Бойся данайцев, дары приносящих

Бойся данайцев, дары приносящих

Тем летом муж отправил нас с сыном к морю, подальше от пыльного городского зноя. Он клятвенно обещал уладить со своей работой и присоединиться к нам через неделю.

– Сынок, пожалуйста, слушайся маму, ей нельзя нервничать. Ты же хочешь, чтобы у тебя родился здоровый братик? – наставлял в аэропорту семилетнего Вовку глава семейства.

– Володя, слышишь меня?

В ответ Вовка тяжело вздыхал и понуро кивал головой.

Шестой месяц беременности давалась мне нелегко. Моё состояние было каким-то вялым, всё время клонило в сон.

Пансионат, в котором мы остановились, считался на Адриатическом побережье одним из лучших. Расположенный вдалеке от шумных улиц, отель имел и собственный галечный пляж, и множество бассейнов.

Ежедневно, после завтрака, мы отправлялись к бассейнам.

Занимали там пару шезлонгов, один из которых устанавливали в тени, и «приступали к отдыху». Сынок плескался в «лягушатнике», а я изображала чтение – закрывала глаза под солнцезащитными очками и дремала. Периодически просыпаясь, я призывно махала Вовке рукой. А когда он подбегал – мокрый и дрожащий, как цуцик – заставляла обтереться полотенцем и греться на солнце, пока не высохнут плавки.

Однажды я попала в «плен Морфея» часа на два. Проснувшись, испугалась, что сынок, воспользовавшись отсутствием контроля с моей стороны, сидит в воде до посинения.

Каково же было моё удивление, когда я обнаружила его неподалёку, расположившегося на чужом шезлонге рядом с пожилой дамой. Они ели яблоки и, смеясь, вели непринуждённый разговор.

– Мама проснулась, – сказал Вовка. – Мама, яблоко будешь? Вкусное... Вот такое! – сынок вытянул вперёд руку с поднятым большим пальцем.

Женщина улыбнулась, достала, из пляжной сумки бело-розовое яблоко и протянула мне.

– Они уже помыты, кушайте, – сказала при этом соседка сына.

Я приняла угощение.

– Мама, это яблоки из тёти Машиного сада. Тётя Маша живёт вон на той улице, третий дом в гору, – вещал Вовка. – У неё свой сад, а там... И яблоки, и виноград и этот, как его, ыжирир...

– Инжир, – поправила я.

– Мам, а ты видела, как киви растут? Тётя Маша говорит, что у них стебли вьются.

Доев фрукт, я окончательно проснулась.

– Спасибо! Очень вкусное яблоко. Меня зовут Нина, а вас, я уже поняла – Мария. Вы меня извините... Сынок, хватит злоупотреблять гостеприимством, иди, ложись на своё место!

– Что вы, Ниночка, в вашем положении спать на воздухе полезно... Мы с Володей славно разговариваем, он совсем мне не мешает,

У Марии был приятный голос. Да и вся её внешность – от подтянутой фигуры с оливковым загаром, до безукоризненной стрижки седых волос – привлекала своей аристократичностью.

Я сделала вид будто читаю. На самом деле, превратившись в «большое ухо», подслушивала беседу моего сына со своей новой знакомой.

– А ещё кто в Адриатическом море водится? – нетерпеливо спрашивал Вовка

– Ещё кальмары, ты видел кальмаров?

– Видел и ел...

– Так вот, кальмары относятся к отряду десятируких головоногих моллюсков...

– Десятируких! Головоногих! – Вовка начал хохотать. – Но у них же только ноги... Или это такие руки? А моллюски – рыбы?

– Нет, моллюски – это животные... А знаешь сколько у кальмара сердец?

– Сколько?

– У кальмара – три сердца!

– Супер! – протянул Вовка. – Три сердца! Одно своё и два запасных?

– Не совсем так... Все три сердца действуют одновременно. Но в случае ранения наличие нескольких сердец помогает ему выжить.

– Я тоже хочу три сердца! – воскликнул Вовка.

– Да, три сердца не помешает, особенно если одно – разбито, – грустно сказала Мария.

Вот так и завязалась наша дружба, вернее, дружба моего сына Володьки с Марией – загадочной состоятельной дамой, имевшей собственную виллу на побережье Адриатического моря.

За время, проведённое вместе, я ни разу не заметила, что она тяготится ребёнком. Наоборот, было очевидно, что день от дня они всё больше привязываются друг к другу. Отогнав неразумную ревность, я расценила это общение как полезный для сына опыт.

Не жалея своего времени, Мария, ходила с нами на прогулки, учила Володьку плавать и постоянно рассказывала ему разные увлекательные истории, которые он слушал с открытым ртом.

Как-то я спросила её о природе такой безграничной любви к детям. Она уклонилась от ответа, а по лицу пробежала тень скорби. Пришлось сменить тему...

 

Мы всегда приходили на пляж в одно и то же время и, каждый раз Мария уже ждала нас. Поэтому, как-то раз придя на пляж и не обнаружив её на привычном месте, мы были огорчены. Володька оббежал несколько раз вокруг бассейна, но поиски успехом не увенчались.

– Сыночек, она – взрослый человек, у неё могут быть дела. Придёт завтра, – успокаивала я Вовку.

В этот момент к нам подбежал мальчишка из работающего на пляже персонала и протянул пригласительный билет.

Текст гласил:

 

«Уважаемый господин Владимир и Уважаемая госпожа Нина, позвольте пригласить вас на праздничный вечер по поводу моего юбилея. Жду вас по адресу (...), к восемнадцати часам. С уважением, Мария».

 

– Ух, ты!!! Мама, это я – господин Владимир? Мама, а что мы ей подарим? – Володька ни минуты не сомневался, что поход на данное мероприятие состоится, и отказа с моей стороны не последует.

Элегантный платок со стальным отливом, выставленный на витрине местного бутика, был единогласно одобрен нами в качестве презента.



Юля Фаро

Отредактировано: 20.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться