Безумный мир

Безумный мир

Безумный мир

 

Я не сошла с ума. Это мир сошел с ума. Вы тоже так думаете? Мне кажется, что он изначально был безумен. Никакого смысла. Никакой логики. Хаос. Разрушение. Кто сказал, что все должно подчиняться красоте созидания? Безумие и разрушение не менее зрелищны. Дисгармония, жестокость в нашей крови, в нашем разуме.

Безумный, безумный мир.

Ночь, тишина. В наушниках играет Gary Jules «Mad World». Я снова и снова прокручиваю этот трек. Слова проникают в самое мое сердце и разум. Я иду по улице. Только ветер мой спутник. Идеально. Ощущение свободы. Но почему меня не покидает мысль, что все не так просто? Этот мир безумен. Возможно так же, как и я.

Мы все верим, что что-то хорошее должно с нами случиться. Не сегодня, так завтра. Да, ладно! Вы все еще в это верите? Я читаю новости. И что же я вижу? Боевики напали на деревню, погибло более сорока мирных жителей. Террорист подорвал себя в толпе отдыхающих. Мать убила ребенка. Ребенок убил своих родителей. Дедушка совратил внучку. Ученик зарезал учительницу. Продолжать можно бесконечно. И вы еще хотите сказать, что этот мир не болен?

Безумный, безумный мир. И все в нем безумны. Безумны, но пока об этом не знают. Зато, я знаю. Столько людей. Столько безумия. Мир должен излечиться. Но не сегодня. Точно, не сегодня. Весело и забавно смотреть, как этот мир убивает сам себя.

Я иду, и я счастлива. Я могу поделиться своим безумием со всеми. С каждым. Пусть это вас не пугает. Будет весело.

Сначала я не поняла, что происходит. Все было, как всегда. Ужин. Немного посмотрели телевизор. Кто-то играл в настольные игры, потом вечерний обход. И тут началось самое интересное. Врач, который пришел в нашу палату, сначала спрашивал других про самочувствие. Но как очередь дошла до меня, остановил на мне взгляд, потом дернулся, глупо захихикал. Я уж подумала, что он издевается. Но нет, он схватил ручку и воткнул ее в глаз моей соседке напротив. Та не успела ничего понять, рухнула на кровать. Сказать, что я удивилась – это ничего не сказать. От психов всего можно ожидать. Но от доктора уж никак нет. Похоже, данная ситуация обеспокоила только меня. Весь женский состав нашей палаты начал смеяться на весь лад: кто-то хихикал, кто-то хохотал, кто-то ржал, как лошадь. Веселье коснулось всех, кроме меня. Я испытывала удивление и одновременно любопытство: что вообще происходит? Страха не было. Почему-то я знала, что со мной ничего не произойдет.

Затем доктор схватил другую пациентку за волосы и стал бить ее головой об тумбочку. Одна билась головой о железную решетку на окне. Две других катались по полу, отвешивая друг другу удары кулаками, царапая лицо, пытаясь достать до глаз. И все это время они не переставая смеялись. Общей радости не поддалась только я. Что случилось? Отравление? Токсины? Газ? Я не знала.

Доктор не закрыл за собой дверь. Я выскочила в коридор, чтобы позвать на помощь. Вообще-то в нашей палате не было буйных. Поэтому я не понимала, что все это значит. Да еще и доктор…

На посту дежурила вечерняя медсестра. Она поднялась со своего места, чтобы спросить, что случилось. Но не успела я подойти, как ее рот скривился в усмешке. Затем она стала гоготать во весь голос. Стала срывать с себя одежду, ногтями царапая свое тело до крови. Пальцы все глубже проникали под кожу. Она пыталась ногтями рвать себе кожу на лице. Зубами жевала губы. Вот она откусила еще один кусочек и проглотила. Руками размазывала кровь по своему лицу.

Я потеряла дар речи. Я, конечно, многое видела в дурдоме, но, чтобы такое делать с собой… Я поспешила убраться от нее подальше. Я проходила мимо палат. Заглядывала через окошко в закрытые палаты. Везде я наблюдала одну и ту же картину: кто-то причинял вред себе, кто-то пытался убить другого, в некоторых устроили вакханалию, кто-то пел, кто-то катался по полу. Обычные будни в обычной психбольнице? Происходило что-то, что я не могла объяснить. Сошли ли они с ума? Определенно, да. Можно ли сойти с ума и так будучи безумным? Можно ли стать еще более безумным, чем прежде? И есть ли разница между просто безумным и более безумным? Где та грань? Казалось, что все границы стерты, что кроме безумия в сознании не осталось вообще ничего. Сошли ли они в очередной раз с ума или просто вернулись в свое естественное состояние?

Я побрела к дверям отделения, которые закрывались на ночь. Санитар сидел в комнате для персонала, читал книгу. Дверь была открыта, я решила к нему заглянуть. По началу он мне казался совершенно вменяемым. Первые несколько секунд. Я попыталась заговорить с ним. Попросила открыть мне дверь. Он отложил свою книгу, достал из тумбочки ключи. Подпрыгивающей походкой подошел к двери и как ни странно, открыл мне ее. Затем подмигнул мне, взял связку ключей и стал пихать ключи себе в рот. Один за другим. Разрывая себе губы, глотку, он пальцами пропихивал их внутрь и улыбался, улыбался.

Я, конечно, не против безумия. Это личное дело каждого. Но долго смотреть на это я не стала.

Я спустилась вниз. Прошла мимо столовой. Увидела, что в кухне горит свет. Старая медсестра делала себе чай. Увидев меня, она прищурилась, улыбнулась, взяла чайник и стала поливать себе руки кипятком. Я отшатнулась от нее. Никаких криков боли. Только веселые смешинки в глазах. Кожа стала слезать с рук клочками, а она все это время глядела на меня озорным взглядом, будто пытаясь сказать: видишь, КАК это весело?

Круто развернувшись, я практически выбежала оттуда. Да вы все чокнутые! – крикнула я. Странное высказывание от человека, который уже полгода лечится в психиатрической больнице.

Оказывается, не я сошла с ума. А они все сумасшедшие. Все, как и я. Или я, как и все. Не важно. По-моему, среди них всех, я наименее безумна. Неужели это коснётся и меня?

Мне нужно было что-то сделать. Но что? Я подошла к двери, ведущей наружу. Естественно, заперто. Мне нужно выйти. Немедленно. Глотнуть свежего, ночного воздуха. Я хоть и не страдаю клаустрофобией, но начала задыхаться.



Настасья Хоук

Отредактировано: 11.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться