Бывает же такое…

Бывает же такое…

 

Иногда бывают такие моменты, когда становится неимоверно страшно. Причём и сам не знаешь отчего. Вот и у Женьки Сиова появилось такое чувство…

 

Парень с трудом продирался сквозь тёмный и мрачный дремучий лес. В ночной кромешной мгле завывал ветер, колыша кроны гигантских деревьев, озарённых ядовито-жёлтой луной, которая, к великому сожалению, не создавала хоть слабой надежды на видимость, словно издеваясь своим цветом; многочисленные длинные ветви тянулись к нему сучковатыми лапами, а корни-коряги вырастали будто из-под земли, мешая идти по едва заметной тропинке. Впрочем, она довольно-таки быстро затерялась, а всё потому, что прямо перед лицом Женьки вынырнуло тёмное нечто, целясь когтистыми лапами за его волосы. Потом ещё такое же, и ещё. Масса непонятных и страшных птиц (наверное, да, — птиц, учитывая, что эти твари летали, но уж точно не были похожи на летучих мышей) атаковала парня, сбивая с ног. Дикий рычащий свист раздался прямо над ухом, оглушая и заставляя покрываться холодным потом.

От неожиданности и страха Женька невольно попятился назад и упёрся в ствол дерева, оседая на влажный длинный мох, что чувствовался под руками. Мрачное небо заволокло тучами, и встала совсем уж непроглядная темень, хоть глаз выколи. Сердце безудержно отдавало бешеным ритмом.

Парень попытался встать, но рука вляпалась во что-то мерзкое, скользкое и… живое! Резко дёрнувшись, он не рассчитал силу и завалился назад, со стыдом осознавая собственную неуклюжесть. Мерзкий крик непонятно кого раздался прямо под ним. Женька, которого никто и никогда не назвал бы трусом даже за глаза, на удивление самому себе струхнул и бросился наутёк. Но не тут-то было. Нечто схватило его за одежду, немедленно оплетая тело словно лианами, не давая ни малейшего шанса для сопротивления. Вырваться было совершенно невозможно, и, самое ужасное, он не мог воспользоваться магией.

Всё это время Женьку не оставляло чувство, что он находится в игре, в которой выбрал себе в качестве персонажа боевого мага льда. Он с друзьями не так давно нашёл интересный дизайн и невероятно красочный и захватывающий своими приключениями мир. Вместе они за короткий срок достигли высоких уровней и считались лучшими игроками. Этот мир настолько поглотил Женьку, Сашку и Юрку, что они часто ассоциировали себя со своими персонажами и в реальной жизни и даже несколько раз ходили на косплей вечеринки. Однако…

Игра выглядела до невероятности реальной — с ощущениями, болью, запахами и звуками.

Парень изо всех сил продолжал вырываться, но ползучие коряги цеплялись то за руки, то за ноги. Дикий едкий смех огласил кромешную тьму, казалось, отовсюду, а потом появились ядовито-яркие глаза: большие и маленькие. Они распахивались и закрывались, подмигивали и перемещались, исчезали совсем и вновь возвращались сразу и везде. Несмолкаемые странные и пугающие звуки раздавались с напряжённым постоянством, а потом с пронизывающим до дрожи уханьем лица Женьки коснулось что-то мягкое и в то же время холодное…

— А-а-а-а! — завопил парень и… проснулся.

Никакой темени и страшного леса, на дворе стоял погожий солнечный день, фоном слышались вполне мирные звуки щебечущих пташек и жужжание насекомых. Женька уж было собрался вздохнуть с облегчением, однако…

Однако ужас преследовал его и наяву — прямо над головой на его лицо свисала чья-то кисть. Женька замахал руками с перепугу, свалившись со скамьи прямо на землю, и, к своему стыду, понял, что рука была его собственной. Плюс ко всему одну ногу совершенно не чувствовал, а потом она начала нещадно покалывать — видимо, отсидел. Шея тоже затекла и болела.

— Ну, ты даёшь, Женёк! Чего вопишь-то, опять контрольная что ли приснилась? — разразился безудержным смехом, сидящий напротив, Юрка.

— А может, ты очередной доклад Любовь Петровне не сдал, что она преследует тебя даже во сне? — присоединился к насмешке Сашка и по-дружески толкнул одноклассника в плечо.

Женька провёл по вспотевшему и измождённому лицу ладонью, медленно приходя в себя после приснившегося кошмара, и с горем пополам поднялся обратно — все трое сидели за добротным столом во дворе бабушки Юры.

Баба Оля с детства знала друзей своего внука и часто приглашала их к себе в деревню погостить летом. Не один год она так сильно болела, что дочка позвала переехать насовсем к ней в город, выделив отдельную комнату, да и любимый зять настаивал, ан нет, перезимовав всего лишь раз, баба Оля измучилась не только госпитализацией в больнице, но и тяжестью на сердце, да и как могло быть иначе, если всю жизнь прожила в деревне, и вся душа стремилась к простору из этих «каменных джунглей», её словно магнитом тянуло на землю.

В общем, умирать баба Оля решила в своём доме, вот только надеялась прожить ещё как можно дольше. Ну, это как Бог даст! А пока она радовалась друзьям внука из города, сам Юрка часто приезжал навещать любимую бабушку, а в этот раз даже не один. Ребята хорошо помогали бабе Оле по-хозяйству и в огороде, а в свободное время гуляли вдали от надзирающего ока родителей.

На застеленной клеёнчатой скатерти всё ещё стояли тарелки с остатками еды, а, стало быть, Женька вырубился совсем ненадолго на свежем-то воздухе. Вроде бы всё тихо-мирно. Ан, нет — прямо по макушке ударило упавшее крупное яблоко с растущей у стола яблони.

— Айщщ! — зашипел Женька и зло посмотрел на одноклассников. — А ну заглохли, придурки!



Мария Клепикова

Отредактировано: 18.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться