Дешевый и плохо сшитый костюм гориллы

Размер шрифта: - +

Глава 1

Номер оказался именно таким, как на рекламной картинке туристического комплекса: светлое дерево стен и полов, небольшая кухня слева от входа, длинный обеденный стол в противоположном углу комнаты, узкий диванчик под окнами и еще один, широкий и мягкий в полосатом чехле, у свободной стены. Батареи жарили добросовестно, с учетом двадцатиградусного мороза за окном – Ольга отдернула ладонь и вернулась к сумкам и пакетам. Выложить телефон из кармана пуховика, переобуться и убрать продукты, пока в дом не ввалилась следующая партия гостей. Потом можно будет налить себе чаю в большую фаянсовую кружку и, поджав ноги, забраться на диван: пусть дальше суетятся те, кто опоздал.

Две круглых пластиковые коробки с домашним оливье и селедкой под шубой удобно встали на ступеньку перед дверью на террасу, там было прохладно, так что не пришлось занимать дефицитное место в небольшом холодильнике.

- Артем, вещи отнеси сразу наверх. Раз мы первые, займи спальню на свой вкус.

Муж поцеловал Ольгу в пушистый рыжий затылок и, выложив свой телефон и ключи от машины рядом с Ольгиным, направился по деревянной лестнице на второй этаж. Ольга воткнула в розетку вилку одного из лежащих на столешнице проводов, холодильник сыто заурчал, принимая в утробу сыр, масло, пластиковые боксы с домашней бужениной, заботливо нарезанной семгой, огурчиками и прочей снедью. Три бутылки водки легли в морозилку, затем Ольга, чуть подумав, вынула одну и поставила ее ближе к входной двери. Батарея бутылок белого, красного и компромиссного розового выстроилась на подоконнике. Делом еще одной минуты было сполоснуть большое стеклянное блюдо и выгрузить на него вымытые еще дома фрукты. Учитывая привычку Нинки закусывать красное вино мандариновой корочкой, мыть их приходилось с мылом.

- Барсуковы будут минут через двадцать, - сообщил Артем.

- Дозвонился?

- Да, связь здесь хорошая. Так что, я приступаю к шашлыку?

Ольга приподняла крышку с желтого эмалированного ведерка и недоверчиво потянула носом.

- Ты со специями не переборщил?

- Не обижай меня, жена. Я просто королевский жарильщик шашлыков. А где…?

Ольга кивнула на терпеливо ожидающую своего часа бутылку водки и выставила рядом с ней три стопки с толстым донышком. Артем радостно хмыкнул, уместил стопки на крышке ведра, зажал бутылку под мышкой наподобие градусника и потопал на выход. Через пять минут он уже колдовал над мангалом за террасой и размахивал все той же крышкой над разгорающимися углями.

Щелкнул чайник, бурление в нем стихло, и Ольга, бросив в заранее облюбованную синюю чашку несколько горошин зеленого чая, наполнила ее кипятком почти до ободка светлой глазури. Баночки с зеленым и черным чаем заняли свое место на крышке микроволновки, а пирог с брынзой в самой печке – подогреть его нужно будет позже, когда уже соберутся все.

Вот оно счастливое мгновение – женщины отдыхают, мужчины жарят шашлык. Удобно пристроив чашку на колене и уютно обхватив ее ладонями, Ольга с дивана сквозь дверь террасы наблюдала за мужем. Артем все еще раздувал угли, то ли напевая, то ли насвистывая что-то себе под нос. Незаметно для себя, она улыбнулась, удобнее оперлась спиной о широкий мягкий подлокотник и привалилась плечом к спинке дивана.

И кто придумал эту глупость про кризис среднего возраста? На самом деле, после первых сорока лет жизни человека ждет как минимум еще двадцать прекрасных лет, когда быт уже налажен, дети выросли, и если не растерять здоровье и друзей… Ольга вздохнула, с друзьями на сегодняшний день дело обстояло лучше, чем с детьми. Для Саньки, их с Артемом младшей дочери, и Женьки, старшей, Артем снял соседний номер с двумя спальнями, но приедут ли девочки, до последней минуты было неизвестно.

Отношения с Женькиным Димой у Артема не сложились с первой же встречи, и теперь муж, не стесняясь при каждом удобном случае давал понять, что молодой начинающих художник явно не пара его деловой и многообещающей дочери. Дочь стойко «держала удар», не пропуская ни одного нелицеприятного замечания отца, и довольно быстро смогла свести их отношения к состоянию вооруженного нейтралитета, так что Ольга с удивлением поняла, что бойцовский характер дочери ее скорее радует, а вот неожиданно открывшаяся в муже сварливость расстраивала не на шутку.

От печальных мыслей отвлек писк телефона. Ольга тряхнула головой, отставила чашку в сторону и быстро подошла с столу. Экран одной из двух одинаковых «Нокия 925» светился ей навстречу россыпью осенних листьев. Под кончиком пальца синяя строчка сообщения развернулась в прямоугольник: «Люблю, жду, скучаю. Твой Ангел». Вероятно, ошибка. Наверное, Санька перепутала номера. Неужели девочка влюбилась? Надо будет разнюхать поаккуратнее.

Ольга улыбнулась и задвинула телефон под блюдо с фруктами. В доме еще было холодновато, пожалуй, стоило плеснуть в чай коньяку. Потянувшись к бутылке на подоконнике, Ольга снова посмотрела на телефон. Глоток прямо из горлышка, три секунды на раздумье - она извлекла телефон из-под блюда и замерла, глядя на череп с костями, приклеенный к черной матовой крышке под выпуклым глазком камеры.

Тело отреагировало быстрее разума, с горлу подкатила тошнота, желудок болезненно сжался, и Ольга бросилась к кухонной раковине. Это была не Санька, это писала Артему какая-то женщина, но в голове уже вскачь неслись мысли, убеждая, уговаривая, отвлекая. Ольга вспомнила их сегодняшний утренний разговор, смех в машине, шутливую потасовку на диване, быстрый поцелуй на кухне – все было хорошо, привычно, безопасно. Это просто ошибка, нелепость, ведь они всегда доверяли друг другу, постоянно перезванивались, заканчивали друг за друга предложение, могли друг друга «собрать и разобрать с закрытыми глазами», как говорил общий друг Никита.

Ольга умылась холодной водой и прополоскала рот, затем вытерла лицо кухонным полотенцем и медленно вернулась к столу.



Гордиенко Екатерина

Отредактировано: 11.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться