Цена билета в мечту

Цена билета в мечту

– Тесен, однако, путь к свободе, – подумала Лайди, пытаясь удобнее устроиться в кресле. Защитный костюм неприятно сковывал движения, лицевой щиток нервировал, ограничивая обзор. Воздух, поступавший через респиратор, казался затхлым. – Сейчас еще и ноги затекут…

И все же... Ее губы под респиратором сами складывались в улыбку, эйфория туманила сознание почище психотропного препарата, который еще не начал действовать. Она вырвалась из своей маленькой колонии в большой мир.

На настенном экране впереди переливалось всеми красками радуги изображение звездного космоса вокруг планеты колонистов КРЛ-14, самоназвание: Коралия. Еще несколько минут – и каюта-капсула с 96 пассажирами начнет свой сложный путь к Земле. Лайди перевела взгляд с огромного звездного экрана на стене к небольшому монитору рядом с собой. Там пунктирным зеленым светился маршрут, который предстояло проделать пассажирам. Поначалу капсула прибудет на ракетодром планеты как часть сверхзвукового корабля. Потом, не нарушая герметизации, ее прикрепят к космическому кораблю, стартующему к одной из лун Коралии. На этом спутнике планеты существует постоянный портал в Солнечную систему. Там капсулу с пассажирами снова состыкуют с космическим кораблем, и тот доставит колонистов на Землю. Потом уже будет проще. Обычный сверхзвуковой самолет доставит их всех до аэропорта, ближайшего к госпитальному городку, на работу в котором и были завербованы молодые парни и девушки, жители земной колонии КРЛ-14.

Сейчас желтый огонек горел в самом начале зеленой пунктирной линии маршрута. Путешествие только начиналось.

Не то чтобы Лайди позволила себе признаться, что рада необычной эпидемии на Земле, нет, чужие несчастья ее никогда не радовали, девушка никогда не поддерживала злорадные разговоры о том, что и на богатой, счастливой Земле тоже не все так распрекрасно, как в рекламных роликах показывают. Но и упустить возможность вырваться из скучного пыльного городка с типовыми домами из бетонопласта и с искусственной растительностью почти натуральных расцветок она не могла. Вряд ли Лайди хоть когда-нибудь смогла бы заработать достаточно денег на билет до Земли, поэтому на контракт с Министерством Здоровья центральной планеты Содружества она согласилась без долгих размышлений. Был, конечно, риск, заразиться загадочной, слишком часто смертельной болезнью. Но, если соблюдать все нормы защиты, она не заболеет. Подумаешь, по слухам, тяжелая работа. Лайди молода, она справится. И на выплаченные деньги, огромные по ее понятиям, сможет начать новую жизнь.

Мать сказала: «ты уже взрослая, это твой выбор», и больше с Лайди не общалась. Отец и вообще промолчал.

Легкая вибрация дала понять, что самолет с закрепленной капсулой начал движение, желтый огонек на экране возле кресла вспыхнул ярче, подтверждая догадку. И тут, наконец, подействовал успокаивающий препарат, введенный в кровь пассажирам перед началом герметизации салона. Лайди еще раз счастливо улыбнулась. Неудобные щиток и респиратор престали нервировать, и девушка принялась выслушивать очередные малопонятные инструкции безликой стюардессы в ярком зеленом защитном костюме.

***

Низкий тревожный звонок прервал размеренную работу реанимационного отделения. Входные двери распахнулись, и в холл стремительно въехала кровать с бесчувственным уже пациентом. Тревожный звук сменил тональность, сигнал о смерти болезненно царапнул душу. Пациент на кровати вот только что умер.

Но одна из врачей уже засовывала в глотку пациенту пластиковую трубку, на мониторе включенного аппарата искусственной вентиляции легких стремительно мелькали изображения. Прибор выходил в рабочий режим.

– Переходник дайте… Семерку... Адреналин вводите… – четко звучали команды врача. Голову пациенту она изогнула так, как будто бы имела дело с резиновым манекеном.

Второй врач сразу же начал делать непрямой массаж сердца. Тело на кровати сотрясалось под его руками.

– Разрядник готов?

Разрядником здесь по-простому называли прибор, запускавший работу сердца.

Мертвое тело еще раз сотряслось.

Лайди оцепенела, наблюдая за слаженной работой врачей в бело-голубых защитных костюмах и их помощников в бело-зеленых костюмах. Процесс оживления людей вызывал у нее почти панический ужас. Труп на кровати с неестественно вывернутой головой ритмично сотрясался. На то, чтобы оживить пациента, у врачей было всего пять минут. Из которых три уже прошли.

В этот момент кто-то дернул девушку за костюм. Она обернулась. Бабушка-пациентка, оказавшаяся рядом, всегда хотела пить. Можно было даже и не уточнять, чего она хочет на этот раз. Лайди набрала в шприц воды, открыла отверстие в прозрачном лицевом щитке терпеливо лежащей пациентки и помогла бабушке высосать воду из шприца.

Наступившая тишина заставила ее пошатнуться. Сигнал смерти перестал скручивать нервы в тугой узел. Лайди медленно выпрямилась и обернулась. Уже привычно для нее играл однообразную мелодию аппарат искусственной вентиляции легких, успешно подключенный к бесчувственной пациентке, жизненно важные показания сатурации на экране уверенно ползли вверх. Чуть пониже на том же экране красная зубчатая линия демонстрировала почти нормальную работу сердца.

– Четыре с половиной минуты, – мрачно сказала невысокая хрупкая женщина врач, удобнее укладывая голову пациента на кровати и выпрямляясь. – Много лишних движений, коллеги.

– Мы еще не сработались, как следует, Анна Сергеевна, – ответила одна из ее помощниц, медсестра Аля. – Нас же набрали из разных мест.



Татьяна Всеволодовна Иванова

Отредактировано: 11.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться