Дело о яблочном боге

Дело о яблочном боге

13 апреля, 7:20


Кап… Кап… Кап…

Монотонный звук, не прекращающийся уже несколько часов, заставлял терять себя, постепенно, капля за каплей, сводя с ума.

Сначала все было вполне безобидно: единственное, что испытывал Сиэль, слыша этот противный звук, – злость.
Но, чем больше времени проходило, тем сильнее он сосредотачивался на том единственном, что могло отвлечь от тишины, царящей в этом темном, сыром помещении. И тем сильнее становилось давление. Фантомхайв, не моргая, глядел в единственное окошко, не позволявшее небольшой комнатушке – всего пара шагов от стены к стене – погрузиться во мрак.

Кап… Кап… Кап…

Казалось, капли падали прямо ему на голову, вызывая неприятный зуд и физически ощутимый холод.
Этот звук – единственное, что спасало, отвлекало от обреченности, тихо, но неукротимо захватывающей сердце. Здесь, в маленькой комнате, не осталось места надежде.

Кап… Кап… Кап…

Трубы в подвале протекали, тяжёлые капли воды монотонно падали, ударяясь о каменный пол.
Навязчивое эхо давило, вместе с тем, вводя в некое подобие транса.

Немигающий взгляд подростка был совершенно бессмысленным, казалось, сознание Сиэля пребывало где-то далеко. Где-то, где жизнь всё ещё лениво идёт своим чередом, где…

С силой втянув сквозь зубы воздух, юноша откинулся назад, намеренно ударившись затылком о крупную, неровную каменную кладку.

Будто, и правда, темница в старинном замке, а вовсе не подвал несчастного завода. Кое-где на стенах в тусклом свете, идущем от двери, можно было разглядеть мох. Единственным выходом, а также окном «в мир» служила массивная, тяжёлая дверь. Прочная, наверняка дубовая. С небольшим окошком под потолком.
Может, всё дело было в освещении, но графу казалось, что мир вокруг словно выцвел. Даже тьма в его тюремной камере была какой-то серой. Умершей.

Кап… Кап…Кап…

С трудом сглотнув, юноша попытался прикрыть глаза, но что-то помешало. Он сам себе напоминал сломанную куклу, чье тело уже не может выполнять команд хозяина.

Фантомхайв, не отрываясь, смотрел в небольшое оконце. Там, снаружи, хорошо просматривалась ветхая, древняя лестница. Казалось бы: дунь – и упадёт. Но это только здесь, Сиэль знал: выше ступени совсем новые, едва ли не блестят, натёртые… воском?

По правде, в уборке граф разбирался плохо. Как бы там ни было, с каждым пролётом ступеньки становились всё более ветхими. Пролётов было девять, он считал. Оказывается, подсознание – страшная вещь, оно улавливает те мелочи, которые хотелось бы забыть. Навсегда.

Сиэль шумно втянул воздух через нос и на пару мгновений замер, силясь справиться с пляшущими перед глазами яркими кругами света. Наверное, не стоило так резко вздыхать, но Фантомхайв не имел никакого желания дышать воздухом подвала больше, чем того требовало глупое тело.

Воздух, под стать подвалу, был таким же тошнотворным, тяжёлым и затхлым. Он душил, будто гигантская змея, обвивался вокруг груди, сжимая кольца. Сиэль удивлялся, как его ещё не вывернуло.

Кап… Кап… Кап…

Парень чувствовал рядом какое-то шевеление, пару раз даже угодил рукой в паутинку, но, сколько ни вглядывался во тьму, увидеть ее так и не смог. Однако это уже не имело никакого значения. Ему было все равно. Лишь противный страх, пока ненавязчиво, шевелился где-то в глубине души.

Кап… Кап… Кап?..


10 апреля, 7:30

Для простых людей утро начиналось рано. Они вставали, едва первые солнечные лучи показывались из-за горизонта, и единственной их радостью была возможность полюбоваться невероятно красивым моментом – восходом солнца. Когда природа только-только просыпается ото сна и так прекрасна в своем невинном, полусонном состоянии.

В отличие от простых людей граф Фантомхайв вставал, когда дневное светило поднималось выше, показываясь из-за крон деревьев, окружавших поместье. «Счастливчик», - скажет кто-то, многие подумают, какие дела могут быть у высокородного ребенка, пусть даже главы рода?

Поверхностные и в корне неверные представления. Да, он мог вставать позже, однако у Сиэля никогда не было времени любоваться природой по утрам, он никогда не наслаждался видом утреннего неба, его игрой красок, нет. А вместо переливчатого пения птиц он каждое утро слышал голос дворецкого:

- Господин, пора вставать.

Его негромкие слова всегда сопровождались шорохом раздвигаемых штор и ярким лучиком солнца, который, прорвавшись сквозь стекло, всегда падал прямо на него, слепя глаза.

Сиэль недовольно морщился и садился на кровати, опускал ноги на пол, ожидая продолжения привычного утреннего расписания.

- Сегодня на завтрак вас ждет французский киш с лососем. В качестве десерта приготовлены круассаны и бриошь. Что удовлетворит ваш вкус?

- Бриошь… И их было бы достаточно, - Сиэль сонно хмурится, сдерживая зевок, который совсем не соответствует его положению дворянина, и неохотно встает с кровати.

- Что вы, Господин, - Себастьян приторно-сладко улыбается и ловко, почти не касаясь, одевает на него рубашку, застегивает пуговицы, столь невесомо, что заметить почти невозможно, - плотный завтрак – основа хорошего самочувствия. Вам предстоит трудный день.

- Трудный? – Сиэль напрягся. Да-да, дворецкий выполнял все его приказания, но граф никогда не забывал: прежде всего Себастьян – демон… и он никогда не упустит случая понаблюдать за его мучениями. Даже если они произрастают из сущих мелочей.

- Совершенно верно. После завтрака вам придется отложить все запланированные занятия и ознакомиться с письмом от Ее Величества.

Фантомхайв облегченно вздохнул, стараясь сделать это незаметно. Учиться он любил, но всему должен быть предел. Нет, граф понимал, что ему необходимы все эти занятия для вращения в высшем обществе, вот только… ни на одного подростка вместе с уроками не ложилось управление компанией, обязанности цепного пса Королевы и… месть. Сиэль попросту не мог выбросить что-либо из этого списка и поэтому, порой, ему приходилось тяжело.

Но гордость не давала показать подобной слабости. Не давала попросить лишнюю минуту передышки.
Себастьян улыбнулся, но ничего не сказал по поводу очевидной радости графа. В конце концов, ему тоже было интересно. Вот только ожидания демона касались совсем других вещей. Письмо означало очередное дело, наверняка связанное с чьей-то смертью. Или смертями. А демону всегда нравилось смотреть, как его юный граф реагирует на чужую гибель. Нравилось, как трепещет его душа, разрываемая противоречивыми эмоциями. О да, это были восхитительные моменты! Самые острые и самые любимые.

Себастьян быстро закончил утренние ритуалы, и вскоре по комнате поплыл аромат утреннего чая, который к тому времени успел настояться.

- Дарджилинг, - констатировал Сиэль, не торопясь отпив совсем немного, наслаждаясь чуть терпким вкусом и лениво ковыряясь в пироге. Есть он не хотел.

Несмотря на первое облегчение он, как и демон, прекрасно понимал, что письмо может быть связано с очередными убийствами.

Наконец, допив чай, но так и не съев ни кусочка, Сиэль решительно отодвинул тарелку.

- Давай письмо.
Как ни странно, Себастьян не стал спорить. Они слишком долго находились в поместье, где единственным развлечением были идиоты, желавшие обдурить графа. Но этого было мало… слишком мало, чтобы развеять его скуку.

Сиэль долго и вдумчиво вчитывался в ровные, четкие строки и, лишь запомнив их наизусть, небрежным жестом протянул письмо Себастьяну. Тот не замедлил воспользоваться приглашением. И чем дольше он читал, тем шире становилась улыбка на его лице. Кажется, им действительно предстояло хорошее развлечение. Но для начала…

- Действительно, интересное дело. Но пока нам известно только место преступления, до него можно добраться за несколько часов. Прикажете собрать вещи и заложить экипаж?

- Да, - Сиэль, прищурившись, смотрел на демона, - однако, у нас слишком мало данных. Поэтому ты навестишь полицейский участок и выяснишь, что они успели накопать. Здесь говорится, что убийства происходят каждый год. Мне нужна информация по каждому из них.

- Как прикажете, мой лорд, - демон улыбнулся, по его губам зазмеилась привычная усмешка. О да, он исполнит приказ в точности. Вот только и без него он мог бы сказать куда больше. Но граф Фантомхайв должен научиться задавать правильные вопросы и отдавать верные приказы, если желает добиться от него максимального результата. А пока же демон может развлекаться, наблюдая за мучениями своего юного хозяина.



AyranTa

Отредактировано: 18.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться