Болеутолитель

Размер шрифта: - +

Болеутолитель

-Давно это у вас? – спросил врач. Холодные пальцы скользнули по моей груди, ненадолго задержавшись у соска. Я подняла глаза и посмотрела прямо в худое неприветливое лицо. Тухлый взгляд замороженной рыбы был мне достойным ответом. Я усмехнулась: инстинкты, инстинкты… Никуда от них не денешься, даже в такой ситуации. А тонкие, почти прозрачные пальца доктора, нащупав на плотный шарик под кожей, надавили на него: настойчиво, без тени жалости и сострадания.

-Недавно, - хмуро ответила я.

Небо за окном было неприлично ярким для такого дня. Ноябрь, пять вечера, и по всем правилам там, за полотном стекла должны висеть комковатые серые тучи. Но сегодня небеса словно решили посмеяться. Кабинет заливали красные лучи, придавая этой мертвецкой веселенький вид. Умирать в такой день будет тяжело.

-Одевайтесь, - брезгливо произнес врач.

Я шагнула за ширму, небрежно подхватила лифчик, скользнувший по моей кисти щупальцами мертвого осьминога и, неуклюже застегнув его, скосила глаза в длинную прорезь на человека в белом халате, мывшего руки под забрызганным мылом краном. Не знаю, о чем он думал в тот момент, но явно не о взгляде любопытствующего. Серые впалые щеки, трехдневная щетина, круги под глазами… Доктор устал. И по его равнодушной физиономии было видно: ему нет дела до странного уплотнения в груди своей пациентки.

Я вышла из-за ширмы и уставилась на него, как преданный пес. Эскулап болезненно сморщился и машинально коснулся виска кончиками худых пальцев. Я злорадно ухмыльнулась про себя: что ж, при такой работе мигрень обеспечена. Это тебе не чужую грудь лапать…

-Я выпишу вам направление на томографию, - досадливо произнес врач, словно ему не терпелось от меня избавиться. Руки врача тряслись, как у наркомана. По виску потекла струйка пота. Я молчала и ждала. –Вы так и не сказали, когда нашли у себя эту опухоль…

 

Что я могла ему сказать? Все началось в тот день, когда реальность вздыбилась и прекратила свое существование. Взгляд холодной рептилии в белом халате всколыхнул недавний кошмар.

Конечно же, ничего не было. Ни предупреждений по радио или телевидению, ни броских заголовков в газетах, ни спешной эвакуации населения. Ни-че-го! Хотя… Кто будет беспокоиться о нескольких десятках новоявленных фермерах в  отдаленных хозяйствах, на краю цивилизации, где из всех развлечений – спутниковая тарелка, телефон и ежедневная многочасовая работа в поле. И уже ближе к вечеру, когда ты обессилено плюхаешься на продавленный диванчик, в голове зудит только одно желание: спать, спать, спать… Пульт падает из отяжелевшей руки, так что спутниковая тарелка становится бесполезным украшением крыши террасы.

С тарелки все и началось. Муж уехал в поле, я ковырялась в огороде, пропалывая грядки и плавясь на солнцепеке. Жара, нагрянувшая после недели проливных дождей, была невыносима. Воздух был тяжелым и плотным, его, казалось, можно было резать ножом. Сорняки кусали пальцы колючками и никак не хотели расставаться с сырой, после ливня, землей. Исколов пальцы о репейник, я обессилено уселась прямо на землю, лениво подумав, что было бы неплохо залезть в наполненную прохладной водой ванну и полежать минут тридцать. В этот самый момент из дома выбежал мой сын.

-Мама, телевизор сломался! – закричал он. – А там мультики!

Я малодушно порадовалась временной передышке и со стоном поднялась на ноги. Спину разламывало, голова кружилась. Ничего, сейчас передохну с полчаса дома, да и обед кстати, скоро. Пока то, да се, жара и спадет… Никуда эти проклятущие грядки не денутся…

В экране телевизора кружилась и шипела метель помех. Я безрезультатно давила на кнопки, переключая каналы, попробовала перенастроить тарелку заново – все было безрезультатно. Антон сосал грязный мизинец и смотрел на меня с надеждой.

-Не получается, - сокрушенно призналась я. – Может, папа настроит? Наверное, что-то со спутником…

-А ты позвони ему, пусть придет пораньше, - попросил сын и с мольбой подвинул ко мне мобильный. По большому счету, ребенка следовало отправить гулять. Не все лето ему куковать возле телевизора… Но на улице плавился асфальт. Я подумала, что позвать мужа домой пораньше не такая плохая идея. Много он там наработает в такую жару? Я откинула крышку телефона и подмигнула ребенку. Сын ощерился белозубой улыбкой.

Телефон повиноваться отказался. Я еще раз нажала на кнопку, а потом догадалась посмотреть на дисплей. Ни одной ровной полоски, обозначающих сеть, не было.

-Что за фигня? – возмутилась я. – Сети нет…

-Ты просто неправильно звонишь, - нетерпеливо сказал Антон и вырвал телефон у меня из рук. - Давай, я покажу как….

Телефон на действия сына не отреагировал. Пару минут мы вырывали его друг у друга, а затем я, раздраженная и злая, отправилась к домашнему телефону, сняла трубку, услышала ровный гудок и, выдохнув с облегчением, набрала номер мобильного мужа.

«Аппарат выключен или находится вне действия сети», - вежливо сообщил приятный женский голос. Гневно швырнув трубку на рычаг, я повернулась к сыну.

-Антоша, сбегай-ка в поле к папе, скажи про телевизор и попроси вернуться пораньше. Может быть, на речку сходим…



Георгий Ланской

Отредактировано: 07.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться