Дама треф

1. Помощница

I know that the clubs are weapons of war

(Sting, «Shape of my heart»)

 

Максимов был, как говорится, на адреналине. Ночь выдалась тяжёлая, он ни разу не прикрыл глаза. Впрочем, так прошла не только ночь, но и весь предыдущий день. Жизнь бывшего сотрудника правоохранительных органов рушилась, как домик, построенный из игральных карт, на которые подул ветер. Так же быстро и в самый неподходящий момент.

С девятнадцати до двадцати лет он женился и жил с Леной, был счастлив, а потом начал уставать, пить после работы, из-за чего жена его бросила и ушла к Леонидову. Не смирившись с потерей любимого человека Макс спился окончательно и остался ни с чем. И вот, сейчас ему почти двадцать шесть, а вся жизнь уже была загублена на корню. По крайней мере, мужчина больше не видел в ней ни единого проблеска надежды на светлое будущее.

Сейчас навалилась ещё куча проблем, и Макс теперь уже не знал, выберется ли. Сначала прокурор в виде трупа обнаружился прямо в его квартире, потом Гнездилов пришёл, дебил дебилом, вот честное слово, и избил его ни за что. Затем дача Жарова сгорела почти вместе с ним и, хотя Макс успел спастись, его часы, снятые с руки грабителями в не самый нужный момент, погибли вместе с деревянным зданием. Макс попытался поговорить с Леной, сказать, что Леонидов — предатель, привёл тому косвенные доказательства, сопоставленные друг с другом, но она не стала слушать. Лена любила Алексея, и Макс плюнул на это. Пусть любит, он найдёт доказательства и без неё.

Хотели нормально позавтракать с Псом, уже заказали еду, но не суждено. На этот раз помешала чрезмерно прогрессирующая совесть и желание справедливости, играющее в одном известном месте. Пришлось спасать машину хозяина ресторана от угона. Вернулись, сели, притронулись к еде, но услышали, что едет Гнездо. В тот момент Макс подумал, что зря посоветовал хозяину ресторана вызвать полицию. Но их до сих пор не поймали, а значит хозяин и официантка сказали им что-то не то. Специально или нет, Максим не знал, но был уверен, что именно благодаря этому их ещё не посадили.

В итоге и следователь, и его немецкая овчарка были голодные, убийство прокурора висело на них, хотя в тот момент Макс его увидел впервые, а сгоревшая дача Жарова не дала никакого ключа или малейшей подсказки. И никакой Розы, которая являлась единственной зацепкой. Господи, ну почему в этом мире всё всегда так сложно?!

Строящийся район, где по воскресеньям не работали строители, сварщики и прочие их товарищи, а сегодня было, если Макса не подводила его память, именно воскресенье, мог быть прекрасным местом, где можно ненадолго укрыться и передохнуть. А, заодно, и подумать, что делать дальше.

Воровато оглядываясь по сторонам, Максимов нашёл лазейку в заборе и проник на территорию, как и многие подростки по ночам, чтобы выпить алкоголя без ведома родителей и попонтоваться перед друзьями. Единственным отличием было солнце в зените, а не луна на чёрном небе. На этаже, этак, на пятнадцатом, они остановились, потому что здесь были разбросаны мешки, на которые Пёс тут же улёгся. Максимов не в силах был сидеть — его мозг активно работал, применяя давно забытые, но эффективные методы анализа и аналитики происходящего. Дедукции, которую он использовал, казалось, в прошлой жизни.

Молчавший всю ночь и первую половину дня Пёс, решив напомнить о своём присутствии, обиженно заскулил, не поднимая головы от вытянутых вперёд лап, тем самым успешно привлекая внимание бывшего полицейского.

— Ну, ладно, извини, что наорал, — попросил прощения Макс. Да уж, вообще извиняться перед собакой Максимов совсем не собирался, но на данный момент он был его единственным защитником и от его настроения конкретно зависела его жизнь. Пёс же на реплику нового хозяина, который вылечил его после того, как нашёл на оцепленной полицией даче Жарова, вздёрнул уши к верху, вслушиваясь, и перевёл на него взгляд. — Слышишь?

Овчарка потянулась к руке Максимова и тот опасливо протянул её на встречу, боясь, что та в любой момент может её откусить. Но собака не проявляла агрессии, лишь обнюхала конечность, легонько пощекотав мокрым носом мужскую ладонь. Уголки губ мужчины немного подёрнулись улыбкой.

— Спасибо, что вернулся, — сказал Макс, смотря на крышу соседнего дома. — О! Бутерброды будешь?

Пёс заинтересованно завилял хвостом, почуяв съедобный запах, позволяя Максимову сесть рядом и достать пакет с небольшим перекусом, который тот взял с собой день назад и о котором благополучно забыл. Стоило фольге заманчиво зашелестеть, как оба услышали голос из-за колонны и одновременно повернули головы на источник звука. Не ожидали они здесь гостей.

— Собаке мясо нужно, а не сыр.

— Было бы мясо, я бы сыр не предлагал, — высокомерно и язвительно ответил бывший полицейский неизвестному и устало откинулся на бетонную стену. Не начали стрелять, голос не принадлежит какому-нибудь взрослому амбалу, значит опасности относительно не было. Пёс, на удивление, вообще не рычал. Ему было "фиолетово" на того, кто стоял за колонной. Странно, обычно он кидался на всех и вся, по крайней мере, преследуя цель понюхать и потереться боком о чью-то ногу.

— Выходи давай, не бойся, — позвал Макс человека, удобнее устраиваясь на мешке, ещё больше пачкая чёрные брюки серой бетонной пылью. — Мы сегодня вроде не кусаемся.

Из-за колонны показались яркие глаза и светлая косичка, вьющаяся змеёй примерно до лопаток. А потом и вся девушка. Выглядела она довольно нетипично. Не была накрашена, видно, что давно не брала в руки расчёску, так как коса была растрёпанная и пряди возле лица торчали во все стороны.

Стоило Максу её увидеть, как внутри него что-то оборвалось. Впервые за последние несколько дней он улыбнулся. Растрёпанные волосы, торчащие во все стороны возле лица и отливающие золотом в свете солнца, вызвали у мужчины ассоциацию с большим одуванчиком.



Sophie Writer

Отредактировано: 05.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться