Да, детка, это - реальность

Глава первая

          Я тот, чей взор надежду губит;

Я тот, кого никто не любит;

Я бич рабов моих земных,

Я царь познанья и свободы,

Я враг небес, я зло природы,

И, видишь, — я у ног твоих!

(М.Ю. Лермонтов «Демон)

Пролог.

 

Австрия. Вена, наши дни.

Мужчину Елена заметила сразу, едва тот появился у барной стойки. Сама девушка, одурев от танцев под зажигательную музыку самого различного направления, решила выпить что-нибудь бодрящее и алкогольное.

Зеленые и красные лучи выхватывали отдельные лица из полумрака, иногда начинал работать стробоскоп и тогда движения танцоров казались дергаными, как у сломанных роботов. А еще музыка: она гремела так, что подрагивал пол под ногами. Елена продиралась сквозь одуревшую от атмосферы клуба толпу. И уже почти жалела, что решила прийти сюда. Вместо расслабления в душе поднималось раздражение.

Статный блондин с короткой стильной стрижкой стоял у барной стойки и взглядом уставшего аристократа разглядывал клубившуюся толпу. Случайно встретившись с ним глазами, Елена вдруг ощутила, как внутри нее что-то вздрогнуло. По обнаженным рукам пробежали мурашки. Мужчина выделялся среди остальных представителей своего пола. Поза, поворот головы, явно дорогая одежды. Все это Елена, любившая мужчин, заметила моментально.  И когда подходила к барной стойке, уже знала, что ее мимолетная улыбка не прошла мимо его взгляда.

Начиналась игра, которую она так любила. И надеялась закончить ее утром, в постели.

— Если позволите. — мужской голос, пробившийся сквозь грохот музыки, заставил Елену вздрогнуть и обернуться. Оказывается, блондин подошел к ней и встал рядом. Сделав знак бармену, он проговорил:

— Узы страсти, пожалуйста, — а после вновь посмотрел на Елену, — попробуйте, рекомендую.

У него оказались потрясающе красивые темно-зеленые глаза с длинными ресницами. Встретившись с ними взглядом, Елена ощутила вдруг невероятное расположение к незнакомцу и, чуть наклонившись к нему, крикнула:

— Воспользуюсь вашей рекомендацией.

— Не пожалеете.  Три вида ликера, ананасовый сок и клубника, как высшая точка наслаждения. — все это блондин произнес, практически касаясь губами мочки ее уха. Отчего по спине прошла теплая приятная волна.

На последнем слове Елена невольно посмотрела на красиво очерченные губы собеседника и поняла, что в горле пересохло. Никогда еще присутствие незнакомого, пусть и привлекательного мужчины, не действовало на нее так сильно.

Общаться за стойкой было невозможно, и вскоре пара переместилась в красноватый полумрак чиллаута. Новый знакомый оказался милым собеседником. Как загипнотизированная, Елена послушно выпивала предлагаемые коктейли, не отрывала взгляда от бледного и чуть узкого лица, по-мужски привлекательного и волнующего. Настолько волнующего, что она, не раздумывая, приняла его приглашение прокатиться по ночной Вене. Она уже знала, что согласится на любое его предложение. Потому что такие мужчины в ее жизни не встречались. Лука с первых мгновений почему-то внушил ей доверие.

А еще невообразимую тягу. Елена с трудом сдерживала себя, чтобы не прикоснуться к мужчине, или не сесть к нему на колени. Когда Лука подал ей руку у выхода клуба, то все тело девушки пронзила молния возбуждения, она едва не застонала. На чуть подгибающихся ногах — то ли от присутствия такого мужчины, то ли от алкоголя — Елена дошла до припаркованного неподалеку шикарного автомобиля глубокого синего цвета. Еще успела ощутить слабый укол в районе затылка, а потом все исчезло.

Лука подхватил пошатнувшуюся девушку и аккуратно уложил ее на заднее сиденье. Затем, сев за руль, достал мобильник и напечатал сообщение тому, кто дал ему задание привести заказанный объект здоровым и неповрежденным.

За две недели в некоторых городах Европы произошли единичные пропажи людей. Все — молодые девушки до тридцати лет, разной внешности, происхождения и расы. Люди, маги и вампиры. Их, конечно, пытались искать, но никто не догадался найти связь между всеми похищениями. Наверное, потому, что ничего общего у пропавших не было.

Елена была последней в цепочке похищений.

 

***

Австрия, Вена. Около трех часов ночи.

В полумраке весенней ночи рыдали невидимые скрипки классической музыки и разливалась тягучая пряная страсть с ноткой горечи. Впрочем, нотку эту чувствовал лишь один из участников любовной игры, развернувшейся в стильно обставленной спальне, выдержанной в холодных голубых и серебристых тонах. Мелодия и звучавшие в полумраке женские стоны сплетались в ночную симфонию, знакомую многим, но каждый раз особенную.

Лежавший на темном паркете телефон тихо завибрировал, сообщая о ночном звонке и привлекая внимание своего хозяина, обладавшего чрезвычайно острым слухом.

Серебристая завеса балдахина вокруг необычайно широкой кровати чуть всколыхнулась, потревоженная широкоплечим зеленоглазым брюнетом с благородными правильными чертами бледного лица.

— Слушаю. — низкий приятный голос заставил оставшуюся в одиночестве девушку на кровати вздрогнуть и чуть слышно простонать от желания продолжить любовные утехи. Увы, ее мнение здесь никто не спрашивал.

— Господин Блэк, последний объект на месте. Прибудете лично все осмотреть?

— Конечно, буду через час. — Генри повертел телефон и небрежно кинул его на кресло, представляющее собой белый мех, натянутый на гнутые стальные трубки. После чего не спеша вернулся к кровати, где среди светлого роскошного белья находилась его «жертва».

Сев на край постели, Генри задумчиво посмотрел на ту, которую встретил сегодня в ресторане. Милая темноволосая девушка лет двадцати с небольшим смутно напоминала ему другую синеглазую шатенку. Точнее — двух, но одна умерла, а вторая осталась жива, но исчезла из его жизни.



Екатерина Васина

Отредактировано: 22.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться