Держи на Запад!

Глава 1. Осень 1865 года

Когда из салуна вышли двое и неспешно направились в сторону речки, я на них сперва особого внимания не обратил – мало ли, может, проветриться захотелось. В салуне небось душновато. Но вот когда один из них, проходя мимо нашего дома, мазнул по мне деланно безразличным взглядом, я насторожился; сразу почему-то вспомнилось, что револьвер и карабин сейчас не со мной, а в комнате.

Впрочем, я тоже вида не подал и даже позу не сменил, сидел как сидел в кресле на веранде, закинув ноги на табурет, под одной рукой на полу чайник и кружка, под другой – стопка журналов «Сайентифик американ». Такой вот послеполуденный отдых фавна.

Улица наша, Пото-авеню, пока невелика; на ней всего несколько домов и пешие прохожие бывают редко. Те, кто собирался в дальнюю дорогу до Техаса или Нью-Мексико, проходили и проезжали обычно сразу после рассвета, а те, кто собирался да пока не собрался, гуляли обычно от луга, где накапливались фургоны, до салуна и обратно. Жителям же Форт-Смита наши выселки были мало интересны и появлялись они здесь исключительно по делам, а для прогулок и пикников у них был берег реки Арканзас и остров прямо напротив пристаней.

Парни догуляли до конца улицы, туда, где дорога переходила в брод через речку Пото, полюбовались на наведенную рядом паромную переправу, а сами то и дело посматривали назад, на наш дом и подходы к нему. И вот с чего бы это такой к нам интерес? Грабить у нас особо и нечего, мы не банк, а личные счеты сводить – с кем? Я им вроде не интересен, смотрели они на меня как на мебель, а больше никого в доме не было. Был еще Джейк, но он как раз сейчас наверняка точил лясы с салунщиком. Зачем далеко ходить, могли бы разобраться с ним прямо в салуне. Значит, и Джейк им не нужен? Кроме того, в штатном расписании нашего отделения «Вестерн-Континентал» числились еще Норман Ирвинг и Фокс Льюис, но они сейчас были где-то в районе Форт-Гибсона.

Оценив подступы к нашему дому с запада, парни неспешно пошли по улице обратно. У салуна даже шаг не замедлили, пошли дальше, но поодаль остановились, развернулись друг к другу лицом и вроде как увлеклись разговором, а сами в мою сторону так и поглядывают: оценивают, значит, подступы еще и с востока. Ну-ну…

Рассмотрев все, что их интересовало, парни не торопясь направились в город, а я, расслабившись, потянулся за чайником: сейчас нападать не будут, можно отдыхать дальше.

Городок наш Форт-Смит – второй по величине в Арканзасе после Литл-Рока, из чего, глянув с моей веранды, вы сразу можете заключить, что крупными городами земля арканзасская не славится. Прямо перед моими глазами, почти строго на севере за пустырем, где наш сосед Макферсон собирался развести фруктовый сад, виднелось городское кладбище, а за кладбищем – невысокие стены форта, над которыми торчал флагшток с звездно-полосатым флагом. Справа от него по берегу реки Арканзас растянулся сам городок, распланированный на безупречно-геометрические кварталы. Как они впоследствии, при расширении города, собираются вписывать в эту ровную сетку нашу кривоватую Пото-авеню – я даже не представляю, но как-то собираются же, иначе бы не обзывали отрезок дороги до границы штата так помпезно.

Большой кусок земли по северной стороне Пото-авеню от самой речки Пото облюбовал для себя Джейми Макферсон. Он собирался поставить там дом, магазин, да еще и садик завести с яблонями и персиками, но пока только начинал строиться. Чисто теоретически наша контора могла распоряжаться таким же куском земли по южной стороне Пото-авеню, но нам столько земли было не нужно, мы большое хозяйство заводить не собирались. В планах была постройка сарая для хранения всякого рода телеграфного оборудования, это событие нам обещали не раньше, чем через месяц.

Наш участок и участок Макферсона от всей прочей Пото-авеню отделяла перекинутая над улицей растяжка. Растяжка за лето порядком выгорела на солнце, но с моего места отлично читалась: «Вы вступаете в штат Арканзас», а ниже надпись буквами поменьше, ради которой растяжка и городилась: «Промочить горло можно здесь» и стрелка налево. С обратной стороны на растяжке, как я помню, значилось: «Вы покидаете штат Арканзас» и «Не упустите последний шанс промочить горло», и снова стрелка в сторону салуна «Первый и последний шанс».

Именно поэтому около моего кресла стоит чайник, хотя вся улица в курсе, что не чай я там пью. Правда, желающих домотаться, почему мой чай так обильно пенится, когда я его наливаю в кружку, на нашей улице нет, но факт остается фактом: я нарушаю закон, распивая на Индейской территории спиртные напитки. Потому что да, вы правильно поняли: наш дом и хозяйство Макферсона формально никакого отношения ни к штату Арканзасу, ни к городу Форт-Смиту, ни к Пото-авеню не имеют. Мы сами по себе.

Над моей головой над входом в дом висит вывеска, извещающая о том, что здесь располагается офис «Вестерн-Континентал», известной по всему Западу телеграфной компании. Да, на Индейской территории теперь тоже есть телеграф! Длина телеграфной линии Индейских территорий чуть больше десяти метров – от столба на углу нашего участка (того самого, на котором закреплен один конец растяжки) до телеграфного аппарата, установленного в доме. Кроме того, мы отвечаем еще и за линию, проведенную от телеграфного пункта города Форт-Смита до этого столба, но это тоже не бог весть какое расстояние.

Первой нашей трассой по Индейским территориям должен был стать маршрут от Форт-Смита до Техаса по почтовой дороге. Длина этой трассы невелика – каких-то 190 с небольшим миль, это расстояние до войны почтовая карета преодолевала за тридцать шесть часов. Мы сделали проект трассы еще в июне, но наши эскизы и расчеты, а заодно и все приготовленные к работе провода, изоляторы и прочее оборудование уже который месяц пылятся без дела. Сначала вожди чокто, которые всеми руками были «за», попросили малость повременить, пока индейцы вернутся по домам с войны; работу по обустройству телеграфа вожди собирались включить в работы по благоустройству дорог, на которых согласно принятому до Гражданской войны каждый мужчина (за исключением фермеров, учителей и школьников) должен был отработать несколько дней в году. «Вестерн Континентал» предложила: пусть воины спокойно сидят по домам и празднуют возвращение в семейном кругу, а мы просто наймем в Форт-Смите негров, которых тут хватает, и сделаем все сами. Нам, если честно, такой вариант был более выгоден, чем вариант с индейцами, потому что орава негров, во-первых, лучше управляется, во-вторых, лучше работает, а в-третьих, не будет чехарды с рабочими, которые приходят поработать на три дня, а будет нормальная рабочая обстановка. За два месяца с неграми управимся, а с индейцами не меньше полугода промаемся.



Денис Миллер

Отредактировано: 11.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться