Дневник оптимиста

02.04.2009

«Сегодня значительно потеплело.

Мне уже не так холодно в моем морге.

«Нет ничего лучше солнца, когда ты его не видишь» - говорила моя мама.

Она была сурова для своей внешности, но довольно забавна, особенно когда в четверг (ровно по расписанию) выбивала из меня дурь.

Ни днем раньше, ни днем позже.

Четверг!

Ну не любила женщина четверги, а мне приходилось только мириться с этим.

И хоть мамы давно уже не стало, четверги я люблю больше остальных дней.

Хотя я все дни люблю.

Ну подумайте…

Больше половины недели прошло, еще денек и выходные.

Кстати сегодня четверг…»

 

Лойд закрыл дневник, размял затекшие косточки на руках из-за долгой писанины и опустился ниже на кресле.

У него было то самое кресло на колесиках, которое с помощью одного нажатия поднималось и опускалось на нужную высоту.

Лойд любил свое кресло, оно забавляло его.

Оптимизм – это свойство характера.

Как говориться, у оптимиста стакан на половину полон, но у Лойда он не то, что был полон, скорее переполнен.

Вы не найдете человека оптимистичнее чем Лойд Эберлинг.

Пожалуй, может только старушку миссис Граер, что жила напротив Лойда и страдала одновременно от старческого склероза, болезни Альцгеймера и шизофрении и при этом всегда находилась в приподнятом настроении, то ли очередного приступа маразма, то ли от таблеток, которые принимала.

- Лойд, принимай нового клиента. – «В святыню из святынь», а именно так Лойд называл свое рабочее место, Стэн прикатил очередного «клиента».

- Что тут у нас? – Лойд подскочил со своего кресла, расстегивая молнию на мешке, и в три шага оказался у каталки,

- Дэвид Корниш 72 года, разрыв сердца. – ответил Стэн, стараясь побыстрее сбежать из этого жуткого места.

- ну что ж мистер Корниш, надеюсь вам понравиться у нас. Это конечно не люкс, но тоже не плохо. – с улыбкой произнес Лойд мертвецу, и застегнув молнию, поместил его в морозильную камеру номер 17.

Да, действительно, нонсенс, но главный оптимист этого небольшого городка, работал в морге, и более того ему нравилась его работа.

«Немного скучновато, но вы представьте, если поставить вместо меня обычного человека, весь мертвый народ со скуки помрет» - парировал Лойд, когда ему предлагали сменить работу.

Лойд заполнил карточку мистера Корниша, аккуратно сложил в нужную папку и вновь вернулся к своему дневнику…

 

«Возможно однажды, меня тоже привезут сюда, запихнут в одну из морозильных камер, а после повезут на кладбище и закапают на три метра под землю.

Нет, я не сержусь на природу, мы все когда-нибудь умрем.

Обидно другое, прожив столько времени, ты почему-то обязан умереть.

Что за однообразие?

Все знают, что ты умрешь, но попробуй удивить всех и не умирать.

Хотя нет.

Это словно ты бежишь кросс, бежишь-бежишь, знаешь, что скоро финиш и вот возьмешь и не добежишь, остановишься на середине и пойдешь пешком.

Почему в жизни так не получается?

Через пару месяцев мне стукнет 58.

Ну, разве это возраст?

Я никогда не обижался на судьбу, наоборот доволен и благодарен за то, что она мне дала и за то, что я имею.

Упоминать или жаловаться на недостатки не правильно, так как благодаря им так сладки удовольствия и достоинства.

Вот закончился еще один день. Возможно, в нем не было ничего, именно поэтому я его и запомню…

но он был, и я существовал в нем».

 

Лойд улыбнулся и, закрыв дневник, сложил его в свой небольшой портфель.

Шесть часов, ровно по расписанию, Лойд Эберлинг, а именно это имя ему дала мать 6 сентября 1951 года.

И кстати это был четверг.

Спарк был маленьким городком, однако ему не занимать в доброте и милосердии живущих в нем людей.

Спарклэнд (так называл его Лойд) был для мужчины центром земли, родным и любимым местом.

Здесь он родился, вырос, здесь, по его же словам, он и умрет.

Дождавшись на остановке автобус рейсом 337, он по давней привычке вошел в него, поздоровался с Бобби (водителем автобуса) и занял удобное место в хвосте транспорта.

Сегодня был светлый день и хоть он шел на убыль, Лойд не мог сдержать улыбку, при виде него.

«Для несчастий нет причин, но чтобы счастье не надоедало, его нужно усугубить» - так говорила Лойду мама.

Он вырос без отца и с каждым годом, становясь взрослей, понимал, что ему он и не нужен.

Мать отлично справлялась и с ролью матери и с ролью отца.

Да она была строгой, довольно странной, но именно она вырастила и дала все Лойду Эберлингу, уже за это стоит любить и уважать эту женщину.

Рос Лойд смышленым и улыбчивым, порой мальчишке казалось, что именно из-за его хорошего настроения и нескончаемого оптимизма, мать чаще злилась на него.

Но Лойд ничего не мог с собой поделать.

Чтобы не происходило в его жизни, с какими бы проблемами и потерями ему не приходилось столкнуться, Лойд находил силы и справлялся с улыбкой на лице, заряжая оптимизмом не только себя, но и окружающих.

Именно оптимизм он считал своим главным достоинством. Он гордился им, и он спасал его всегда.

«Оптимистов придумали пессимисты, когда устали грустить».

На Грейн-Тан 18, Лойд вышел из автобуса и, перейдя дорогу, вошел в семиэтажное здание.

Поднимаясь на свой шестой этаж, Лойд как всегда пересчитывал ступеньки. Ему так хотелось хоть раз не досчитать одной или же удивиться приобретенной, но, увы, изо дня в день их было 108.

- вы наверно мой новый сосед? – уже вставив ключ в замок, Лойд услышал громкий голос миссис Граер.



Юлия Федотова

Отредактировано: 08.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться