Цена Свободы

Глава 1

Я сидела на жесткой, неудобной кровати, поджав под себя ноги, и старалась не думать о завтрашнем дне. Удавалось мне это с огромным трудом.

Следственный изолятор, в который меня поместили три месяца назад, стал для меня временным пристанищем. Где я окажусь уже завтра, я не знала. Хотя, если быть предельно откровенной, то догадывалась. И это совершенно не утешало.

После 2025 года правительство решило ужесточить ряд законов и отменить ранее действующий мораторий на смертную казнь. Не буду скрывать, тогда я была этому рада. Ведь скольких деградирующих и психически больных выродков, среди которых убийцы, педофилы и серийные маньяки, содержит государство. Содержим мы, уплачивая налоги. Честно признаться, меня этот факт очень сильно раздражал. Раньше.

Сейчас все было совершенно иначе. Я оказалась по другую сторону баррикад. За колючей проволокой. Среди тех, кого считала отбросами общества. Теперь я одна из них. Биологический мусор, к которому все относятся с презрением.

Хотя, как выяснилось, среди людей, оказавшихся за решеткой, есть те, кто остался чист душой, несмотря на совершенные деяния. Но сейчас не о том.

После того, как смертная казнь стала одним из видов наказаний, применять ее стали сплошь и рядом. Уж не знаю, чего хотело добиться этим государство. То ли чтоб другим неповадно было идти на преступление, то ли просто, чтобы сократить число голодных ртов, которые необходимо было кормить по три раза в день. А если учесть то, что некоторые находились на пожизненном заключении, то казнь была вполне оптимальным решением. Так считала и я.

Вы спросите, как я оказалась здесь, со своим пренебрежительным отношением к нарушителям закона? Все просто. По ошибке. Да, так, как оказалось, тоже бывает.

В двадцать лет я выскочила замуж. Нет, не по залету, как большинство. По любви, по большой любви. Мы с Костей души не чаяли друг в друге. Всегда вместе. Две половины одного целого. Никогда бы не подумала, что бывают такие сильные чувства. После смерти моих родителей, он стал для меня самым близким и родным человеком на планете. Он был, не побоюсь этого слова, безупречным. Лучшее на что я могла бы рассчитывать. Ключевое слово был. Теперь его нет. Его убила я. По крайней мере, так считают те, кто держит меня в этом следственном изоляторе. Порой, я начинаю им верить. Быть может это и правда моих рук дело?

Уже завтра состоится суд, где мне вынесут окончательный приговор. Смертный приговор. Иного я и не жду. Для них я убийца, одна из многих, от которых они так стремятся избавиться. Ничтожное существо, которому нет места в современном обществе.

Я молча повернула голову, осматривая то место, которое всем сердцем ненавидела. Небольшая комнатушка с выкрашенными в зеленый цвет стенами. В ней расставлены шесть двуярусных металлических кроватей, крошечное зарешеченное окно, три стареньких тумбочки - вот и все убранство.

По началу, было непривычно. Я много плакала. Это не помогало, и я взяла себя в руки. Твердила себе: "Не виновных не сажают, тебя оправдают. Это все временно. Как только они выяснят все обстоятельства дела, ты выйдешь на свободу и заживешь прежней жизнью". Хотя разве бы я смогла жить без Кости? Разве что существовать. Спать, есть, мыться, работать, но не чувствовать. Просто бесчувственная кукла. Не более того.

Интересно, что чувствуют те, кто идет в свой последний путь по длинному коридору, который ведет лишь в один конец? Вероятно, я это завтра узнаю, но рассказать уже ни кому не смогу. Завтра меня убьют. Безжалостно.

Думая о смерти, я облегчала свои страдания. С одной стороны умирать было страшно, но с другой я наконец-то стану свободной, обрету покой и увижу его, моего Костю. Мы снова будем вместе. Да, смерть для меня единственный существующий выход. Еще несколько месяцев назад я и подумать не могла, что буду так думать. Ведь я любила жизнь и умела ею наслаждаться. Хотела путешествовать и строить карьеру. Хотела создать полноценную семью, родить ребенка от любимого человека. Теперь этому не суждено будет сбыться. Никогда.

Мои тоскливые размышления прервал резкий, грубый мужской голос.

- Заключенная Ким, на выход, - пробасил он, обращаясь, судя по всему, именно ко мне.

Я покорно сползла с тюремной койки и направилась к выходу, не обращая внимания на других заключенных. Я слышала, что они о чем-то говорят, но слов разобрать не могла. В моей голове стоял оглушительный гул, словно огромный самолет совсем рядом шел на посадку.

Как только я вышла из камеры, на мне защелкнулись наручники. Металл неприятно холодил и сдавливал кожу.

Куда меня ведут?

Тот коридор, по которому я сейчас шла, в сопровождении двух коренастых мужчин, с равнодушными лицами, всегда казался мне бесконечно длинным, хотя на самом деле он был протяженностью не более пятнадцати метров. Мне же они казались пятнадцатью километрами. Чем дальше я шла, тем сильнее становился в голове шум. Кровь прилила к лицу. Мне казалось, что мой измученный мозг не выдержит и вот-вот взорвется.

Первый раз я шла по узкому коридору, когда навсегда лишилась свободы. Пожалуй, эти два десятка шагов были самыми тяжелыми в моей жизни. И вот сейчас я снова шла, как покорная овечка в неизвестность. А разве у меня был выбор?

Меня сопроводили в небольшую квадратную комнату. Это помещение было разделено стеклянной перегородкой на две части.

"Комната для свиданий", - догадалась я.

За все те долгие месяцы никто так ни разу и не навестил меня. Семьи у меня теперь не было, а те не многие друзья и знакомые, что у меня были, сразу после случившегося вычеркнули меня из своей жизни.

Даже милая бабулька Агния Степановна... Мы жили с ней по соседству последние несколько лет. Она души во мне не чаяла. Постоянно угощала своей стряпней. Булочки с маком получались у нее поистине божественными, а пирог с черникой просто пальчики оближешь.



Виктория Стрельцова

Отредактировано: 18.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться