Боги

Боги

- Уйдут? Уйдут?
- Не уйдут…
- Может боги?
- Какие боги?
- Ну сияющие одежды же…
- Ну и что?
- Уйдут…
- Ну уйдут... смотри…

За группой, копошащейся около ручья, наблюдали две пары любопытных, перепуганных насмерть, глаз.
А странные люди в странных одеждах, которые прятали даже головы, ходили около ручья, брали воду, совсем чуть чуть, и заливали её в странные, маленькие, прозрачные сосуды…
Лица людей смотрели через прозрачные оконца в одежде... А головы... головы казались совсем большими. И если бы не лица, то вряд ли бы Предслава и Ратмир поверили, что перед ними люди…
Люди совсем не обращали внимания на детей, что прятались неподалёку за кустом, и думали что их не видно…
Наконец, один из этих странных людей стал приближаться к детям, медленно, неуклюже, ближе, ближе…
- На помощь! Спасите! - закричала Предслава и сорвалась с места…
- Боги! Тут боги! - в голос с ней заорал Ратмир и бросился за сестрой…

- ...чудные... - смотрел на запыхавшихся детей отец, - ну где вы видели богов?
Дети прибежали с криком и переполошили всю весь. Из изб выбежали все кто мог выбежать. Мужики схватили копья и меч, а кто не успел тот вооружился дубьём. Все подумали, что это меряне снова нарушили покой этих мест...
- Они... они были на нашем роднике, там где мы обычно воду берём... И ходили там... Зачем-то воду брали... - наперебой начали рассказывать дети, - были в белых одеждах... совсем белых... как снег... и их лица были будто за пузырём, как в окошке... Да... и один стал подходить к нам…
- Ну и чего вы убежали? Откуда мы будем знать теперь, чего хотели боги от нашей веси?
- Предслава испугалась, - ответил Ратмир.
Предслава виновато понурила взгляд и посмотрела себе под ноги.
- Ну бежали и ладно, - сказал отец.
Он обернулся на мужиков и махнул им рукой.
- Пойдём глянем, что за боги появились на нашем роднике?

На роднике не было никого. Мужики осмотрели всё вокруг, но не обнаружили даже чьих-либо следов.
- Тут не то что богов, Ратибор, тут и косули давно не было, - сказал один  из воев отцу Ратмира и Предславы.
- Не поспешай, - ответил Ратибор, - чует моё сердце, что кто-то напугал детей. Не могут так бежать от привидения. От призраков не бегут без оглядки. А живые не дали бы им уйти... Кто был тут. И кто-то позволил моим детям вернуться домой…
Но вокруг была тишина. И покой…
Весть о появлении богов, о детях видевших этих богов, быстро разнеслась по веси и перекинулась на соседние веси, и на Чешуеву-реку потянулись разные люди, чтобы собственными глазами увидеть Предславу и Ратмира, услышать о том, какие они, боги, да испить студёной воды из того самого источника.
Предслава и Ратмир охотно рассказывали всё то что было, охотно водили людей на свой родник, а от соседей начали приходить вести о том, что один от падучей исцелился, другой от лихорадки, а кто-то раньше не ходил, да вдруг на ноги встал. Даже нашлись те, кто сам видел как удалой молодец тридцать лет да три года на печи пролежал, а испил водицы из этого самого источника, что перехожие калики принесли, да сразу в пляс пустился…
- Ещё скажи, что богатырём стал, - ворчал отец, которому порядком поднадоели и паломники, и калики перехожие, и все эти слухи.
- А вдруг стал, тятя? - сама не верила рассказам, да удивлялась, Предслава.
- Ну мы же пьём воду из нашего источника каждый день! А рана от мерянской стрелы как болела, так и болит... - отвечал отец.

Так тянулось долго. К зиме начали привыкать и к перехожим, и к каликам. И поздно вечером, когда уже и звёзды сияли на зимнем небе, в дверь избушки где жили дети с отцом, постучали.
Отец отворил двери и увидел старика с седой бородой, опиравшегося на длинный посох.
- Чай заблукали, старче? - впустил старика отец.
- Мир вам, добрые люди. Издали иду. Уж думал и не доберусь до вас, - ответил старик.
- Стало быть нас и искали, раз не в крайнюю избу постучали? - спросил отец, приглашая старика присесть у печки, с которой смотрели на гостя дети.
- Вас, добрый человек, именно вас и искал, - сказал старик и посмотрел на детей.
- А это дети твои, стало быть?
- Они, дочурка да сынишка, одногодки-двойнята, - ответил ему Ратибор, - как матушка их померла, так сам их и годую да пестую. Никого у нас больше нет.
- Прискорбно мне за их матушку, - ответил старик, - но по делу пришёл я к вам аж из самой Альдейги-града. Велик мир человеческий, да хоть и мало люду, да слухи быстро разносятся.
- Ты тоже на этот родник наш пришёл глянуть? - спросил Ратибор.
- Да что я там не видывал? Бежит вода себе и бежит, сейчас небось подо льдом, да ваши трудолюбивые руки пробили ей путь, верно?
- Верно, - ответил Ратибор, - детишки и ходили туда.
- Ну, стало быть я и так всё видел? А хочу я услышать от твоих детей что было там, что за боги явились им, и не говорили ли они с ними.
- Ну ка, спрыгнули с печи, пострелята! - позвал Ратибор детей и Предслава и Ратмир, слезли с печи и встали перед гостем.
- Ну? - посмотрел на них старик, - чай не малые уж, так всё понимать должны. Хочу чтобы присели вы и посмотрели на меня... А ты, отец, - глянул на он Ратибора, - просто слушай да не мешай…

Старик показал детям, чтобы те взялись за руки и смотрели ему прямо в глаза.
- Вот так, - произнёс старик, - вы слышите только мой голос... вокруг ничего нет... только мой голос... вы там, в тот день, вы видите их…

*** 
- Уйдут? Уйдут?
- Не уйдут…
- Может боги?
- Какие боги?
- Ну сияющие одежды же…
- Ну и что?
- Уйдут…
- Ну уйдут... смотри…

За группой, копошащейся около ручья, наблюдали две пары любопытных, перепуганных насмерть, глаз.
А странные люди в странных одеждах, которые прятали даже головы, ходили около ручья, брали воду, совсем чуть чуть, и заливали её в странные, маленькие, прозрачные сосуды…
Лица людей смотрели через прозрачные оконца в одежде... А головы... головы казались совсем большими. И если бы не лица, то вряд ли бы Предслава и Ратмир поверили, что перед ними люди…
Люди совсем не обращали внимания на детей, что прятались неподалёку за кустом, и думали что их не видно…
Наконец, один из этих странных людей стал приближаться к детям, медленно, неуклюже, ближе, ближе…
- А вы кто? - спросил бог у перепуганных вусмерть ребятишек.
- Мы... мы живём тут недалеко... - проговорил Ратмир.
- Тут дети! - обернулся к другим бог.
- А вы боги? - спросила завороженно Предслава, глядя на лицо бога, скрытого  за прозрачным окошком в одежде.
- Ну, как скажите, - ответил, улыбнувшись, бог.
Подошли остальные.
- Они не должны нас были видеть, Сергей, - сказала богиня богу, который первым подошёл к Предславе и Ратмиру.
- Да ладно тебе, - ответил ей тот, кого она назвала Сергеем, и посмотрел на детей, - вот, богиня-матушка ругается, что вы так далеко от дома забрели.
- Мы больше не будем, богиня-матушка, - виновато посмотрела на неё Предслава.
- Ну почему же? - ответила ей богиня-матушка, - как ходили, так и ходите, но только вы могли ведь набрести и на врагов?
- Ну что вы, богиня-матушка, - ответил смело Ратмир, - меряне уже второй год как нас не беспокоят. Раньше они часто грабили наши веси, да по вашей воле наш ярил мир с ними уложил. Правда тятеньку стрелой они ранили в ногу, но Предслава молилась вам и рана зажила. Правда не совсем... бывает и гноится.
Богина-матушка посмотрела на другого бога.
- Ярил? Я... напоминает скандинавское ярл? Не правда ли? А мы и не знали о культурных связях норманнов и вятичей.
- Ну, про войну с мерянскими племенами мы тоже не слышали, - ответил ей бог, - надо будет на это место отправить археологическую разведку.
Он глянул на детей.
- А кто ваш тятенька?
- Раньше тиуном у ярила был, но потом матушка умерла и с тех пор он больше на веси распоряжается, - ответила Предслава.
- Тиуном говоришь? - бог посмотрел на богиню-матушку, потом снова на Предславу.
- И где же ярил сейчас?
- На Кучкове, где же ему быть? Ярил Кучка правит всеми этими весями.
Бог снова глянул на богиню-матушку.
- Захоронение знатного русича в этих местах, которое описано Ибн Фадланом, относится приблизительно к этому времени.
- То что в ладье? - спросила богиня-матушка.
- Да, то что в ладье... - бог снова глянул на детей.
- А что ваш тятенька, в походы больше не хочет ходить?
- Нет, - улыбнулся Ратмир, - это уж я пойду. Когда он состарится, то я тиуном буду. У меня уже кинжал свой есть. Правда он тяжёлый, но я каждый день машу им, чтобы рука не уставала.
Мальчик вытащил из ножен на поясе красивый кинжал с дивным узором.
- Вот, смотрите! - похвастался он и протянул кинжал богу.
- Красивый, - улыбнулся бог, - знакомый кинжал... а что это за узор такой странный?
- Это моё имя, как его варяги пишут, - улыбнулся в ответ Ратмир, - правда чудные рисунки?
- Правда, - кивнул бог.
- А зачем же ты его с собой, такой красивый, носишь? Вдруг потеряешь?
- Не потеряю! Так положено! - ответил уверенно мальчик и спрятал кинжал в ножны.
- Чтобы привыкнуть?
- И чтобы бить врагов если на сестру нападут!
- Какой ты грозный, - рассмеялся бог, - и куда же ты пойдёшь?
- Как подросту, я хочу своих воев на булгар повести.
- А если тебя убьют булгары?
- А если убьют... - начал было говорить Ратмир.
- Не убьют! - перебила его Предслава, - моего брата не могут убить. Иначе и я умру... Мы же двойня…
- Почему ты должна умереть? - спросила богиня-матушка.
- Мы вместе пришли в этот мир, вместе родились, и в могилу должны сойти вместе. Вот я и не хочу, чтобы он умирал…
- Вы единственные близнецы в своей веси?
- Единственные. И не только в своей. Бабушка говорила, что двойни не рождались на наших землях уже больше сотни лет! - торжественно сообщила Предслава.
- Мне кажется, я знаю, кто перед нами... - ответила богиня-матушка, - она посмотрела на Ратмира, потом на Предславу.
- Большое будущее у тебя, сынок. Быть тебе не только тиуном, но и вашим ярилом. И на булгар ты не только своих воев, но дружину поведёшь. И не только на булгар. В Булгарии ты встретишь свою смерть. Но не от вражеской стрелы... И с честью отправят тебя к предкам... И мне очень жаль тебя, Предслава... Но сейчас вы всё забудете. Вы посчитаете до трёх десятков и побежите домой…

Ратибор сидел нахмурившись.
- Стало быть, мой сын станет ярилом?
- Да, ему быть ярилом ваших земель, как вы зовёте своих ярлов. И таном после твоей смерти, - ответил старик.
- Это и всё что сказали боги? Они приходили, чтобы возвестить судьбу моего сына?
- Они не для этого приходили, - сказал старик, - они пришли чтобы посмотреть на наши времена.
- Не могу понять... Как это на наши времена? Разве они живут не в наших временах? Разве не посылают нам дождь? Зачем тогда мы приносим им жертвы? Зачем молимся и взываем о помощи?
- Глаза и уши богов находятся тут, среди нас. И сейчас они тебя слышат, Ратибор, - сказал старик, - но они помогают только тогда, когда знают, что ничего не изменит их мир и не навредит там, в стране, которую мы зовём Валгалла, а вы Правью.
- Получается Правь…
- Правь не принадлежит нашему времени, - ответил старик.

*** 
Дождь лил как из ведра. Сергей Александрович сидел у себя дома и молча листал страницы Википедии. В дверь позвонили. 
Он подошёл к двери и открыв её, увидел на породе седобородого старика опиравшегося на посох.
Всё в старике было обычным. Кроме посоха.
- Добрый день, - кивнул старик, - вам покажется странным мой визит. И я вижу вы удивились моему посоху?
- Если честно, то скорее визит кажется странным, - ответил Сергей Александрович.
- Разрешите? - попросил старик пустить его, - мы же не будем разговаривать о вашей последней экспедиции в подъезде?
- Экспедиции? - впустил старика Сергей Александрович, - о ней... о ней знает только наш институт и ФСБ! Вы кто?
Он продолжал рассматривать посох украшенный рунами и старинными рисунками.
- Вас заинтересовал мой посох? - спросил старик, - я привёз его из Германии, в 1945 году. Много лет прошло, но из простого украшения он стал моим помощником. Он не старинный. Посох сделан одним немецким мастером по заказу одного эсэсовца. Это трофей.
- Сколько же вам лет?
- За девяносто, это точно, - улыбнулся старик, - я профессор Иван Семёнович Скрижевский.
- П... проходите, присаживайтесь, - пригласил старика в комнату Сергей Александрович.

Они сидели на кухне, пили чай и разговаривали обо всём том, что произошло.
- Да, мы видели этих детей. Чудесные дети, хорошие, что сказать? Ну не из нашего мира, чистые такие... Вы понимаете, профессор?
- Конечно, - ответил старик, - ведь я общался с ними тоже?
- Когда?
- Тогда, в девятом веке, у них дома.
- Как они?
- Да нормально всё, - улыбнулся старик, - привет они не передавали, понятное дело. Но мне кажется, что они чего-то не договаривают даже под гипнозом.
- Вы применили к ним гипноз?
- Да.
- Зачем?
- Чтобы узнать что произошло. Там народ устроил паломничество на тот родник.
Сергей усмехнулся.
- Ну, тут ничего такого не случилось.
- Понятное дело... родилась былина про Илью Муромца, но это даже хорошо, как мы понимаем.
- Да уж... Былиной этой я зачитывался в детстве.
- Я тоже, - кивнул старик, - только там не было информации какую водицу ему давали калики перехожие. Но культура не понесла ущерба, Сергей Александрович. Вы не могли бы мне рассказать, что было после того, как вы отправили детей домой?

Сергей Александрович налил ещё чая и подсел ближе к столу…

*** 
- Мне кажется, я знаю, кто перед нами... - ответила Лидия Андреевна Сергею Александровичу, - она посмотрела на Ратмира, потом на Предславу.
- Большое будущее у тебя, сынок, - сказала она, - быть тебе не только тиуном, но и вашим ярилом. И на булгар ты не только своих воев, но дружину поведёшь. И не только на булгар. В Булгарии ты встретишь свою смерть. Но не от вражеской стрелы... И с честью привезут тебя в родную весь... И мне очень жаль тебя, Предслава. Но сейчас вы всё забудете. Вы посчитаете до трёх десятков и побежите домой…
Сработала вспышка нейрогенератора на цифровом гипнотроне. Группа направилась к роднику, оставив детей в оцепенении. Сергей Александрович ещё раз обернулся на Предславу и Ратмира и закричал…
- Быстрее! Он же умрёт!
Археологи подбежали к детям.
- Беклазон! Дайте беклазон, иначе мы его потеряем! - крикнула врачу группы Лидия Андреевна.
- Что с ним?
- Астма! Он задыхается! Испугался! О Боже... он важен для истории! Жмите телепорт! Срочно возвращаемся!
- А девочка?
- И девочка тоже. Мы их вернём в это же время!

*** 
- И так, у нашего русского князя из захоронения описанного Ибн Фадланом, была астма? - спросил старик у Сергея Алексанровича.
- Да, именно от неё он и умер во время боевого похода.
- Гм... ну это я догадался... А тут вы что с ними делали?
- Ну, - ответил Сергей Александрович, - мальчика откачали, немного подлечили... Мы их не выпускали из института, но кино им понравилось. Особенно про их времена... Смеялись. Там всё было не так как даже мы себе представляли…
- Я думаю, - сказал старик, - мне нравится древняя Ладога. Я поселился там, когда вышел на пенсию. И приходится исправлять ваши ошибки время от времени. А поезда, на древней Руси, не ходят, знаете ли…
- Так, а что именно вас привело ко мне?
- Собственно ничего особенного. Я бы не догадался что дети побывали в нашем времени, если бы не обнаружил у них в избе вот это.
Старик положил на стол рублёвую монету с оттиском 2000 года.
- На память, наверное, взяли... - посмотрел на неё Сергей Александрович.
- Ей там не место. Они и так ничего не помнят, - сказал старик, - а вы ничего не оставляли после них?
- Да ничего особенного, - подумал Сергей Александрович, - они в чём были, в том мы их и отправили обратно…
- А кинжал? - спросил старик.
- Кинжал?
- Да, тот самый который должны были положить в могилу Ратмира и его сестры через двадцать лет после появления вашей экспедиции.
- Ох... - схватился за голову Сергей Александрович, - мы по привычке спрятали его в сейф и…
- И не отдали мальчику его оружие?
- Да... - кивнул Сергей Александрович, - но мы исправим... мы отвезём его Ратмиру…
- Отвезёте? Вряд ли... знаете почему?
- Почему?
- Этот кинжал я обнаружил в крипте под нынешним Петербургом, тысяча лет назад, в гробу одного древнего викинга. Я был шокирован. И долго думал, что это просто такой же точно кинжал... И думал бы так, если бы не надпись на нём «Ратмиру, сыну тана Ратибора, в день его десятилетия, от отца».
- Вторая могила Ратмира? Не может такого быть... Ведь могила описанная Ибн Фадланом не исчезла... Может кто-то из наших забрал кинжал и не вернулся из прошлого в будущем? - посмотрел на старика Сергей Александрович.
- Нет, - ответил старик, - крипта находится в подвале нашего института. Как раз там где стоят сейфы с оружием. Они и используются как гробы. Только несколько тысяч лет спустя... Вы ни разу не были в прошлом... Всё это время вы посещали наше будущее... С открытием вас, Сергей Александрович...



Меир Ландау

Отредактировано: 18.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться