Дачница на закуску или Пропала наша Маша

ГЛАВА 1. Хищник


 

Теару Ваирнен, наемник нелианской расы, участник межгалактического преступного синдиката Стэлса.

 

Мое сознательное существование началось с темноты. Мертвенно тихой, но не вызывающей ужаса, не обволакивающей разум, не заставляющей растеряться перед неизвестностью; а бессмысленно пустой. Темнота не собиралась исчезать или рассеиваться. Она прочно обосновалась в моем сознании, но под воздействием короткого электрического импульса глаза открылись. Тьму уничтожил свет, непереносимо яркий, острый, как лазерный луч.

Режим зрения изменился, приспособился к интенсивности искусственной подсветки. Стало легче дышать. Воздушные легкие очищались от слизи инкубаторского раствора.

Я почувствовал кого-то рядом. Поле восприятия энергии начало понемногу раскрываться, улавливая импульсы другого живого существа. Сородича… Отца…

Он убрал яркую лампу от моего лица и выключил свет. Я снова оказался в темноте. Не успели глаза к ней приспособиться, как мою шею сдавили стальные пальцы с острыми когтями. Их обладатель приподнял меня от пола. Я инстинктивно начал сопротивляться. Мои когти скользнули по металлу, не оставляя царапин. Попытался разжать железные пальцы, и не хватило сил. Я быстро выдохся. Сказались расслабляющее действие инкубатора, голод и отсутствие изначальной боевой готовности.

Отец отпустил меня… Отбросил к инкубаторской кабине, установленной в техническом отсеке жилого сектора наемников. Искусственный спутник торговой планеты – пристанище галактического сброда: преступников, изгнанников, беглых рабов и должников. Там я родился вдали от принадлежащего нашей расе мира под красным “кровавым” небом. Если мой выход из инкубатора можно назвать рождением… Я тогда еще не знал, кто моя мать. Она не пришла меня встретить. Крошечный комочек, изъятый из ее тела на десятые сутки беременности, не мог запомнить окружающих его предметов и существ. В инкубаторе ускоренного развития этот зародыш сформировался во взрослую особь мужского пола, готовую к самостоятельной жизни.

Почти готовую… Основная часть вложенной в мою память информации пока не проявлялась. Вопросов было намного больше, чем ответов. Я знал, это временно. В первые дни важная информация подается дозированно, чтобы не допустить перегрузки мозга.

Отец смотрел, как я поднимаюсь. В свою очередь, я не сводил с него глаз. Следил, как за опасным противником.

Лэйдан. Так его звали. Изгнанник, объявленный врагом нелианского государства. Космический пират и наемник. Он уже был далеко не молод, и сильно травмирован. Природная регенерация не работала. В его теле оставался действующий мощный регенеративный блокиратор, от этого вещества он не сумел избавиться. Я не знал, что с ним произошло, от кого ему так досталось. Отец не говорил, а я не спрашивал. У нелианцев не в почете пустая болтовня и выпытывание тайн.

Я нервно содрогнулся, впервые увидев результат того, что случилось с отцом шестьдесят два года назад. Правая рука и левая нога заменены механическими протезами. Половина лица изувечена, темно-синие волосы неровно подстрижены и зачесаны так, чтобы прикрывать ее. Глаз уцелел один, но в его сияющем сине-зеленым огнем взгляде было столько ярости, что невольно хотелось склонить голову, подчиниться. Вопреки неоспоримому превосходству Лэйдана, я поднялся на ноги и выпрямился перед ним как равный по силе воин и охотник.

– Теару, – отец назвал меня по имени.

Приблизившись, он сжал пальцами здоровой руки мое плечо, заботливо приподняв когти, и отпустил меня.

– Ты голоден? – спросил, зная ответ.

Он чувствовал мое состояние.

– Да, – я произнес первое в жизни слово и облизнулся, ощущая, как рот наполняется слюной.

В инкубаторе меня кормили измельченным мясом, смешанным с кровью.

Я понял, как сильно хочу попробовать еще теплую, живую плоть и кровь своей первой добычи.

– Идем, – отец пригласил следовать за ним.

По пути во мраке темных металлических коридоров он подал мне взятые с оружейного ящика грязные мятые штаны. Я надел их. Голым чувствовал себя неуютно.

Лэйдан привел меня к особо укрепленным раздвижным дверям, способным выдерживать большие нагрузки. Запах из медленно расширяющейся щели между громадными створками тянулся ничуть не аппетитный, навозно-мускусный.

Из полутемного прямоугольного помещения на  меня смотрел четырьмя красными глазами иссиня-черный зверь, покрытый шипастым панцирем. Угрожающе подняв острый спинной гребень, он припал на шесть мощных когтистых лап и оскалил острые зубы, похожие на лезвия боевых ножей.

Зверь был раза в три крупнее и тяжелее меня.

Я замер, затаив дыхание.

– Велистеймский потрошитель, – отец посмотрел на гневно рыкающего зверя и придержал меня за руку, чувствуя мое желание убраться подальше от раскрытой камеры. – Мгновенно разрывает свою жертву на мелкие куски… Вот твоя еда, Теару. Порви его.

– Дай мне бластер или… хотя бы нож.

– Ты не нуждаешься в оружии. Ты сам – оружие, Теару. Нелианец, прирожденный убийца. Иди к нему. Инстинкт охотника и память предков помогут тебе расправиться с пещерной тварью.

Лэйдан втолкнул меня в камеру. Тяжелые бронированные створки с лязгом захлопнулись за спиной.



Ольга Вешнева

Отредактировано: 18.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться