Демоны на привязи

Размер шрифта: - +

Глава 1. Следуй за серым кроликом

«И были прокляты двое из двенадцати за свои злодеяния. В наказание первого погрузили в вечный сон. Кара второго была во сто крат тягостнее, суждено было ему пребывать в одиночестве стеклянного лабиринта тысячу лет».
Отшельник. Из сказаний о Двенадцати

Камчатка! Мечты сбываются. Свежий ветер приносит запах моря. Я вдыхаю полной грудью воздух с привкусом соли. Улыбаюсь хмурому небу.

— Рады предстоящим исследованиям, госпожа Воробьева? Похвально, похвально!— Научный руководитель одобрительно похлопывает меня плечу. В этих «господах» и «госпожах» весь Эдуард Михайлович — импозантный мужчина под пятьдесят как-то умудряется после восьмичасового перелета выглядеть свежо и элегантно. «Интересно, а он так и будет ходить в костюмах все время? Даже когда в палатках будем жить?» — думаю я отстраненно, совершенно не представляя своего научрука в какой-то другой одежде. Подозреваю, что в кабинете Эдуарда Михайловича висит портрет, на нарисованной одежде которого и появляется вся пыль и грязь, посмевшая коснуться его настоящего костюма.

К вечеру наша экспедиция прибывает к подножью вулкана. Лава, застывшая черной рекой, уничтожила старую дорогу, и теперь до места назначения приходится добираться окружным путем. Гид говорит, что последнее извержение изменило ландшафт, мы находимся в долине, которая прежде была недоступной для машин.

* * *

Я просыпаюсь посреди ночи. Организм намекает мне, что вторая чашка чая после ужина была явно лишней и дело никак не потерпит до утра. Выбираюсь из спальника и с обреченностью вспоминаю, что «удобства» располагаются на улице, метрах в тридцати от палаточного лагеря, где разместилась на ночевку наша группа.

«Будьте осторожны, здесь водятся медведи», — предупреждение гида звучит в моей голове, пока я на ощупь зашнуровываю ботинки. Будить кого-нибудь для компании стыдно. Я успокаиваю себя мыслью, что вряд ли медведи будут подходить так близко к человеческому жилью, тем более что сейчас лето и они не голодные.

Подсвечивая тропинку фонариком сотового телефона, останавливаюсь в нескольких метрах от кустов. Чтобы добраться до туалета, нужно пройти мимо этих темных зарослей.

А! В кустах что-то шуршит! Подпрыгиваю вверх и назад. Не знала, что на такое способна. Но дальше тело не слушается, ноги подкашиваются. Хочу закричать, а голоса нет. Все, что я могу, это продолжать светить вперед. Может, я увижу медведя перед тем, как он меня съест? Я же мечтала увидеть медведя. Правда, надеялась, что между нами будут не настолько близкие отношения.

Что-то маленькое и юркое резво пересекает полоску света и исчезает в темноте. Это суслик! Облегчение прокатывается приятной волной по телу, я негромко смеюсь. Суслика испугалась! Может, именно этого я кормила печеньем после ужина. Тут недалеко живет целая колония зверьков.

Несмотря на то, что теперь знаю источник шума в кустах, я все равно не могу пройти мимо. Луч фонарика запутывается в корявых ветвях, похожих на когтистые лапы, тянущиеся ко мне. У меня слишком богатое воображение, я почти слышу завлекательный шепот тварей, притаившихся в кустах.

А почему бы не сходить в туалет в другую сторону? Там раскинулась широкая долина без ненужной растительности — никто не сможет незаметно подобраться. Мысль кажется мне здравой.

Уже застегивая брюки, замечаю, что почва под ногами как будто светится. Направляю вниз луч фонарика — обычный темный вулканический песок, такой же покрывает здесь все вокруг. И тут смартфон гаснет. Он разрядился? Я пытаюсь пробудить его к жизни, но безрезультатно. Свечение у моих ног усиливается. Это какие-то камчатские светлячки или в песке содержится фосфор? Этот вопрос задает рациональная часть меня, а та, что одержима сказками и легендами, напоминает о феях, рассыпающих волшебную пыль.

— Привет!

От неожиданности подскакиваю еще выше, чем после шуршания в кустах. Мне показалось, или я действительно слышала, как со мной поздоровались? Наверное, кто-то из группы тоже вышел в туалет, а тут я в чистом поле… Стыдно-то как! Озираюсь вокруг, но нигде не видно ни луча фонарика, ни силуэта.

— Под ноги посмотри, — раздается тот же голос совсем близко.

Внизу все тот же светящийся песок.

— Левее, тупая ослица!

Кролик? Это что, кролик? Серенькое округлое тельце, вытянутые овальные ушки. Они разве здесь водятся? Зверек смотрит на меня черными бусинками глаз. Взгляд внимательный и какой-то… осмысленный.

— Э… Это ты сказал?

— Ну почему после стольких лет в забвении сна мне попадается настолько тупая ослица?! — патетично восклицает мелкий пушистик, картинно прикрывая ухом мордочку.

Все, Арина, приехали. Вот теперь ты разговариваешь с кроликами! Одно дело — воображать несуществующее, а совсем другое — видеть и слышать. Надо вернуться в лагерь, утром сообщить о симптомах научному руководителю. В Москве пройти обследование, пропить курс таблеток. И тебя вылечат, и меня… Все наладится, все будет хорошо!

— Ты лунный заяц? Тебе стало скучно, и ты спустился на землю? — решаю зачем-то уточнить у этого слишком реального воображаемого зверька. Пячусь, предположительно по направлению к палаткам.

— Ты меня пробудила, а теперь убегаешь?! И даже ничего в награду не попросишь?

Слово «награда» заставляет меня на миг заколебаться. Ведь я знаю столько историй и мифов, когда героя одаривали волшебные существа! Может быть, я все-таки не сошла с ума, а некоторые сказки основаны на реальных событиях? Говорящий кролик, нет, быть такого не может! Я изучаю сказки, а не попадаю в них!

Оглядываюсь, пытаясь увидеть темнеющие силуэты палаток. Как не вовремя разрядился телефон! Но я могу наблюдать только светящийся песок под ногами, который становится чуть более блеклым по мере отдаления от места встречи с кроликом.



Тигра Белая

Отредактировано: 05.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться