Демон в маске

Глава 1. Детское любопытство.

Ужасное чувство горечи одолевает, когда начинаешь осознавать, кто твои родители на самом деле, и почему твоя семья не пользуется популярностью у соседей и вообще у других людей. Как определить, что твоя семья нестандартная? Всё очень даже просто. На тебя смотрят, как на чужачку, но только если всё-таки решаются взглянуть. Если ты пытаешься подружиться с чьим-то ребёнком на детской площадке, то вполне можешь рассчитывать на удар взрослого человека, который ещё и моментально оттащит от тебя своё чадо, осмотрит, и спросит, всё ли с ним в порядке.

Конечно, она уже привыкла к подобному, но вопросы возникали без перерыва, особенно поначалу. Видите ли, «немного» обидно, когда у тебя нет ни одного друга, из тебя делают изгоя, а ты не понимаешь, что вообще, чёрт побери, происходит.

- Даймон, зачем ты постоянно задаёшь одни и те же вопросы? – раздражённо нахмурилась в очередной раз мать.

- Ну, мам…

- Мам?

- Простите, госпожа… Что со мной не так? Почему со мной никто не хочет даже говорить? Меня все ненавидят!

- Это всё неважно, ведь твоя миссия совсем в другом. Ты думаешь, что была рождена для дружбы и какой-то обычной жизни?

- Но тогда для чего? Все же живут спокойно, радуются, смеются, но только не я…

- Тебя подобное не должно заботить, совсем немного осталось. Ещё год, и тогда можно будет осуществлять долгожданный призыв в этот  мир.

- Призыв?

- Тебе этого не нужно знать! – рявкнула женщина. – Иди в свою комнату, и не появляйся до тех пор, пока я не позову!

- Опять… - пробурчала девочка.

- Иди же!

Нехотя Даймон развернулась, и, переступая через нарисованные на полу линии, пошла в свою комнату.  Сейчас её совершенно не беспокоил тот хаос, что творился в доме. Она полностью привыкла к тусклому свету свечей, не смотря на то, что с электричеством не было никаких проблем. К разбросанным куриным лапкам, чьим-то копытам и висящим головам животных на стенах. Разрисованный красными линиями пол Даймон помнила всю свою жизнь, и девочка как-то не интересовалась, сколько фломастеров и красок мать потратила на эти рисунки. Постоянный дым тлеющих трав и тонких веточек деревьев наполнял дом до такой степени, что перед глазами всегда была серая пелена, а дышать было не так уж просто. Но и к этому привыкаешь. По крайней мере, Даймон уж точно приспособилась к подобному.

- Привет, пап… - тихо прошептала она, проходя мимо застывшей в сидячей позе фигуры.

- Угу… - пробубнил мужчина себе под нос.

Этот человек с трудом мог бы называться её отцом, в силу того, что за восемь лет жизни с ним общение было примерно на таком уровне, как и сейчас. Всё, что девочка о нём знала, это то, что он вечно сидел и медитировал в центре одной из комнат. Так называемый отец всегда сидел в начерченном круге и никуда не уходил. Иногда мать орала на него за то, что он не всегда встаёт, чтобы сходить в туалет, и из-за этого приходится за ним прибирать отходы. Конечно, это отвратительно, и Даймон порой не понимала, почему мать его до сих пор терпит. Казалось, что он ей для чего-то нужен…

Время шло, а перемены так и не наступали. Единственной отрадой девочки было то, что неделя состояла из двух выходных и целых пяти учебных! Вот это её действительно радовало, так как целую половину дня она могла спокойно проводить в школе с другими людьми. Пусть это время было болезненным, ведь её постоянно либо избегали, либо обзывали, и если всё-таки подходили, то начинали издеваться, но и этого ей было достаточно для счастья. Здесь она понимала, что хоть кому-то и хотя бы для чего-то нужна. Даже если эта надобность заключается в обычном издевательстве над ней…

- Ты чертовка и замухрышка! – крикнул ей в очередной раз Колин.

- Почему? – не понимая, почему её снова обзывают и пытаются задеть.

- Потому, что у тебя родители странные! Мне отец говорит, что скоро сожжёт ваш дом, если не прекратите страдать хренью. Вот так!

- Не надо сжигать… - пробубнила Даймон. – Там мама и папа, и если не будет дома, то нам даже жить негде будет.

- И тогда, может быть, ты, наконец-то уйдёшь из школы, дура! – крикнул он, после чего развернулся и побежал галопом прочь.

- Дурак…- унимая дрожащий подбородок, прошептала девочка.

День за днём, месяц за месяцем существование Даймон продолжалось в подобном ключе. Почему «существование»? Всё просто. Подобное невозможно назвать жизнью. Неужели мир может быть настолько суров к ребёнку, который даже не понимает, что толком происходит вокруг.

***

Прошёл целый год, и случилось то, что, возможно, повлияло на её существование, и впоследствии, на целый мир.

- «Призыв демонов»… - прочитала она на обложке, заляпанной в чём-то липком и вязком, книги.  – Что это такое… - настороженно задумалась она.

- Что ты там делаешь? – внезапно раздался мужской голос.

- Ничего, пап! Думала, что мама есть в комнате, а её тут нет.

- Выходи живо оттуда! – заорал он диким голосом.

Сердце бешено забилось, и руки, задрожав, случайно выпустили книгу. Сильный грохот разнёсся по дому, и это будто окончательно взбесило мужчину, который неожиданно начал пытаться встать из своей медитационной позы. Ноги, судя по всему, затекли и онемели. Сейчас какие-либо движения были неподсильны ему. Даймон сорвалась с места, и быстро перебирая ногами, направилась в свою комнату, не замечая при этом, что наступила на две линии странного круга.

- Ах ты, паршивка! – продолжил орать отец, стараясь встать на ноги, но лишь в очередной раз упал на пол. – Я встану, и тогда тебе не поздоровится, маленькая дрянь!

- Да, что я сделала-то? – дрожащим голосом крикнула девочка, пробегая мимо него, стараясь не попасть под его руку.



Гусев Роман

Отредактировано: 22.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться