Черные Повести Мордора

Черные Повести Мордора

 

 

 

 

Посвящается моей маленькой Элли.

С благодарностью Дарье за веру, поддержку и помощь.

 

 

 

 

 

 

 

ЧЕРНЫЕ ПОВЕСТИ МОРДОРА.

(Вторая Эпоха)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Кто может познать пределы ненависти? Ненависти, выпестованной годами, веками, тысячелетиями? По крайней мере, не смертный. А что смертным? Предания, передаваемые из уст в уста, из поколения в поколение. Предания, наполненные смертью, болью,ужасом и ненавистью к врагам. Предания, передаваемые из поколения к поколению от деда к отцу, от отца к сыну.... А у врагов такая же мера.....И платой является кровь врага..... И как вырваться из этого замкнутого круга войны и лютой злобы?... Этому учат с самых пеленок. Вот враг твоих предков, враг твоего деда, отца, твой враг......И невозможно договориться, невозможен мир.... Нет веры врагу....... Племя под корень, семя в огонь.... И никак иначе быть не может...... И так из года в год, из века в век....И нет этому конца. И нет мира....А косы на осях колесницы войны продолжают собирать свою обильную жатву.....

 

 

Ужас и гибель... Боль и ненависть....И невозможно это остановить......

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КНИГА ПЕРВАЯ. ТЕМНЫЕ СНЫ.

 

 

Глава 1. Имя.

 

 

Гила все вокруг считали очень странным. Умным, не обделенным физической силой, некоторые красивым(стройный, среднего роста, с черными глазами и цвета воронова крыла волосами, довольно редкими для юга), но тем не менее странным. Не от мира сего, как говорится. Да и имя у него было какое-то странное- Гил. У всех имена как имена, а у него особенное. Причем везде, где бы они не путешествовали с дядей, его имя принимали за красивое прозвище и постоянно спрашивали настоящее имя. А он и сам не знал. И спросить было не у кого.

По словам дяди Тормунда, такое необычное для живущих у южных отрогов Белых гор имя дал ему отец. А у мертвых не спросишь. Еще когда Гил был двухлетним малышом, его отец погиб в бешеной рубке с карательным отрядом нуменорцев и их вассальных подданных из числа покоренных народов побережья. Мать Гила не перенесла потери и от горя зачахла, даже нанятый лекарь из числа Знающих, не смог ей помочь. Схоронили ее через год после мужа, а Гила с собой забрал дядя. Тормунд же на все расспросы либо отмалчивался, либо прикрывался незнанием, так что со временем Гил перестал о чем-либо расспрашивать его. И так и оставался для всех отличным парнем, но со странностями.

Но если бы он кому-нибудь рассказал о своих снах, в которых он посещал места, в которых никогда не бывал, видел существ и битвы, о которых никто никогда не слышал, то его точно сочли бы безумцем. А так, пока вся странность его заключалась лишь в том, что он большую часть своего свободного времени предпочитал просиживать над какими-то книгами, а то и даже что-то писать. Не для пользы дядиного дела, а для себя. «Вот- говорили- все парни как парни. Им бы только нахулиганить, а этот... Сидит себе весь день за бумагой, пишет все, пишет... Оттого и бледный такой...».

Тормунд занимался тем, что торговал оружием и доспехами, объезжая Белые горы то с юга, то с севера, а иногда даже переправляясь через Великую реку к стенам Мордора. Правда, туда Гила с собой он не брал никогда. Не объясняя причин. Не брал и все тут. Опасно? А разве поставлять оружие на пограничье, где постоянно происходят стычки с захватчиками с Запада было не опасно? Пару раз на их обоз налетали банды орков, несмотря на подорожную из самого Барад-Дура. Оба раза обозные сторожа отбивали их нападение без потерь для себя и с большим уроном для налетчиков. Но орки- это ерунда. А вот встреча с летучим отрядом нуменорцев с союзниками, грозила большой кровью, с совершенно неизвестным исходом для обоих сторон. Охраняли обозы Тормунда опытные воины из самого Мордора, правда, почему-то одевая обычные доспехи, а не свои- вороненые. Но Гилу хватало ума никогда об этом не расспрашивать ни дядю, ни их самих. Значит так надо. И в этот поход на границу, дядя не стал брать большее число людей, чем обычно, несмотря на сильно обострившуюся ситуацию у прибрежных регионов. Тридцать опытных рубак были способны дать отпор налетчикам, даже нуменорцам.

 

В последнее время люди с Запада стали все чаще и чаще выдвигать какие-то нелепые требования двум маленьким княжествам у южных отрогов Белых гор- Трагбанду и Аглерону. Не взирая на то, что протекторат над ними провозгласил сам Владыка Мордора. Пусть княжества и были незначительны сами по себе, но именно они-то и стали очередной искрой для вспыхнувшей с новой силой пограничной войны, стихнувшей было ненадолго, после окончательного подчинения нуменорцам прибрежных королевств.

Западные люди, говорят ,изначально пригоняли свои корабли к берегам Средиземья с миром. Занимались торговлей, правда стараясь при этом всячески обмануть местных жителей, охотой, строили небольшие поселения и в общем-то вели себя тихо. Со временем пришельцев становилось все больше, жить им становилось все теснее, а потребности увеличивались. Нуменорцы стали называть себя Аданами, Первыми людьми, а всех остальных жителей королевств Средиземья- Низшими. Затем их стало еще больше и прекрасно вооруженные отряды двинулись в глубь материка, а деревянные поселения, как-то вдруг, превратились в большие каменные крепости, грозные и неприступные.



Чекин Ю. Г.

#36428 в Фэнтези
#4536 в Фанфик
#1278 в Фанфики по книгам

В тексте есть: битвы и тьма

Отредактировано: 18.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться