Девушка из Лабиринта

1. Тайная жизнь негодной королевы

Было глубоко за полночь. Мои горничные отправились пить чай и обсуждать парней из королевской стражи, а я валялась на кровати под балдахином — с телефоном и чипсами.

У меня был удачный день: я сказала всем, что учу уроки, а сама тайком выбралась из дворца и доехала на метро до Рыночной Крепости — так называли старый замок, переделанный в сотни маленьких магазинов. Там, у бывшей темницы, всегда болтался неприкасаемый, промышлявший скупкой краденого.

Когда я показала ему ритуальный кинжал, он буквально онемел от счастья и заплатил в полтора раза больше, чем я рассчитывала. Так что я чувствовала себя не просто королевой, а королевой продаж.

Мне приходилось идти на немыслимые ухищрения, чтобы раздобыть денег. Смешно: официально Элизабелла Первая была самой богатой особой в Ритании, но у меня не было доступа к собственным счетам — моими деньгами распоряжался Совет мудрецов.

Каждый королевский стул, каждая штора во дворце имели встроенные микрочипы, позволявшие отыскать украденную вещь. Но я придумала выход. Иностранные послы часто дарили мне подарки, и я их тут же забирала себе — до того, как на них наложит лапу Министерство двора. Спорить со мной было бесполезно: я не отвечала на запросы и отказывала чиновникам в аудиенции. И что они мне сделают?

Почти все подарки приходилось разбирать на части — иначе их могли узнать. Я, конечно, теряла огромные деньги на том, что выковыривала камни из ритуальных чаш или превращала драгоценности в золотой лом. Иногда мне даже приходилось идти на святотатство и разламывать иконы и статуэтки богов. Но Небесное воинство меня понимало — оно же видело, в какой ситуации я нахожусь.

Кинжал, который я продала, предназначался для Ритуала снятия покрова. Его только-только привезли от мастера, он ещё не попал ни в какие каталоги, так что я осмелилась продать его как есть — не ломая. Даже если он всплывёт на какой-нибудь толкучке через пару месяцев, мне будет всё равно — я уже сбегу из дворца.

Никто из дворцовой челяди понятия не имел, что у меня имеется подключенный к интернету телефон и паспорт, купленный у контрабандистов. Кто бы мог догадаться, что помимо платьев с юбками, едва пролезающими в дверь, у меня есть джинсы, майки и худи со словами “Дерзай. Решай. Действуй”?

Я вдоль и поперек изучила карту мира, чтобы определить — куда мне бежать и где меня точно не найдут. Суперконтинент изгибался полумесяцем к западу от острова Ритания. Мне хотелось забраться в самый дальний, самый укромный уголок мира, но в моей ситуации это было неразумно: нельзя жить там, где ты выглядишь белой вороной. Прятаться надо в одной из соседних стран, населённых такими же, как я, людьми-самиенсами: среднего роста, с тёмными вьющимися волосами, с чуть смугловатой кожей.

Жаль, что у меня были синие глаза — это была моя единственная особая примета. Но эта проблема легко устранялась с помощью цветных контактных линз.

Мне надо было скрыться в одном из университетских городков. Правда, я пока не решила, какой факультет мне больше подходит. Хотелось всего и сразу — программирование, психология, дизайн, танцы… Какая-то часть души требовала лечить зверей — особенно больших и редких, вроде гигантских белых волков или драконов.

Всё зависело от того, сколько денег мне удастся скопить. Девушке без семьи и без прошлого никогда не получить кредит в банке и не устроиться на высокооплачиваемую работу. К тому же Совет мудрецов сделал всё, чтобы я ничего не знала о реальной жизни и шагу не могла ступить без посторонней помощи. Но если у тебя есть мозги и ты знаешь, где в интернете лежат нужные видео, ты научишься и зарабатывать, и экономно вести хозяйство.

Я зашла в Улей, самую популярную соцсеть на свете, и мне попалась реклама группы, в которой люди хвастались своими достижениями. Кто-то нашёл работу, кто-то написал красивую песню, кто-то наконец завёл себе чёрнобурого енота, о котором всю жизнь мечтал. Я читала описания чужих побед и думала, что когда-нибудь тоже смогу рассказать о себе — настоящей.

Наверное, это даже кого-нибудь заинтересует. Я напишу о том, что пока я была королевой, никто не видел во мне живого человека. Я являлась символической фигурой, от которой требовалось только ходить в храмы, произносить положенные слова и подписывать указы, которые составляли другие люди — поумнее и поопытнее. Но я набралась храбрости и перекроила собственную судьбу.

В ленте появилась ещё одна запись:

“Я нашёл вход в Лабиринт”, — сообщил какой-то парень по имени Римас Йантар.

Под его постом не было ни лайков, ни комментариев, — наверное, было уже слишком поздно.
Может быть, никто не понял, о чём речь? Я знала, что у нас под городом имеются древние тоннели, построенные валедди, коренными жителями Ритании. До того, как мы завоевали их, там были святилища (или что-то в этом роде), но туда никто не осмеливался ходить, потому что валедди распылили там ядовитый газ. Во всяком случае такова была официальная версия.

Но у меня были свои причины не верить в неё.

Перейдя на страницу Римаса, я принялась листать его ленту. Он явно принадлежал к другому виду людей — к неандерам: широченные плечи, лицо, покрытое разноцветными, чуть поблескивающими веснушками.

Мне сразу вспомнились далёкие времена, когда неандеры занимались морским разбоем. Узконосые ладьи “конопатых дьяволов” стаями вылетали на пляжи прибрежных городов, жители в страхе прятались по домам, но сопротивление было бесполезно. Неандеры приходили и забирали всё, что хотели — в том числе красивых девушек.

Римас мог бы возглавить такой налёт. У него было лицо юного вождя: рысьи, чуть прищуренные жёлтые глаза и жёсткая складка губ. Его хотелось рассматривать и рассказывать об увиденном знакомым. Так люди торопливо снимают на телефон хищников, случайно забредших на улицы города.

Я не собиралась читать посты Римаса — не хотелось портить сложившееся впечатление. Всё равно неандеры не способны написать ничего интереснее, чем “Привет, деффчонки!” или “Наконец-то пятница — йоу!”



Эльвира Барякина

Отредактировано: 20.01.2022

Добавить в библиотеку


Пожаловаться