий аромат.

— Ух, ты! – сказала Маша. – Огромные. А запах какой! Мм, как на море!

Никита довольно улыбнулся – удалось-таки поразить спутницу.

— Реликт третичного периода. — Блеснул он знаниями. — Можно найти и двадцатиметровые экземпляры.

Из группы, которую повёл по маршруту Никита, Маша оказалась самой благодарной слушательницей. Её друзей: Юру, Антона и девчонок, Катю и Вику, реликты, похоже, не интересовали.

Маша и Никита уже спустились с холма, а ребята всё еще плелись следом и обсуждали что-то своё, то и дело заглядывая в смартфоны.

Прорезая зелёную долину, грунтовая дорога, усеянная булыжником, убегала вперёд — к лысым серым скалам.

— Позагораю немного, чего время терять, — сказала Маша и стянула спортивную футболку, оставшись в топе от купальника и маленьких джинсовых шортах.

— О! Маруся обнажается, — послышался сзади смешок Юры. – Берегись, комары сожрут!

— Да нет у нас комаров, ночью только москиты. И то мало, — хмыкнул Никита, неприкрыто разглядывая идеально сложенную девушку с золотистой кожей, тонкой талией, соблазнительными округлостями и стройными ножками. До вчерашнего вечера он был убежден — подобные красотки бывают только в журналах, и те — дело рук толпы гримёров и умельцев Фотошопа. Однако вчера во дворе соседки Семёновны он встретил именно такую «модель с обложки». Она улыбалась, «как живая», и сама заговорила с ним! В первую секунду Никите хотелось дотронуться до незнакомки и убедиться, что гостья из столицы – не плод воображения и не побочное явление после недавнего эксперимента с грибочками. Ан нет, Маша была реальна, и пару тысяч за услуги проводника, которые он от неё получил, тоже хрустели по-настоящему.

— Ты тут вырос? – вырвала Никиту из раздумий Маша

— Нет, я из Еката. В городе жить надоело, — многозначительно сказал Никита, не признаваясь, что попросту прячется в горах от вездесущего военкомата. – Познаю здесь иные формы жизни. Вон справа, глянь, скит мужской.

— Правда, что ли? — Маша посмотрела на заросли кукурузы, скрывающие меж глянцевыми листьями нежные початки с чуть лиловой бахромой, на бесконечные ряды фасоли, что цеплялась за длинные колья высушенными зноем стеблями, и звонко рассмеялась: — Да нет тут скита, огороды какие-то!

— Конечно, огороды. У этих бородатых умников, знаешь, какое хозяйство! Сами себя кормят, чтобы от общества не зависеть. А нас зато учить пытаются, как жить, — с неприязнью заметил Никита. – На подругу мою вчера батюшка наехал. Вообще как с цепи сорвался: грех, мол, в короткой юбке возле церкви тусить. Типа так только проститутки ходят…

Маша прыснула:

— Да ладно! А я тогда в купальнике кто?

— Демон-искуситель, как и все женщины. И сидит в тебе чёртик. Страшненький такой, злобненький. А лучше вон у монаха, поди, спроси, — ухмыльнулся Никита и кивнул в сторону, — видишь его?

Маша всмотрелась повнимательнее — за посадками высилась чёрная фигура. Монах стоял неподвижно, и Маше показалось, что он не сводит с неё глаз.

— Учат, говоришь? – хитро сощурилась она.

— Ага.

— Ну-ну, может быть, и сидит чертик.

Маша стянула резинку, и рыжие блестящие кудри рассыпались, закрыв спину до самых бедер. Завлекающе улыбаясь, она провела пальчиком по шее и ниже, будто смахивая каплю пота. Достала из сумочки воду и с самым соблазнительным видом принялась пить, запрокинув пол-литровую пластиковую бутылку, потом подняла её выше и струйки потекли на плечи и грудь.

— Да ты, и правда, искусительница, — сглотнул Никита, судорожно соображая: она дразнит его или монаха.

— Терпеть не могу ярлыки, — спокойно пожала плечами Маша, выходя из «образа». – Уж если на меня будут их цеплять, пусть это будет хоть чем-то оправдано.

Она вытерлась платком, как ни в чем не бывало.

— Для кого представление? – послышался сзади смешок. Это подоспели Юра и Антон.

— Никита, уж не для тебя ли? – ехидно поинтересовалась светловолосая Вика. – Ты тогда половину гонорара верни.

— Похоже, это для детей кукурузы, — хихикнула Катя, поймав Машин взгляд.

Никита, смутившись, хрипло произнёс:

— Пойдёмте дальше, а то так и к заходу солнца до водопада не доберёмся.

Шестеро молодых людей зашагали вдоль скитских огородов. А по другую сторону, прячась за зеленью кустов, за теплицами и деревьями, неслышно, словно чёрная тень, метнулся парень в подряснике.

— Я не пойму, — вдруг остановился Юра, — тот тип следит за нами, что ли?

— Какой тип? Где?!

— Это он на вас, девчонки, засмотрелся, — загоготал Юра, – им же нельзя ничего такого. А тут три такие дивы топают. Или это ему ты, Маруся, показывала зарисовку из рекламы Уотерс — «Жара и жажда»?

— Хэй, бро! – крикнул Антон фигуре в рясе, скрывшейся теперь за дощатым сараем. – Братишка! Иди сюда! С девчонками познакомим!

Туристы расхохотались, а Никита прошёл чуть вперёд, будто был не с ними. Он довольно скалился, чувствуя себя отомщённым.



Галина Манукян

Отредактировано: 02.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться