Чтец эмоций. Законы мести

Пролог

Пролог

 

Небо сплошь заволокло плотными тучами, вдали полыхнула зарница, но раскат грома так и не нарушил тишину позднего вечера. Дождь пока только готовился с силой обрушиться на иссушенную жарой землю.

Молодой человек двигался к жилому корпусу, обдумывая дела на предстоящую ночь и грядущий день. Уже завтра он сможет на шаг приблизиться к цели, которую определил для себя в еще восьмилетнем возрасте, стоя возле кровати умирающей матери. Прошло много лет, но тот трагический день частенько всплывал в его памяти, нещадно терзая душу.

- Помогите! – сдавленный женский крик отвлек его от размышлений.

- Какого падшего! – парень, не раздумывая, побежал к учебному корпусу. – Куда она опять вляпалась?

Из-за угла показались четыре темные фигуры, среди них одна женская. Однако и девушка оказалась другой, и помощь ей абсолютно не требовалась.

- Что тут..? – начал было он, но услышал подозрительный шорох сзади.

Уйти из-под удара не успел. Уклонившись, спас голову от встречи с дубиной, однако плечу досталось: от боли мгновенно потемнело в глазах, левая рука онемела.

Его заманили в самую примитивную ловушку! И теперь другого выбора, кроме как драться одному против четверых, не оставалось.

Одиночка, разворачиваясь, отпрянул в сторону. Он мог только предполагать, где сейчас находится коварный враг, и нанес удар ногой на уровне паха. Раздался сдавленный вскрик и следом стук о камни выпавшей из рук дубинки. Ослепленный резко выбросил кулак, ориентируясь только на чье-то сопение.

«Хвала вознесшемуся, попал! – отметил про себя одиночка. – Этот уже не боец».

Однако «не боец» все-таки сделал свое черное дело, практически лишив пострадавшего магического арсенала. Для создания большинства заклинаний требовались две руки, зрение и голос. Парень успел вспомнить лишь одно из недавно выученных, позволявшее усилить слух, которое запускалось одной рукой и негромким шипением.

Расслышав приближающиеся сбоку шаги, он снова развернулся и попробовал протереть глаза…

Зрение все не восстанавливалось, левая рука висела плетью. А трое, если не считать женщину, оставались на ногах. Однако и сам угодивший в ловушку пока еще дышал, мог двигаться и сдаваться не собирался.

- Ну что, ночные шакалы, кто следующий?! Или вы только со спины нападать сильны?!

Ему не ответили, опасаясь быть узнанными по голосам. Ослепленный четко услышал, как враги начали заходить сразу с трех сторон.

Пройдя через сотни драк, он давно приучил себя терпеть боль. Потом, после стычки, можно растереть ушибленное место, поохать, подуть на рану - вдруг полегчает, а сейчас требовалось выстоять, не упасть, не подставиться под удар, чтобы это «потом» вообще наступило. Пришедшие с дубиной вчетвером на одного вряд ли удовольствуются синяками и ссадинами на его теле.

Одиночка прыгнул на подходившего слева, резко присел, пропуская над головой выпад противника, и мощным хуком припечатал его подбородок.

«Как же не хватает левой руки! Да и глаз…»

Он припомнил еще несколько заклинаний, которые мог бы создать в нынешнем состоянии, но для этого требовалось время и отсутствие помех со стороны. Сейчас парень просто не успевал задействовать магию. Все ресурсы были направлены на обнаружение противников и уклонение от атак. А враг явно не брезговал магическим воздействием - зрение возвращаться не спешило.

Одиночка старался не останавливаться ни на мгновение, нападал и отскакивал, выжидая, когда сможет увидеть врага или выскользнуть из ловушки. Он зацепил еще одного нападавшего, однако и сам пропустил мощный удар, отбросивший его к стене.

- Сколько можно возиться? Заканчивайте быстрее, - раздался неестетвенно писклявый голос, скорее всего, измененный.

Приглушенный выстрел обжег бедро и разом подкосил ослепленного бойца.

«Как они смогли пронести сюда огнестрел?! - мелькнула мысль. – Хотя, это уже не в первый раз…».

Двое с остервенением принялись пинать жертву ногами.

- Хватит!

Избиение продолжалось с прежней силой, и окрик повторился.

- Я сказала - «хватит», не то сама вас тут положу. Глянь, он дышит? - как сквозь туман одиночка едва расслышал тот же писклявый голос.

Кто-то беспечно наклонился к лежащему, считая его побежденным. Сам молодой человек имел на этот счет иное мнение. Его рука словно пружина стремительно распрямилась, и неосторожный противник отпрянул с расквашенным носом.

- Я его убью! – закричал тот, и принялся бить ногами прямо по лицу. Похоже, уже никто не заботился о скрытности.

- Остынь сам, Роуг, иначе я остужу, - женщина приставила к затылку подельника ствол.

- Уже остыл, - мгновенно среагировал тот.

Затем сама наклонилась к жертве, достала из кармана плаща небольшую колбочку и влила ему в рот содержимое.

- Хороший был боец, но уж больно глупый, - проворчала она, поднявшись. Затем повернулась к своим. - Берите этих недоумков и уходим.

Избитый молодой человек, несмотря на многочисленные переломы и изувеченное лицо, оставался в сознании. Правда, оно вот-вот готовилось покинуть несчастного…

- Мама, - прошептал парень, – у меня не получилось...

 

…Он снова был восьмилетним мальчиком. Стоя с заплаканными глазами возле изголовья кровати, на которой лежала красивая молодая женщина, дергал ее за руку, пытаясь заставить подняться. Он не понимал, почему та не может играть с ним, как раньше. А она смотрела на ребенка, словно силясь запомнить каждую его ресничку.

- Сынок, мама нас покидает, - сдавленным голосом остановил его отец.



Тин Алевик

Отредактировано: 25.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться