Девочка Яга

Девочка Яга

Жила-была Девочка Яга. Она жила в глубоком лесу в избушке на курьих ножках. Ее часть леса была окружена такими глубокими зарослями, что мало какой простой смертный мог через них продраться. Потом, через много лет, заросли будут протоптаны разными людьми и ее часть леса будет самой обычной. К тому времени она будет Бабой Ягой и научится по-другому отделываться от непрошенных гостей: напускать на себя злобный вид. А пока она была только Девочка Яга.

Ее часть леса была яркой и солнечной. Там росло много разных растений и цветов. Когда она проходила мимо, они тянулись к ней листьями и цветами. Иногда растения меняли цвета, когда им хотелось, когда у них менялось настроение или появлялось новое растение. Они любили разыгрывать новые растения, еще не знавшие о волшебных свойствах этой части леса: становились внезапно все красными или зелеными, и новое растение никого не могло узнать.

Однажды Девочка Яга прогуливалась на своей избушке по лесу. Она сидела у открытого окна и пила чай с Бобровичем, используя подоконник как стол. Бобрович сидел на подоконнике. Это был сын дуба, высотой 20 см, маленький и смешной.

– Папа настаивает, чтоб я осел где-нибудь, – посетовал Бобрович.

– Твой папа в свои 200 лет уже пустил корни – ответила Яга.

– Но я не хочу! Я могу вечно гулять, используя корни как ноги. Скоро у меня их вырастет больше двух. Ты же не осела.

– Мне повезло, я родилась вместе с этой избушкой, – сказала Яга, ласково погладив избушку.

Избушка с удовольствием скрипнула, но по обыкновению ворчливым голосом сказала:

– За пределами нашей территории деревья вообще гулять не умеют и с рождения сразу живут корнями в земле.

– Как! – испуганно ахнул Бобрович, – они так и стоят тысячу лет и ничего не видят, кроме своего места? Это ужасно! Яга, неужели это правда?

– Правда, – Яга задумчиво сделала глоток чая, – они там вообще все какие-то странные.

– Да уж, – проворчала изба.

Бобрович удивился: 

– А ты, изба, откуда знаешь? Ты же не выходишь за заросли, только Яга.

– У нас телепатическая связь, – хором ответили Яга и изба.

Яга грустно вздохнула. Сегодня ночью надо было выйти из своей территории. Только она одна знала тропинки, по которым можно безболезненно пройти через заросли, не порезавшись, уколовшись, испачкавшись или еще как-нибудь пострадав. Иногда заросли напускали галлюцинации или очень сильно шумели. Только на тропинках было безопасно, но знала их только Яга. Иногда некоторые отчаянные люди умудрялись пролезть через заросли. Решались на это немногие – только те, кому отчаянно нужна была помощь Девочки Яги.

Яга не любила выходить в этот странный и недружелюбный мир. Но ей нужны были травы для снадобий, которые росли только снаружи. И собирать их надо было именно в эту ночь – Трёхлунье. 

И вот она осторожно выбралась из зарослей. К счастью, снаружи никто не знает, что такое Трёхлунье, и её никто не сторожил. Может, ей повезет, и она никого не встретит.

Рядом была деревня, и деревья стали жаловаться Девочке на жителей. Им больше некому было жаловаться: больше никто не хотел с ними разговаривать. Все остальные хотели разговаривать только сами с собой. Деревья стали показывать Яге картины из жизни людей, свидетелями которых они стали: муж бьет жену, жена изменяет мужу, сосед ворует у соседа и т.п.

– Странные они все-таки, – сказала Яга дереву, – общаются с теми, с кем не хотят, и не общаются с теми, с кем хотят. И зачем столько агрессии?

– С кем ты разговариваешь?

Внезапный окрик застиг Девочку врасплох. Яга отвернулась от дерева и увидела парня из деревни. Что ж, придется с ним общаться.

– С деревом, – спокойно ответила она.

– Разве деревья разговаривают? – насмешливо спросил парень.

– Конечно, – ответила Яга, вернувшись к сбору трав.

– Что-то я не слышу.

– Ты и не хочешь слышать.

Парень так задумался, что и не заметил, когда Девочка ушла. А она шла домой с мешками, полными трав, и радостно думала: «Так вот он – способ от них отделаться! Избежать их нудных разговоров и нравоучений! Надо их обескуражить. Заставить задуматься и замолчать. Для этого достаточно всего лишь сказать всю правду без прикрас».

Через месяц Девочка Яга снова пила чай с Бобровичем на подоконнике и любовалась своей частью леса. Она заварила травы, собранные за зарослями, Яга и Бобрович шутили и смеялись, щекоча избушку пером Феникса. И вдруг прибежал розово-фиолетовый куст ежевельника:

– Яга! Яга! Ты не представляешь, что произошло!

– Что случилось?

– Ааапчхи! – изба вдруг громко чихнула, опрокинув чайник с чаем, чашки и безудержно хохочущего Бобровича. Ежевельник даже не заметил этого:

– Там за деревьями парень с деревьями разговаривает! Деревья в шоке и рады до безумия. Местные его пытаются закидывать камнями, он уворачивается и разговаривает с деревьями!

Все сразу замолчали. Минуту Яга и Бобрович молча смотрели на ежевельник. 

– Откуда ты знаешь? – спросил Бобрович.

– Подглядывал через заросли.

Вдруг из кустов выскочил куст синеягод. Он несся к избушке и криками:

– Яга! Яга! Ты не представляешь, что произошло!

– Где-то я это уже слышала.

– Там парень ломится через кусты! Но не как все, не ломает ветки и не режет, не ругается, а здоровается и вежливо просит пройти.

– И что, его пускают? – проскрипела изба.

– Нет, но он продолжает продираться и по-прежнему вежлив.

– Что ж, тогда надо прибраться.



Дарья Светлова

Отредактировано: 17.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться