Десять тысяч стилей. Книга пятая

Пролог

– Ну и дождь! Целую неделю лил.

– Да, Свен, и не говори. Зато теперь грибы попрут. Надо заготовить.

– Все ты о грибах своих. Твоя жена уже не знает, как тебя, идиота, дома закрыть, чтобы ты ей их не носил.

– А что в грибах плохого?

– То, что их чистить и готовить надо. А ты насобираешь два ведра, вручишь Милане и пойдешь спать.

– Ну тебя. Давай лучше сети поищем.

 Найти расставленные до грозы сети было почти невозможно. Рыбаки не успели их убрать, а стихия давно уволокла их дальше по течению. Но надежда умирает последней.

– Смотри, тело.

 После грозы по реке нередко плыл разный мусор, который попадал в течение по воле судьбы. В этот раз рыбаки увидели тело молодого парня, но не сильно-то удивились этому – мертвецы в реке не такая уж большая редкость.

– Свен, у тебя багор есть! Давай достанем!

 Мужчина схватил длинный багор и попытался задеть тело. Но оно было слишком далеко, а когда рыбаки развернули лодку, стало поздно пытаться вытащить парня.

– Эх, не вышло.

– Как думаешь, может быть живым?

– Этот? Не, жмурик точно. Кожу его видел? В воде дня три точно пролежал. Ничего, где-то ниже по течению вынесет на берег. Жаль, конечно, могли бы хоть в землю закопать.

 Тело плыло все дальше. Из-за грозы на него не покушались ни птицы, ни звери, только сейчас животные заинтересовались во внезапном подарке. Река круто сворачивала, поток выбросил тело на берег к целой куче мусора, скопившейся здесь после бушующей неделю стихии.

 Несколько минут ничего не происходило, только вода еле-еле колыхала ноги тела. Ворон, круживший сверху, спустился вниз. Ему хотелось полакомиться мясом, птица аккуратно подходила к телу, не замечая никаких признаков жизни.

Но внезапно пальцы руки судорожно впились в песок. Ворон взмахнул крыльями и улетел, оставляя воскресшего парня в одиночестве.



Илья Головань (Krayhir)

Отредактировано: 02.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться