Дети сакморов

1.

                                     

  - Не закрывай дверь! Не закрывай!

  Подошвой с размаху шлёпнул по коричневой плитке пола.

  - Спрячь меня! Срочно! Немедленно!

  Низенький, полный (а, точнее, просто-таки толстый до отвисшего, бурдючно колыхающегося живота и прочего безобразия) человек в синей кепке, семафорно-красной майке и в бахромою распустившихся джинсах, потёртых едва ли не до бледной, нищенской серости (считаемой некоторыми ценителя псевдо-аутсайдерской роскоши вовсе даже не нищенской, а наоборот, изящно-гламурной) в два прыжка преодолел расстояние от дверей лифта до неосмотрительно оставленной Сергеем открытой двери квартиры и, отпихнув ошалевшего от неожиданности хозяина, влетел в коридор.

  И в шаге от порога вдруг остановился так резко, что увлечённый вперёд силою инерции живот едва не прорвал растянувшуюся майку.

  Согнулся, ладонями уперевшись в колени, и начал часто, с болезненным, одышливым, протяжным свистом заглатывать воздух.

  - Я... это,.. – пробормотал Сергей, с изумлением глядя на незваного гостя.

  Гость, отдышавшись, распрямил спину. А потом, повернувшись к Сергею, часто-часто замотал головой из стороны в сторону и замахал руками.

  - Быстро дверь закрыл! Быстро!

  «Тебя не поймёшь» с неудовольствием и даже некоторым раздражением подумал Сергей, сразу же начав (хоть поначалу и мысленно) обращаться к незваному гостю на «ты». «То не закрывай, то закрой, да ещё и быстро... Он что... От кого...»

  Сергей от природы был не слишком сообразителен, но тут разум его, пробуждённый к активной жизни нежданным вторжением диковинного толстяка, встрепенулся и необычно быстро родил догадку:

  «Гонится за ним кто-то! Это же жулик, и он от кого-то пытается спастись! Спрятаться! В моей квартире! Гад!»

  Сергей грозно сдвинул брови.

  - А ну, пошёл вон!

  Толстяк упал на колени.

  - Спрячь меня! Я с Богом поссорился! Он меня ищет! Ты верующий?

  Сергей приоткрыл рот и озадаченно заморгал.

  Толстяк до конца использовал эффект неожиданности: резко вскочил и захлопнул дверь. Дважды повернул ручку замка.

  Затем панибратски хлопнул хозяина по плечу и радостно запрыгал по коридору, продемонстрировав грацию разъевшегося в зоопарке слона и обрушив попутно полку с обувью и вешалку.

  - Спасён! Воистину спасён!

  Сергей сглотнул слюну и выдавил наконец:

  - Не-а... И этих, с брошюрами, не люблю. Года три назад сектанты по дому ходили. Дверь не открыл...

  И задал изрядно запоздавший вопрос:

  - Ты кто такой?

  После вопроса о вере Сергей решил, что имеет дело с бродячим сектантом, который таким вот хитрым образом спасается от благодарных неофитов.

  Но уточнить не мешало бы...

  - Дух неба и земли! – сказал толстяк и подтянул приспустившиеся джинсы. – А имя моё ничего тебе не скажет! По крайней мере, не пришло ещё время его назвать. Дух я добрый и великодушный. За доброту свою...

  Поймал неосторожно пролетевшую мимо муху и тут проглотил её.

  - ...Призван Всевышним в чертоги его и допущен к игре в домино, в ходе которой допустил легкомысленные и неосторожные высказывания, за что и был бит.

  Он задрал майку и показал синяк.

  - Ногой! В живот! Господь обещал ещё добавить, потому от него и прячусь. Знаешь, какая нога у него тяжёлая?

  Сергей почему-то не счёл мужика умалишённым. Даже после таких слов. Хотя, признаться, словам этим нисколько не верил. Похоже, даже не воспринял их. Услышал, но не воспринял.

  А решил следующее:

  «Хитрый! Зубы заговаривает! Точно жулик! Выставить бы его поскорее за дверь...»

  И Сергей, разведя руки, будто собираясь с гостем дружески обняться, пошёл прямиком на попятившегося духа.

  - Я приближен к Господу! – завопил тот. – Я голоден! Мне больно!

  Он лёг на пол, подполз к двери, ведущей в гостиную, и вцепился в дверной косяк.

  - Я могу открыть места, где спрятаны клады! Сжалься, благодетель!

  - Вон! – безо всякой жалости повторил Сергей, которого мольбы толстого духа нисколько не тронули.

  Дух всхлипнул.

  - Горе мне! Горе! Уж пятую тысячу лет несу я добро людям, а взамен...

  - Сейчас полицию вызову! – пригрозил Сергей и, демонстративно потянулся к трубке закреплённого у входной двери домофона.

  - Лишь унижения и побои! Ой, не надо! Не вызывай!

  Вой духа перешёл в тоскливый и короткий писк.

  Полицию Сергей, конечно, вызывать и не собирался. Как и всякий нормальный (в том числе и психически) россиянин первой трети двадцать первого столетия, граждан полицейских он не любил и панически боялся, полагаю их существами инфернальными, до крайности злобными и непредсказуемыми, общение с коими куда опасней, чем встречи с лярвами и кровожадными ламиями, а потому следует общения этого избегать всеми возможными средствами и даже в самом крайнем случае к нему не прибегать.

  Случай же с вторжением духа неба и земли крайним не представлялся ввиду очевидной безопасности духа...

  Хотя, несколько забегая вперёд, отмечу, что в плане безопасности дух Сергеем оказался недооценён. Или переоценён.

  В общем, забавник сей бед разных всё-таки наделал.

  Впрочем, до бесчинств, творимых полицией, не добрался и он.

  - Вызову!

  И Сергей старательно изобразил нажатие на кнопки (хотя кнопок на аппарате было немного, всего одна – с изображением ключа).

  После чего, повернув ребристый кругляшок звонка, нажал на ручку и с самым решительным видим приоткрыл дверь.

  - Так что лучше сам, - удивляясь собственному мужеству, решительно скомандовал Сергей.



Александр Уваров

Отредактировано: 29.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться