Блюз до минор

Пролог. Работа для шута.

Не смотри на меня - я уже не у дел.

Допьём эту ночь невсерьёз.

Ты меня променял, ты меня проглядел

Легко, без слов, без слёз.

Не грусти обо мне, я уже не вернусь.

Я ветер в твоих облаках.

Но когда в тишине ты услышишь мой блюз -

Ты захочешь ко мне, ко мне!!!

Что так струны звенят? - это звон пустоты.

О как это всё далеко.

Не смотри на меня - я сжигаю мосты

Легко, Легко, Легко…

Инна Желанная "Блюз. Легко"

 

 

Посвящается моим читателям - Анне и Лане,

без которых эта история просто не появилась бы.

 

1.  «Работа для шута».

Артур Свенссон устало распахнул дверь бара, на которой красовалась заветное "Help Wanted!"  Почему - «заветное»? Да потому, что парень был на мели и отчаянно искал работу.

Любую работу.

*

Полгода назад начинающий актер прибыл в Нью-Йорк, полностью убежденный, что добьется успеха достаточно быстро. Дома, в Швеции, он был востребован и популярен с самого детства, а после двадцати – о, motherfucker! - его называли самым сексуальным мужчиной страны целую пятилетку!

Не удивительно, что его самомнение выросло настолько, что стало выше его роста, и корона уже царапала потолок…

Но в Нью-Йорке ничто не срабатывало - ни бесчисленные кастинги, ни встречи, ни тусовки с «нужными» людьми. Популярность «гдетотамвевропах» в Большом Яблоке ни хрена не значила, и в этом городе он был никем - просто еще одна симпатичная мордашка и крепкая задница.

Возвратиться домой неудачником, чтобы услышать язвительное отцовское «я же говорил»? Ну, уж нет!

Этот старый эгоцентрик твердил, что у сына ничего не выйдет, потому что он просто очередной самонадеянный идиот, бросивший дом и семью в поисках неизвестного «светлого будущего» за океаном.

Его отец, добившийся признания и на родине, и в Голливуде, считал, что единственная звезда и победитель в семье Свенссонов – это он сам. А старший - так, одно баловство. Шут гороховый.

***

Всю прошедшую неделю Артур провел в поисках работы – любой работы - он был совершенно на мели. С последнего места его уволили из-за того, что удрал со смены на очередное прослушивание. Правда, он предупредил менеджера, но тот был так чертовски раздражен, что вытурил бы его в любом случае.

Справедливости ради надо признать, что причина злиться у него была: Свенссон трахнул его девушку.

Дважды.

В этот ранний час бар был почти пуст - всего пара полусонных посетителей.  Бармен вытирал бокалы и вешал их на рейлинг над стойкой; официантки и уборщики тенями двигались по залу, опуская стулья со столов и протирая столешницы. На небольшой сцене вполголоса и впол-звука репетировали музыканты; еще один парень балансировал на стремянке у светильников, проверяя и заменяя лампы. Словом, происходила обычная будничная суета.

Артур подошел к стойке, надеясь, что бармен, возможно, направит его к хозяину заведения.

- Простите, - произнес актер со своей невероятной скандинавской вежливостью, которая всегда его выручала, обезоруживая любого.

- Ну? - не прерывая работы и не глядя в его сторону, буркнул бармен - крепкий, накачанный афроамериканец, одетый в узкие темные брюки и черную шелковую рубашку.

Актер с любопытством разглядывал его гладкий, выбритый до зеркального блеска шоколадный череп, блестящие фиолетовые тени, наклеенные ресницы и темный лак на ногтях.

Весь вид «дивы» выражал раздражение. Но когда он обернулся к Свенссону, поведение его резко изменилось, как и выражение лица.

Это «чудо природы» вальяжно приблизилось к шведу и, облизывая полные, словно накачанные силиконом губы, кокетливо вскинуло глаза, и проговорило, игриво растягивая слова на манер южан:

- Ну, привееет, красаавчик! Могу я чем-то тебе помоочь? Обслужу по высшемуу клааассу!

Мулат напропалую флиртовал с симпатичным незнакомцем – тот только усмехался. Это было действительно весело, потому что гейские штучки не напрягали Артура - он же, черт возьми, швед!  Пытаясь завоевать благосклонность мавра, он кокетливо улыбнулся в ответ:

- Я увидел объявление на вашей двери… Может, для меня найдется работа?

- Ты нанят! - мгновенно откликнулся гей. -  Будешь отрадой глаз моих в этой чертовой дыре!

- Не умничай, Бэзил, -  вступил в разговор человек, сидящий неподалеку у стойки.

Он оторвался от просмотра каких-то бумаг, поднялся и подошел к соискателю -  строгий костюм-тройка выдавал в нем администратора.

- Меня зовут Сэм, Сэм Роджер, - произнес он, протягивая актеру руку. - И это мое заведение.



Тори Теллер (Elvica)

Отредактировано: 01.11.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться