Десятое желание

Размер шрифта: - +

Глава 1. Квартирантка

 

Глава 1. Квартирантка

 

 

Дверь подъезда закрылась, и Катя оказалась в полной темноте. Те несколько мгновений, пока глаза не начали различать контуры лестничной площадки, обострилось обоняние, и к горлу подкатила тошнотворная волна.  

Бежать отсюда! Но куда? Ночевать на вокзале?..

Катя нажала на мобильном телефоне первую попавшуюся кнопку. Тусклый свет дисплея выхватил десяток ступенек и распахнутые дверцы покореженных почтовых ящиков. Она поводила телефоном по сторонам, готовая увидеть ночлежку бомжей, но в углах прятались только тени.

Ладно, нужно просто подняться по лестнице.

Дверь тускло освещенного тамбура оказалась не заперта.

Катя нажала на кнопку дверного звонка – и тишину взорвал пронзительный дребезжащий звук.

– Кто? – сухо прозвучал мужской голос. Похоже, тот самый, который Катя слышала в телефонной трубке час назад.

– По объявлению.

Дверь распахнулась, и Катя беззвучно ахнула. На пороге стоял худощавый мужчина лет тридцати, высокий – она едва доставала ему до подбородка. Волосы цвета ржавчины в беспорядке спадали до плеч. Серо-зеленые глаза, необычно яркие по контуру радужки, на фоне бледного лица казались провалами.

Пьяный? Сумасшедший?

Пьяный сумасшедший?

На нем были черные брюки и расстегнутая белая рубашка. Выше ремня виднелась татуировка: то ли цветок, то ли птица.

– Чего застыла?

Катя перешагнула порог и нагнулась, чтобы снять ботинки. Мельком глянула по сторонам в поисках того, что заставило бы ее сбежать. Но в прихожей было чисто и аккуратно, от линолеума едва ощутимо пахло хлоркой. На полке стояла фотография миловидной блондинки – слишком обычной по сравнению с этим экземпляром.

Хозяин терпеливо ждал, пока она возилась с застежкой.

– Налево – кухня. Направо – комнаты. Твоя и моя.

Катя заглянула в приоткрытую дверь «своей» спальни.

– Обстановка скромная, как я и говорил, – мужчина подошел ближе, чтобы включить свет, и Катя глубоко втянула воздух: нет, не пьян.

Скромная – подходящее слово. Шкаф наподобие того, что стоял в коридоре. Продавленный диван, застеленный выцветшим пледом. Стол со стулом – точь-в-точь как у преподавателей в ее бывшей сельской школе. На полу – потертый линолеум. А что ты хотела за такие деньги?

– Могу я заселиться сегодня? – как можно увереннее произнесла Катя и тут же исправилась: – Сейчас?

Мужчина просканировал ее взглядом с головы до пят, словно проверял, достойна ли она жить с ним в одной квартире. Катя невольно заложила за ухо прядь волос, которая выбилась из пучка на затылке. Одну руку спрятала в карман наглухо застегнутого темно-синего плаща. Второй – принялась теребить лямку спортивной сумки, переброшенной через плечо.

– Плата за месяц вперед, – наконец, произнес он.

Несколько секунд Катя стояла, не шевелясь, потом спохватилась, запустила руку в потайной карман сумки.

– Держите, – и на всякий случай приврала: – Это все, что у меня есть.

– А питаться будешь из мусорки? – спросил мужчина без зла, с любопытством.

– Я заработаю.

– За ночь? – он ухмыльнулся. Затем взглянул на ослепительно белые манжеты без пуговиц. – Впрочем, я тоже работаю по ночам. Располагайся.  

Хозяин закрыл за собой дверь. Катя опустилась на диван, подышала на ледяные ладони.

В коридоре скрипнул шкаф, о дверцу ударилась вешалка. Сердце болезненно отзывалось на каждый звук.

– Вернусь часа через три. Если захочешь прогуляться, ключи в коридоре за фотографией, – донеслось из-за двери.

Вот так просто? Ключи – первой  встречной? Даже паспорт не попросил.

– Ладно.

Хлопнула входная дверь, щелкнул замок.

В первую минуту стало спокойнее: по крайней мере, ночью этого странного человека не будет рядом. Но потом накатила новая волна паники.

Конечно, ни замка, ни задвижки.

Катя подперла спинкой стула дверную ручку. Проверила – не опускается. Хоть на минуту это его задержит. А минуты ей будет достаточно.

Стол перетащила в угол, передвинула к подоконнику диван. Открыла окно, выглянула в темноту: до земли метра два. Сойдет.

Легла. Вскочила. Схватила сумку. Рывком отдернула штору.

Да, минуты будет достаточно.

…Но что делать потом, ночью? В незнакомом городе? Почти без денег?

Не раздеваясь, Катя легла на кровать и утопила голову в подушке. Пахло свежей наволочкой. Где-то в квартире тикали часы, за стеной урчал холодильник. Так привычно, по-домашнему. Она закрыла глаза, прислушиваясь к себе. Паника отступала: ладони потеплели, лоб не горел, пульс не разрывал виски. Дыру в животе, что проел страх, наполнило ноющее чувство усталости. Одной быть не страшно. Неуютно, но не страшно.



Анастасия Славина

Отредактировано: 27.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться