Добро пожаловать в Маму! Проблемы гарантированы

Глава 1. Попали, так попали

                                                        «Везение — мое второе имя. А первое, кстати, Не.»
                                                                                                                        Терри Пратчетт. Интересные времена

Зима. Снежинки, медленно вальсируя, плавно опускаются на землю. На улице бушует настоящая непогода. Обычно суровые зимние вечера я коротала дома, дочитывая очередной роман.
Книги были моей слабостью. Я часто теряла ход времени, если дело касалось чтения. Не знаю, плохо ли это или хорошо. Но иногда бывало, что не спала всю ночь, и мне было совершенно не важно, что утром придется рано вставать. Я прихожу в себя, лишь тогда, когда произведение окончательно прочитано. Чтение затягивает, лишает воли и полностью подчиняет себе. Я люблю читать. И право, даже не знаю, что сопоставимо с этой любовью. Разве что мой неуемный аппетит. Как истинный книгоман, любую свободную минутку уделяю чтению. И этот воскресный вечер я планировала провести в компании очередного романа. Но мой распорядок дня был нарушен…
Кристина нашла книгу, за которой мы гонялись уже полгода. Но эта, весьма вредная особа, согласилась отдать мне ее только после прогулки. И я решила пойти, а что мне оставалось делать? Как говорится, любишь читать, люби и пятки на улице морозить.
Нет, я, конечно обожаю гулять и, надо отметить, что еще полчаса назад радостно носилась за снежинками, пытаясь поймать их ртом. Но из-за того, что нахожусь на морозе достаточное для того чтобы возненавидеть весь мир время, моим любимым сезоном снова стало лето. Я жду появления подруги уже на протяжении часа, хотя обычно роль опоздавшей достается мне.
Мои тяжкие раздумья прервала веселая трель. От неожиданности телефон выпал из рук и скрылся в снежном покрове. Тяжело вздохнув, начала спецоперацию по спасению, пострадавшего от моей «рукожопости», гаджета. Подняв телефон, быстро ответила на звонок.
На другом конце линии раздалось смачное причмокивание, затем прозвучало:
— Знаю, что опоздала, в знак извинения, приглашаю к себе. Бутерброды ещё остались.
— Крис, когда ты говоришь, что припозднишься, пожалуйста, уточняй на сколько!
— Алиса! Ну, я же извинилась!
— Издеваешься? Все, я иду домой, — завершив разговор, пошла вдоль дороги, но все же в направлении дома с вкусными бутербродами. 
А что? Ссора — ссорой, но кушать-то хочется! Тем более там еще и горячего чая нальют, и книгой поделятся. Но, из-за того, что я не сообщила подруге о своем намерение навестить её, риск остаться без еды был крайне велик. Решила поторопиться. Однако, момент для ускорения был выбран крайне неудачный.
Не заметив скрытого под снегом льда, я поскользнулась и стала падать навзничь. Мне оставалось лишь ждать жёсткого соприкосновения моей пятой точки с холодной землей, но его так и не последовало. Под ногами образовалось подобие чёрной дыры, менее крупного размера, в которую меня буквально засосало. От страха закрыла глаза. Но в этом не было необходимости, меня окружало лишь тёмное нескончаемое пространство. Окажись здесь кошка, даже она с её ночным зрением, не увидела бы тут ничего, кроме тьмы…
Прошло минут пятнадцать, а я по-прежнему находилась в невесомости. Ну что же, Алиса, поздравляю, есть вероятность, что придётся куковать здесь вечность! В компании чёрного бездонного пространства. К счастью, а может и к сожалению, мои опасения не оправдались. В конце «туннеля» показался яркий свет. И я была выброшена наружу.
Выход из портала оказался расположен на потолке. Пытаясь спасти свои кости от перелома, я ухватилась руками за люстру, словно та была спасательным кругом. Посмотрела вниз, падать буду долго, а значит придётся ждать, пока меня отсюда снимут… Обидно однако, бутербродов так и не попробую.
Раздосадовано вздохнув, перевела свой взгляд на черную дыру, что по-прежнему зияла в потолке. Дальше последовала яркая вспышка света, и из портала появилась Крис с бутербродом в руке. Она, громко матерясь, упала на стоящего в центе зала парня. Я наклонилась вперед, чтобы посмотреть все ли живы. Но люстра явно была не готова к моим поспешным действиям и поэтому сломалась.
Падения избежать не удалось, и спина ещё долго напоминала мне о том, что люстра — не место для посадки. Немного привстав, подползла к подруге и задала самый волнующий, на тот момент, вопрос:
— Бутерброд цел?
Прибывая в шоковом состоянии, Кристина, недолго думая, засунула бутерброд мне в рот. Кусочек батона с копченной колбаской таял на языке, будоража все рецепторы чувств. Веки невольно закрылись от удовольствия. Но наслаждение от приема пищи прервало чье-то сиплое кряхтение. Тот, кому не повезло встретиться на пути у подруги, летящей из портала, по-прежнему был ею придавлен и сейчас пытался напомнить о себе. Спасать парня пришлось мне:
— Крис, вставай, не на диване сидишь. Бедный мальчик!
— Ладно, уговорила. Но он мягче, чем диван. — Она осторожно встала и помогла подняться парню.
Люди, стоящие вокруг нас, снова оживились и увели парня, видимо, в медпункт. В зале нас осталось трое. Я, подруга и незнакомый старец с чудаковатой шляпой на голове. Его головной убор был украшен множеством перьев, что постоянно меняли свой цвет. Мужчина преклонного возраста пытался что-то сказать, но надо отметить странную особенность, в его предложениях не было ни единой гласной…
Когда же он понял, что мы не понимаем смысла сказанного, его монолог прекратился. И старик зачем-то протянул нам два кольца. Мы непонимающе переглянулись, но украшения взяли. Как только надели кольца, дедушка снова заговорил, но в этот раз нам удалось разобрать произнесенное.
— Добро пожаловать в МАМУ! — Он очертил рукой здание, показывая зал.— Вам посчастливилось стать одними из немногих, кто смог поступить сюда без испытания. И надо отметить, вы первые, кто вышли из одного портала, причем из закрытого.
— З-здорово, — сказала Крис, нервно крутя на пальце кольцо. То ли она от прежнего шока не отошла, то ли новый появился. Так спокойно она еще ни на что не реагировала.— Стоп! Что он сказал? Поступили, да скорее попали, в волшебный мир. Ура-а-а, блин! И что еще за Муму, он о собаке что ли? Лиса, звони-ка ты в скорую, а то кажется, это не я, он с луны свалился!
Я послушно достаю телефон из кармана, но вот незадача, связи нет…
— Кристи, подсади-ка ты меня на уцелевшею люстру.
— Что? И эту сломать решила?
— Да нет, мне сигнал нужен, поэтому повыше забраться хочу, — спокойно оповестила подругу о своем намерении помочь и вызвать врачей, но старец наши старания не оценил и помешал исполнить желаемое. Он прошептал всего одно слово, и мы замерли, не имея возможности двигаться.
— Леди, прошу вас успокоиться и внимательно меня выслушать. Я понимаю ваше замешательство, но все же…
Договорить я ему не дала:
— Конечно, легко говорить, когда не тебя к полу «Моментом» приклеили, — мои причитания поддержала подруга, и мы благополучно забыли о странности всего происходящего вокруг.
— Господи, таких странных у нас еще не было! — Послышался усталый вздох. — Не даром из тринадцатого портала явились! Интересно, если приложить максимум усилий, я смогу отправить их назад? — Размышлял он вслух.
— Извините, многоуважаемый, не знаю как вас зовут. Но здесь произошла какая-то ошибка, мы попали сюда лишь из-за собственной неуклюжести, — и хотя Кристина не видела моего «грандиозного» падения, даже она понимала, как я могла сюда попасть. И что этому поспособствовала моя невезучесть. — Нам бы домой вернуться.
— Ага, — я не могла с ней не согласиться. — Тем более через полчаса начнётся показ новой серии. Так что, я очень спешу!
— Такие странности, юные леди, называют судьбой. Для меня, как и для вас, было полной неожиданностью ваше появление, но, к сожалению, я не могу вернуть вас домой. Понимаете, вот уже множество веков ваш мир считается ограждённым от других измерений. — А затем, немного подумав, произнес. — Поэтому уже то, что вы так свободно прошли через закрытый портал, можно назвать настоящим чудом.
— Закрытый? — Наши голоса слились в унисон, высказывая полную степень нашего негодования.
— Да, он считался нерабочим, до определенного момента. — Последовал краткий и лаконичный ответ. Увидев наши поникшие лица, он незамедлительно продолжил. — Но не переживайте, если вы смогли открыть его раз, откроете и снова. Но для этого вам придется окончить Магическую Академию Межмирового Уровня. — Говорил он, а в голосе слышалась неприкрытая гордость, словно старик делал нам великое одолжение. Меня немного передернуло от его тона, но я решила промолчать. — И так как вы попали сюда крайне странным образом, думаю, академия сможет обеспечить ваше проживание.
— То есть мы будем обучаться здесь магии… — Я не успела договорить предложение, как Крис произнесла:
— При этом нас будет обеспечивать академия, — и ни давая ни минуты, поразмыслить над сложившейся ситуацией, ответила за двоих. — Мы согласны!
— Славно, славно... Думаю, вам следует дождаться старосты здесь. Она и расскажет вам о предстоящем обучении. Но должен вас предупредить, не стоит никому говорить свои настоящие имена. — Старик договорил предложение и исчез, оставив в напоминание о себе лишь ярко алое перо.
— Поднимем? — Спросила Крис.
— Конечно.
Зря тот дедушка оставил нас одних в зале. Путем тщательных стараний, мы добились грандиозных успехов, а именно, пяти разбитых ваз и уже двух сломанных люстр. Но это явно не было нашим пределом. Пытаясь поймать перо, Кристина не заметила как в зал вошел брюнет, его глаза были необычайно красивы, так как они были янтарного оттенка. И пока я пыталась вспомнить, кого же он мне напоминает, подруга решила действовать. Не успев остановится, она врезалась в него. Послышался грохот, и я увидела, как превращается в осколки шестая ваза. Ребята упали, и перо, что так отчаянно мы ловили, плавно пикировало на голову Крис.
До боли знакомая картина предстала перед моими глазами. Крис, сидящая на парне, словно царица на троне. Смех сдержать не удалось, это ведь его тогда подруга сочла удачным местом для посадки, летя из черной дыры. А говорят, снаряд два раза в одно место не попадает, врут, однозначно!
— Опять ты! Все испортил, паршивец! Я ведь его почти поймала. И где мне теперь прикажешь искать то перо? — Так и не дождавшись от парня вразумительного ответа, Крис решила пустить в ход более весомые аргументы, а именно, кулаки. — Ну, чего молчишь?
— Искать это? — Брюнет осторожно взял перо, что покоилось на ее голове, и показал его ей. Я, не скрывая своего отношения к ситуации, заливалась громким хохотом.
— Ага, — подруга рассматривала перышко и не замечала того, что парень начал злится.
— Может ты уже слезешь с меня?
— Не-а, мне и тут хорошо. — Послышался утробный рык, и Крис была сброшена на пол.
— Ты что? Рычал на меня? Не рычи на меня! — Видимо, своим падением моя подруга отбила не только одно мягкое место, но и мозги. Иначе я даже не знаю чем объяснить ее бесстрашие.
— Думаешь, если я подпалю тебя, будет лучше? — Зажигалка в человеческом обличии сделала пас рукой, и на ладони образовалось пламя. 
Кажется, пора сваливать, иначе от кого-то останутся лишь пепел и дым. Незаметно показала подруге на дверь и приготовилась к отступлению. Но Кристина проигнорировала меня и продолжила возмущаться, не смотря на очень веские доводы парня. Ну и ладно! Потом найду ее в медпункте, а мне жизнь дорога.
Подхожу к двери, но открыть ее я не успела, это сделал кто-то другой. Хорошо так сделал, что по носу попал! Возмущенно взираю на виновного в моей травме.
Предо мной стоит миниатюрная девушка с оформленной под каре стрижкой, а волосы ее отдают ярко алым оттенком. Она причудливо сморщила нос и горестно обвела нас взглядом. Затем схватила меня за руку и быстро подошла к Крис. Сказав, что ей, как старосте, нужно все нам показать, аловолосая вывела меня и Кристину из зала.
— Стоять! — Брюнет, ударил по стенке кулаком, и люстра упала на пол. 
Наша сопровождающая ускорила темп своего движения.
К счастью, тот раздражительный молодой человек не стал нас преследовать.
Мы спешно пытались нагнать старосту, но аловолосый вихрь двигался слишком быстро. Поэтому до женского общежития добрались довольно скоро, но получше рассмотреть саму академию не получилось, коридоры и комнаты, от быстрой ходьбы, слились в одну неразборчивую массу. Достигнув цели своего передвижения, я с подругой жадно глотала воздух, а староста начала разговор с комендантшей:
— Куда их? 
Я немного опешила, от неформального обращения, а вот женщина, лет сорока, что сидела за габаритным деревянным столом, полностью заваленным макулатурой, не обратила на это никакого внимания.
— Сели их хоть в спортзале, все равно мест нет! — Раздраженно, оповестила она нас о предстоящей участи.
— А может быть, комната все же найдется? — Не теряя надежды, переспросила аловолосая.
— Мест нет! — Сказала женщина и вышла из-за стола. От увиденного мы оторопели, нижнюю часть ее тела представляли зеленые щупальца. Передвигаясь, она оставляла за собой омерзительную слизь.
 — Но вы можете заселиться в мужском отделении.
Я и Кристина замерли на месте, раскрыв рты, пока староста снова не схватила нас за руки и не повела в противоположное от комендантши направление, при этом бурча себе по нос:
— Странность номер три. Заселили, да не туда.
— А что же под номером один и два? — Полюбопытствовали мы.
— Свалились с потолка, умудрились вывести из себя самого уравновешенного абитуриента академии.
— Ты еще забыла прибавить к нашим заслугам шесть разбитых ваз и три люстры.
— Тогда это третья странность, — включилась в обсуждение Кристина. — Как назовешь?
— Думаю, колоссальное количество разбитых вещей за полчаса.
— Но все же, зачем считать?
— Просто интересно, сколько раз вы будете попадать в такие передряги, — сказала она, а мы же, лукаво переглянувшись, ответили:
— Бесполезно, со счета собьешься!
— Ой! Забыла, — неожиданно аловолосая остановилась. — Я Андриэлла Каспер!
— Андрюха, значит… — От моего упрощения имени Кристина громко засмеялась.
— Кто?
— Не кто, а что. Это имя, очень схожее с твоим, — внесла ясность, а затем очень тихо добавила.  — Правда, оно мужское.
Дальше последовало коллективное молчание, кто-то пытался перестать смеяться, кто-то переваривал полученную информацию, а я не знала, что еще сказать.
— Что? Мужское? — Прервала тишину Андриэлла, затем, причитая, добавила. — Странность номер пять. А они еще и обзываются! — Аловолосая насупилась и, сказав, что не собирается нас провожать, села на подоконник, или как они его здесь называют. 
Горделиво вздернув вверх подбородок, она давала понять, что ждет извинений. Ну вот, пошутила, называется. 
Лицо мое было пунцово красным, видимо, от стыда за свой болтливый язык. А может быть ответственной за мой нездоровый цвет была зимняя куртка, которую я почему-то до сих пор не решаюсь снять.
Андрюшка ждала, когда кто-то из нас заговорит, но это так и не свершилось. Дело в том, что Кристина по-прежнему выведена из строя громким смехом. А я была занята куда более важной вещью, решала, снять ли мне куртку или же нет.
— Ну, может вы тоже представитесь? — Меня сильно удивил ее вопрос.
— Э-э-э… Так ты из-за этого обиделась?
— А кто сказал, что я обиделась? Всего лишь отдохнуть присела. — Она невозмутимо пожала плечами. — Так как вас зовут?
Невольно смотрю на подругу, но в ее взгляде прослеживается еще большая потерянность. Да уж, если бы тот старик не предупредил, не задумываясь, представилась Алисой, но теперь… Ну же, мозг, помогай! И что ей ответить? Ладно, буду…
— Аника Алазар, приятно познакомится! — Теперь главное не забыть свое новое имя.
— Яло Алазар! — А подруга оказалась сообразительнее и использовала фамилию, произнесенную мной.
Аловолосая, так как до мужского общежития мы доберемся еще не скоро, предложила рассказать о академии. Любопытство нас не подвело, и мы засыпали старосту кучей бессмысленных, но интересных вопросов. И если в начале она согласилась ответить на все, то теперь сказала, что ограничится лишь самым важным.
В общем, из разговора стало ясно, что в МАМУ выделяется семь факультетов, каждому из которых достается свой определенный цвет и живой талисман. Талисманом называют созданное магическим путем животное.
Форма одежды для всех одна, единственное отличие заключается в цвете галстука у мальчиков, ленты у девочек, так у алхимиков цвет зелёный, смертников-синий, стихийников-черный, боевиков-красный, лекарей-голубой, служащих-оранжевый, артефакторов-желтый.
Смертникам, магам способным общаться с мёртвыми, покровительствует, как выразилась Андрюха, «летающая болтливая голова». Поступают на это подразделение в основном некроманты, но иногда можно встретить и провидцев.
У факультета алхимиков живой талисман появился сравнительно недавно, когда первокурсники при сдаче практикума допустили небольшую ошибку. Как следствие, зачет они не сдали, но в стенах академии поселилось маленького роста зеленое склизкое существо с черными глазами-бусинками. Если бы не услышала «маленькое», подумала бы, что она это о комендантше.
Служащие часто после выпуска становятся судьями, адвокатами, полицейскими. Обычно, это маги, что хороши в теоретической части. Название этого факультета произошло от «служу закону», а покровительствует им Жык, животное из отряда летающих грызунов, вот только цвет шкурки у нее лавандовый.
Талисманом лекарей является чёрная двуглавая змея. Поступают на факультет в основном эльфы, так как у них самая большая расположенность к дару исцеления, и травники. Основы первой помощи проходят на всех факультетах, но если для боевиков главное: «Лишь бы по дороге больной не сдох!», то у лекарей совсем иной подход к работе.
Артефакторы создают различные изобретения и занимаются научно-исследовательскими работами. Талисманом является ожившая фарфоровая кукла. Надеюсь, она не из фильма: «Проклятье Чаки»…
Стихийники отличаются умением работать с «сырой» магией. Факультет базируется на пяти элементах: огне, воде, земле, воздухе и металле. Талисман-хранитель — щенок с акульими зубами, правда, ряда зубов у него всего два. Но совать в его пасть руку, я бы не рискнула.
Боевикам же достался, по-моему мнению, самый лучший хранитель — дракон, но и здесь все не так радужно, как может показаться первоначально. Из-за того, что даже для оживления камня нужно приложить немало усилий, то и создать огромное существо очень сложно. В общем, это маленький красный дракончик.
В МАМУ нет расовых ограничений, поэтому здесь нередко можно увидеть, как высокого статного эльфа, так и коренастого гнома. Чтобы поступить в академию, нужно пройти специальные испытания, где будущие абитуриенты показывают насколько хорошо они владеют магией. Но так же существует и другой способ попасть сюда — найти портал.
Староста объяснила нам, как же так вышло, что мы начали понимать чужой язык. Оказывается, все дело в чудесном колечке. Но действует оно только если у твоего собеседника есть такой же артефакт, исключение составляет общепринятый межмировой язык.
Кольцо работает так, вся речь оппонента переводится на межмировой, а затем на известный человеку язык. То есть независимо от того на каком языке к тебе обращаются, ты слышишь межмировой, а переводиться это, в нашем случае, на русский. Но если у собеседника нет кольца, то понять его будет невозможно, если он общается не на межмировом языке. Со временем действие артефакта прекращается, но к этому моменту абитуриенты уже могут свободно говорить на общепринятом языке.
Увлечённо слушая Андриэллу, мы не сразу заметили, что уже дошли до мужского общежития. И если бы староста не замолчала, то могли бы и вовсе пройти место нашего назначения.
Комендантом оказался мужчина преклонного возраста. Его рабочее место находилось в идеальном порядке, чего нельзя было отметить у заведующей женского крыла. Даже одежда мужчины была тщательно выглажена. А белая, сияющая чистотой, рубашка, была прикрыта сереньким кафтаном.
— Вы, надо полагать, — он задумчиво почесал свою длинную седую бороду, а затем продолжил, — переселенцы из женского крыла? Наслышан о вас, наслышан! Ну что же, могу предложить вам две комнаты на третьем этаже, не переживайте, жить будете одни, на двери стоит специальная защита. Комнаты номер сто пятнадцать и сто семнадцать в вашем распоряжении. — Он лукаво улыбнулся и произнёс. — Так же вам полагается два небольших бонуса.
— Какие? — Тут же полюбопытствовали мы.
— К комнатам выделена собственная уборная и, — Андриэлла завистливо вздохнула, а мужчина выдержал театральную паузу, — конфетки! — Он добродушно предложил нам сладости. — Меня Дарханом звать, будут проблемы с мальчиками, обращайтесь, уж я их…!
Доброжелательный дедушка ласково улыбнулся, а у меня в голове закрались сомнения, не с него ли писали образ старика Хоттабыча.
— И еще, если не хотите что бы узнали, что вы живете здесь, старайтесь выходить из общежития за десять минут до сигнального звонка, либо намного позже него. Потому что парни начинают собираться именно в это время. А вот быть вам здесь надо к десяти вечера.
Поблагодарив за столь важную информацию, мы представились и пошли к лестнице. Андриэлла продолжила свой рассказ:
— Девочки, совсем забыла предупредить! Завтра будет распределение по факультетам, оно проходит рано утром, как раз в том зале, в котором вы так неудачно приземлились. Рассказывать, как будет происходить распределение, я не стану, потому как это лучше увидеть своими глазами. — Высказалась Андриэлла и остановилась. Оказывается, мы уже подошли к комнатам. — Я вас ненадолго покину, но скоро вернусь. — Она развернулась и пошла к лестнице. 
Коридор оказался неимоверно узким, и если обычно двери располагаются лишь у одной стены, другую занимают окна, то здесь, и с правой, и с левой стороны, находились лишь двери. Окно было, но находилось оно в самом конце коридора.
— Что будем делать? — Поинтересовалась я.
— Заселяться! — И Яло, подтверждая сказанное, быстро проследовала в свою комнату.
Я же заходить не спешила и гипнотизировала взглядом дверь с номером сто пятнадцать. Деревянная, массивная, она приковывала взгляд сама по себе, но мне было интересно другое. Ближе к полу дверь была изувечена следами чьих-то когтей. Развернулась, посмотреть у всех ли такие двери, или повезло только мне. Напротив стоящие комнаты, под номерами сто шестнадцать и сто восемнадцать, оказались целыми. Разочарованно перевела взгляд обратно, но следов уже не было. Что за?
По телу побежали мурашки.
Не долго думая, надо сказать, вообще не рассуждая, быстро захожу в комнату и громко хлопаю дверью. До какой же степени должно упасть мое зрение, что бы привиделось это? Надо отвлечься и осмотреть комнату!
Стены, покрашенные в нежный голубой цвет, меня успокоили. Множество склянок и колбочек стояло на полках, возле габаритного резного шкафа. Огромный стеклянный графин, наполненный ярко зеленой жидкостью, одиноко покоится на небольшом столике. Все это находилось с левой стороны от меня. Я сняла куртку и аккуратно положила её на деревянный стул, возле стола. У правой стены находилась дверь, ведущая в уборную, но это священное место я решила рассмотреть потом.
Меня больше интересовала кровать, находившееся у окна. На ней лежала моя новая школьная форма. Простенькая белая блузка и, к моему великому огорчению, длинная, почти до пола, юбка. Нет, так ходить я не согласна! Я и дома-то почти всегда надевала штаны, а здесь мне предлагают каждый день надевать юбку? Нет уж, увольте, свои родимые джинсы не променяю ни на что другое!
Спальный гарнитур был скрыт от моего взора бежевым махровым пледом. Окно с одной стороны было занавешено темно синей шторой, и из точно такого же цвета была сделана скатерть на столе. За окном расстилался зеленый лес. Значит здесь либо лето, либо ранняя осень, повезло. В России сейчас суровая снежная зима…
Мои раздумья прервал сильный грохот. Панически обернулась и заметила, что шкаф начал дрожать. Но вскоре все прекратилось, а за резными дверьми кто-то начал скулить. Сердце ушло в пятки, но я все же решилась и подошла к шкафу. Открыла двери, а там… Крис! Подруга вывалилась на пол вместе с досками от задней стенки шкафа, остатками разодранных обоев и кирпичами. Потирая пострадавшее бедро, она произнесла:
— Осмотрела называется шкаф! Стены у них из картона, что ли?
— Да-а, вот что бывает, если кто-то экономит на ремонте, — послышался стук в дверь. 
Подруга по-прежнему лежала на полу, а я пошла встречать Андриэллу. В том, что это была она, я не сомневалась. Кроме неё о нашем месте жительства не знает никто.
Открываю дверь и слышу, как староста, громко смеясь, говорит:
— Странность номер шесть. Решили что могут проходить сквозь стены, вместе с кирпичами, — но она быстро замолкла, стоило ей увидеть зеленую микстуру на столе. Глаза ее загорелись алчным блеском и аловолосая продолжила. — Повезло, тебе досталась комната от алхимика. Можно мне это зелье опробовать?
Андриэлла рукой указала на стеклянный графин и прошла в комнату. Я закрыла дверь и произнесла:
— Конечно можно, а что это?
— А это, мой милый друг, восстанавливающее зелье. Оно помогает раскрыть как потерянные, так и скрытые способности. Зелье открывает то, что уже есть или когда-то было. Такое сейчас редко кто умеет делать. Поэтому вам очень крупно повезло! Обычно его используют для востановления
зрения. — Пояснила она, а затем вытащила из кармана своей школьной формы подобие пипетки, налила туда зелье и капнула сначала в правый, а затем в левый глаза.
Я и Кристина внимательно проследили за ее движениями и решили попробовать действие зелья на себе. Но это было очень плохой идей. Глаза жгло до такой степени, что полились слезы. И если подруга смогла стерпеть боль, то у меня это не вышло. Я активно замахала руками, пытаясь отвлечься. Но не учла одного. Графин. Именно он встретился на моем пути.
Зелье пролилось мне на руки. И вот тогда-то и произошло самое странное. Ногти на моих руках начали удлиняться. Я, не найдя ничего другого, что могло бы лучше выразить мой испуг, заорала. Ногти по-прежнему то удлинялись, то приходили в нормальное состояние.
— Визжишь, громче мандрагоры, а это ты ещё глаза своей подруги не видела. — Пытаясь отыскать поддержку, посмотрела на Яло. От удивления совсем забыла о своей проблеме. Глаза подруги были оттенка чистого золота, а зрачки приобрели вертикальную форму.
Яло, не выдержав такого пристального внимания к своей скромной персоне, прямо спросила:
— Что на этот раз?
— Т-твои глаза. Они… — Но окончательно сформулировать предложение у меня не получилось.
— Что, хуже твоего нового маникюра? — В ее словах была слышна явная отсылка к длине моих ногтей.
— Даже и не знаю, — ответила я кратко, зато честно.
— Если что, в любой уборной есть зеркало. — Подсказала староста. А когда мы с Кристиной рванули к двери, добавила. — Странность номер семь. Ну о-очень интересная реакция на обычное зелье.
Цвет моих глаз почти не изменился, только теперь они были оттенка пасмурного неба. А что, очень даже красиво, и с русыми волосами сочетается. Подруга тоже по достоинству оценила произошедшие с ней изменения. Покрутилась возле зеркала, да так, что ее каштановые волосы стали немного взъерошены, и подмигнула своему отражению. Спустя некоторое время мои ногти и вытянутые зрачки Яло пришли в норму. Но вот оттенок глаз подруги по-прежнему отдавал золотом.
Уборная мне понравилась, хотя бы потому, что здесь были знакомые ванна и унитаз. Это было неожиданно. Но я не стала на этом зацикливаться, все же лучше, нежели плескаться в корыте.
— Полюбовались на себя, красавицы? А теперь идем осматривать дыру в стене. — Протестовать мы не стали, самим было до жути интересно. Просмотрев образовавшееся отверстие, пришли к выводу, что между нашими комнатами раньше был проход. — Я, конечно, не сомневаюсь, что Яло очень даже сильная и независимая девушка, но так легко разрушить стену она не могла. К тому же, если присмотреться, видно, что тут раньше был проход. Видите, какие внутри толстые стены? И сколько мало кирпичиков на полу. — В этом она права, в образованном проходе уместился бы целый стол. О, а это идея! — Скорее всего раньше они были смежными.
— Значит его кто-то аккуратно прикрыл. А шкафы поставили с двух сторон, что бы его точно никто не смог увидеть, — размышляла я вслух.
— Именно.
— Девочки, вы же поможете? — Они вопросительно на меня посмотрели. Мне пришлось пояснить.
 — Хочу поставить туда столик.
— Зачем? — Недоумевала староста, но Яло поняла мою задумку и все ей разъяснила:
— Вот представь, кто-то проберется в комнату и будет нас искать. А мы спокойно будем чай пить... В шкафу. Нас не найдут, а значит не потревожат. Так? 
Я кивнула в ответ.
— Девочки, что не так с вашей логикой? Как вы вообще до такого додумались?
— Все с нашей логикой в порядке, это у тебя образ мышления примитивный. — Насупилась я. Аловолосая не обиделась, назвала нас странными и безудержно засмеялась.
Время пролетело незаметно, яркое солнце, как называют эту звезду здесь я не знала. Поэтому, да, яркое солнце, давно скрылось за горизонтом, наступил вечер. Мы сидели на кровати и общались. Андриэлла говорила о порядках этого мира, а мы рассказывали о Земле.
Так же староста попросила нас никому не рассказывать, что мы одни из тринадцати. Хотя теперь вернее будет сказать четырнадцати. Во избежание ненужных вопросов, об этом знают только некоторые учителя. И староста, ответственная за нашу адаптацию.
С Андрюшкой мы подружились, она оказалась очень весёлой и энергичной девчонкой. Гиперактивная и взвинченная, Андриэлла напоминала ураган, налетит, а ты и не поймешь, что это было. Остатки разрушенной стены мы решили спрятать в шкафу, так как такое незаметно выбросить не получится. А ещё один столик решили выпросить завтра. Нам было лень спускаться вниз, а староста все еще надеялась, что уже завтра мы забудем эту глупую идею. Ха, наивная.
— Девочки, предлагаю продолжить разговор в более удобном месте, заодно и отметим ваше «попадание». Тем более, вы просто обязаны попробовать «Огненное вдохновение».
Предложение было очень заманчивым, но меня смущало лишь одно, неимение в моем кармане каких-либо денежных средств, о чем и пришлось сообщить.
— Мы бы с радостью, да денег нет. Переместились нищими, так сказать. — Даже карманы вывернула.
— В честь знакомства, все за мой счет. — Она заискивающе улыбнулась. 
Мы согласно закивали. 
— Вот и отлично. Я сейчас быстренько сбегаю за денежками и переоденусь, вы тут будете?
 — Понимая, что женщины в любом из миров неизменны, а потому ждать ее придется долго, я и Крис призадумались.
— Думаю, мы будем в библиотеке. Она же здесь есть? — Дождавшись положительного ответа и подробной инструкции по месту нахождения обители знаний, мы вышли из комнаты в поисках приключений…
С Андриэллой мы расстались минут пятнадцать назад и сейчас неприкаянно блуждали в стенах академии. Яло пыталась вспомнить маршрут, а я брела рядом, стараясь не отставать. Первый этаж, второй этаж, третий, … четырнадцатый. Стоп! Почему четырнадцатый этаж так сильно напоминает восьмой? Или засохший фикус перемещается по этажам? Да быть того не может, здесь даже трещина на горшке та же! Все, пора прекращать это бессмысленное движение в никуда и спросить дорогу у абитуриентов. Еще один час ходьбы я не выдержу!
— Извините, как пройти в библиотеку? — Молодой человек, остановленный мною, указал нам в сторону темного коридора и ушел.
— Необщительный он какой-то, — прокомментировала его действия подруга и ускорила шаг.
— Агась, — ответила я и резко остановилась. В нос ударил запах свежеиспеченных булочек. И, то ли аромат был настолько умопомрачителен, то ли взыграло чувство голода, устоять я не смогла. — Яло, давай зайдем в столовую?
— Что-то не хочется, тем более до библиотеки почти рукой подать. Но ты, если хочешь, можешь сходить, я буду ждать тебя с едой в обители знаний. — Подмигнув мне, она пошла дальше. А я, ведомая запахом булочек, оказалась возле стойки для раздачи еды.
Странно, в столовой не было ни поваров, ни рабочего персонала, ни очереди за едой, да и самой еды я не увидела. Но запах по-прежнему витал в воздухе и дразнил желудок. Досадливо оглядевшись, заметила лишь пятерых абитуриентов и маленького человечка с крылышками, летающего возле моего лица.
Я потерла свои глаза, но галлюцинация так и не исчезла. По недоумевающему взгляду стало понятно, феечка в зеленом платьице была удивлена не меньше меня. Решила не обращать на это внимание, мало ли кто здесь учиться? Но как только перевела взгляд, заметила, что фея была не одна. Словно рой ос, маленькие человечки, сновали туда-суда по комнате, но их никто не замечал.
— Дожили, от голода уже и галлюцинации мерещатся! Поесть бы, да только как заказать еду? 
Обладательница зеленого платья неожиданно дернула меня за волосы, и я невольно запрокинула назад голову, увидев над стойкой табличку с надписью. Странно, это она так помогла мне? Приглядевшись к словам, я заметила, как незнакомая мне фраза приобрела очертания известных букв. Табличка гласила: «Для того чтобы заказать еду, вам нужно лишь представить это у себя в голове».
В памяти неосознанно всплыли образы: крабового салата, свежеиспечённых булочек и апельсинового сока. Представила, как все это выглядит, и выжидающе посмотрела на стойку. В том, что еда появиться здесь, почему-то не сомневалась. Но время тянулось очень медленно, хотя на самом деле мое ожидание длилось всего минут пять.
Я уже и не чаяла получить свой заказ, может это кто-то решил так неудачно пошутить? А я, поверив, сверлю взглядом белый мрамор на столе. Надеюсь, что это не так, иначе я просто умру от голода, не выдержав жестокой реальности и совсем не смешных шуток! Почему же мне так везет сегодня? Я ведь с самого утра не ела, думала, что погуляем немного, и я пойду с книгой домой, а нет! Меня угораздило в другой мир попасть!
Прошло еще минут семь, и на стойке наконец-то появился поднос с едой, а возле него улыбающиеся феечки. Приветливо улыбнувшись в ответ, я взяла поднос в левую руку, предварительно забрав с него сок. Довольная до нельзя, развернулась, уже представляя как буду вкушать эту пищу Богов. Но все мои планы порушил один наглый и бесцеремонный тип. Он меня толкнул.
В ужасе наблюдала, как долгожданная еда с грохотом упала на пол. А со стороны брюнета не проследовало ни то что извинений, но и ни какой реакции в целом. Он молча прошел к стойке, не обратив на меня никакого внимания. В любой другой ситуации, я бы предпочитала не участвовать в конфликтах. Но тут была задета не только моя гордость, но и обостренное чувство голода.
— Что? Даже не извинишься? — Раздраженно спросила я. В ответ он презрительно хмыкнул. — Если не уважаешь других, мог хотя бы подумать, что кто-то потратил на это свое драгоценное время. — Я до боли сжала стеклянный стакан в руке, пытаясь унять свою злость. Брюнет обернулся и небрежно произнес:
— Приготовить такой ужин — минутное дело. Если ты голодна, встань в очередь.
Да он точно издевается! На этот раз была возмущена не только я, но и феечка в зеленом платье, наблюдавшая за этой сценой. Она с жалостью на меня посмотрела и неодобрительно покачала своей маленькой головой.
— Минутное дело, говоришь? — Переспросила я. — А знаешь ли ты, что за минуту может произойти многое? В том числе и это! — Я подняла свою руку и вылила ему на голову оставшейся апельсиновый сок. Парень зашипел, но с места не сдвинулся. Было, конечно, немного жаль... Нет, не брюнета, сок. Но он пал за благое дело.
Удовлетворенная своей местью, с огорчением посмотрела на пол. Но, к моему удивлению, там ничего не было. Я недоверчиво огляделась по сторонам. Поднос оказался на стойке, полностью заставленный едой. А рядом стоял, наполненный до краев, бокал с апельсиновым соком. И снова рядом дружелюбные феи.
Быстро взяла новую порцию в руки и проследовала к самому дальнему столу, оставив стоять парня одного возле стойки.
— Сейчас я буду кушать, сейчас меня покормят! — Тихо пролепетала я, садясь за стол. 
Аккуратно пододвинув тарелку с салатом к себе, взяла в руку ложку и приготовилась к приему пищи. Но не успела я даже поднести ложку к своему рту, как ко мне подсел незнакомый парень. Он с неприкрытым интересом рассматривал меня. Да что же это такое! Мне дадут сегодня поесть или нет?
Сначала решила не обращать на него внимание. Пусть хоть до посинения смотрит, я занята куда более важным делом. Ем! Но его внимание нервировало настолько, что и кусок в горло не лез. Отодвинув поднос в сторону, недовольно посмотрела на него. И принялась сверлить взглядом незваного гостя. А что, ему можно, а мне нет?
Его каштановые волосы были взъерошены так, что я смогла заметить немного заостренные уши. А зеленные глаза сияли, словно драгоценные камни. Большие и длинные пальцы стучали по столу, отбивая только ему известный ритм.
«Гляделки» длились минут пять, пока мне это не надоело. Я отвела взгляд, надеясь, тем самым показать, что мне некомфортно от его цепкого взора. Но это не помогло.
— Что-то не так? — Спросила я, не выдержав такого пристального внимания к своей скромной персоне.
— Нет. Просто пытаюсь понять, глупая ты или безрассудно смелая? — Этот вопрос оказался странным, даже для меня.
— Я как кофе - два в одном. — Но затем, вспомнив, что здесь, возможно, нет этого напитка, быстро пояснила. — Глупа до безрассудства. 
Надеясь, что получив ответ, он уйдет, я с особой жадностью начала есть. М-м-м-м… вкусно. Я не любила физический труд. И единственное, пожалуй, чем я хорошо работала, так это ложкой.
Я наслаждалась приемом пищи, быстро поглощая крабовый салат, в промежутках останавливаясь попить сока. Все тяготы сегодняшнего дня отошли на второй план. Но полностью радоваться жизни мне не давал парень, что по-прежнему находился рядом, правда, теперь он не отводил свой взгляд от тарелки. Я начинаю ревновать, кто это ему разрешил так смотреть на мою прелесть? Нет уж, это мое!
— Хочешь? — Шатен недоверчиво посмотрел на меня и нерешительно кивнул. Я же злорадно улыбнулась. — Тогда закажи, как это выглядит ты знаешь!
Он огорчился, словно действительно ожидал, что я его угощу, но все же встал с насиженного места и отправился к стойке. При этом не забыв пару раз укоризненно на меня посмотреть. Я же не удержалась и улыбнулась еще шире. Сам виноват, нечего было портить мне аппетит.
Мне на удивление, парень вернулся быстро, все так же нагло сел напротив и снова посмотрел на меня. Потом в свою тарелку, потом снова на меня и обреченно вздохнул. Оказывается, того, что ты знаешь как выглядит блюдо, мало, с такими познаниями в твоей тарелке появится подгорелое нечто. Ну или только ему так повезло.
— Вкусно? — Дождавшись положительного кивка головой, я не удержалась и съязвила. — Так что же ты не ешь?
Он глухо рыкнул, но на зло мне начал есть. Немного полюбовавшись его силой воли, лично я такое никогда бы не съела, осмотрела помещение, кроме нас и феечек, здесь никого не было. Даже, казалось бы оцепеневший навсегда, наглый тип куда-то ушёл. Странно, и почему я не заметила этого раньше. Видимо, была слишком голодна.
— Приятного аппетита, — сказала и, захватив с собой булочки, вышла из столовой. Так, теперь бы вспомнить откуда я пришла.
Я шла на запах и совершенно не обращала внимание куда. Поэтому глупо сейчас надеется, что вспомню дорогу. Не с моим топографическим кретинизмом. И куда мне теперь двигаться? Будем рассуждать логически, если мальчики вечно ходят налево, значит мне надо направо. Или я что-то напутала? Да какая разница, других идей все равно нет!
Я отправилась к лестнице, спустилась вниз, но снова оказалась у входа в столовую. Значит все же налево. Обернулась и отправилась в противоположную сторону. Однако, снова вернулась обратно. Да что же это такое! Покрутилась вокруг своей оси и целенаправленно, чеканя каждый шаг, пошла вперед, там меня еще не было.
— Что ты делаешь? — Спросил зеленоглазый шатен, когда я уже раз пятый проходила мимо столовой.
— Пытаюсь отсюда уйти. Пока не получилось, — ответила я. Затем резво обернулась и, с мольбой в глазах, посмотрела на парня.
— Хорошо, куда тебя проводить? — Правильно понял он мой намек.
После того, как я сообщила ему о том, куда мне нужно добраться, мы проследовали к лестнице. Осторожно ступая по ступенькам, опустились вниз. Но снова вышли на верхний этаж.
— Не понял. — Кажется, он и сам запутался.
— Скажи правду, ты и сам не знаешь, как отсюда уйти? — Попросила я, потому как уже не была уверена, что он сможет меня отсюда вывести.
— Знаю! — Он решительно посмотрел на каменные ступеньки и пошел вниз. 
Я же осталась стоять на месте, проделывать этот путь еще раз мне не хотелось. Да и был ли в этом смысл? Если все равно окажемся возле столовой. Поэтому я осталась стоять на месте, ожидая его скорейшего возвращения.
Не прошло и десяти минут, как парень показался из-за поворота. Удивленно на меня посмотрел и оглянулся назад.
— Что-то потерял? — Уточнила я.
— Как ты оказалась здесь раньше меня? — Спросил он, а затем пояснил. — Ты же шла за мной, при этом заметно отставая.
— Очень просто. Я никуда и не уходила…
— Издеваешься! Слушай, как ты до столовой тогда добралась, не зная дороги? — Мне бы и самой хотелось знать ответ на этот вопрос.
— Не знаю, я тогда очень голодна была. На запах шла. — Пояснила я и неопределенно пожала плечами.— Ни о чем, кроме еды, думать не могла.
— Что ты сказала? О еде думала? — Парень радостно улыбнулся, словно и не он давился подгорелым салатом. 
Я утвердительно закивала головой, не понимая, чему он так обрадовался. 
— Хорошо! Постарайся и сейчас думать о том, куда тебе нужно добраться, это должно сработать.
— То есть ты признаешь, что не знал, как туда добраться?
— Я этого не говорил. — Да здесь и без слов все понятно, но озвучить ему эту мысль я не успела. — Так что, ты идешь?
— А у меня есть выбор? — Уточнила я, потому как не особо верила, что это может сработать.
— Да. Ты можешь состариться здесь. — Сказал он и сразу двинулся в путь.
— Эй, подожди меня!
Я думала о библиотеке, какой она окажется. Может быть, это маленькая комната, в которую никто почти и не заходит. А может, это просторный зал, с рядами огромных стеллажей, наполненных книгами, в которых сокрыты все тайны мира. Я не знала, какой она окажется, но кое-что мне все же было известно. Там ждет меня очень злая и голодная подруга. Думаю, от ее праведного гнева меня теперь и сдобные булочки не спасут.
Я пыталась не отвлекаться, думать лишь о библиотеке. И, в какой-то момент, мне даже показалось, что я начинаю чувствовать запах старинных книг. Пред глазами возникает образ, пожелтевшей от времени, бумаги, которая тихо шуршит под чьими-то руками. Я старалась не упустить каждую деталь. Быть может, этот странный абитуриент прав, следует только представить, и дорога выстроится сама. Эх, вот бы сработало! Мне не хочется вечно бродить в этих стенах. Тем более с тем, кто ужинает подгорелым салатом.
Так, снова не о том думаю. Книги, книги, книги, книги и еще раз книги — это все, что сейчас должно быть в моей голове. И, о чудо! Лестница кончилась, и моему взору предстали огромные, доходящие до потолка, двери.
— Я же говорил, что знаю куда идти. Ну, бывай! — Незнакомец развернулся и ушел.
Вот зараза, даже не представился! А я его еще и поблагодарить хотела. Ха, не дождется теперь, баран упертый, так и не сознался, что не знал дороги!
Не знаю, как ещё я бы его охарактеризовала, если бы Яло не схватила меня за ухо.
— Ах ты, паршивка! Чего так долго ходишь, я даже проголодаться успела, — возмутилась она.
— Ай-ай-ай. Отпусти, больно! — Обратилась к ней я, жалостливо всхлипывая. — Я тебе булочек принесла!
— Булочки, где? — Она быстро отпустила ухо и, выхватив пакет из моих рук, направилась обратно в библиотеку. 
Я же потерла пострадавшую часть тела и поспешила за ней, причитая о том, что насилие не решит проблем. Яло тихо цыкнула, но ухо пообещала больше не трогать, по крайне мере сегодня. Ну…это все же лучше, чем ничего. Правда?
Библиотека оправдала все мои ожидания. Кроме как с лабиринтом её и сравнить больше не с чем. Посмотрели на лево — стеллажи, взглянули на право и увидели — стеллажи, устремили свой взор прямо и снова наткнулись на стеллажи с книгами. Здесь и захочешь, но назад дороги не найдешь.
— Впечатляет, правда? — Обратилась ко мне подруга, которая уже сидела за столиком и дочитывала какую-то книгу. И как только написанное понимает?
— Не удивлюсь, если и на потолке книги увижу, а что? — Уточнила я, когда подруга предсказуемо покрутила пальцем возле своего виска. — Я бы разместила… В целях экономии места, так сказать.
— Я в тебе и не сомневалась. Эй! Верни книгу на место! Я ее первая нашла, в очередь! — Прокричала Яло, когда я взяла в руки одну из книг, лежавших в огромной стопке на столе.
Показала подруге язык и, гордо выпрямив плечи, открыла старинную книгу. Даже не знаю сколько ей лет, но пыли на страницах на целый век хватит. Осторожно дунула на нее и закашлялась. Люблю запах книг, но не пыли.
— Так тебе и надо! — Сказала она, а радости в голосе было столько, словно миллион только что выиграла.
— Андрюшки еще не было? — Поинтересовалась я и громко чихнула.
— Нет, ешь ты все-таки быстрее, чем она собирается. Будь здорова. Но все-таки, почему ты так припозднилась? Тебя час не было! — Яло укоризненно на меня посмотрела, а я опустила взгляд в книгу. Ну не говорить же ей, что я потерялась! Стыдно…
— Да так…
От позора меня спас аловолосый вихрь в длинном голубом платье. Андриэлла вбежала в библиотеку, но на этот раз она была не одна.
Староста, тяжело дыша, нависла над нашим столом, облокотившись на оного руками. Пока она переводила дух, мы успели рассмотреть ее компаньонку. Как же таких в книгах описывают, ах да! Девушка с осиной талией. Очень стройная и красивая леди, которая даже в простеньком старинном черном платье, выглядела бесподобно. Незнакомка была где-то на голову выше Андриэллы. А с белизной её волос сравнится может, наверное, только снег. На такую не обратить внимание невозможно. Если не волосы, то цвет ее глаз точно не оставит никого равнодушным. Фиалковые…
Да что же это такое! Я ещё от аловолосой бестии толком не отошла. Ну не бывает такого ярко-красного цвета в природе! Теперь ещё одна красотка нарисовалась. Интересно… Какой краской они пользуются? Надо будет потом уточнить.
— Девочки, вы не поверите, что я узнала! — Наконец-то перевела дух староста и заговорила.
 — Одетта, расскажи! 
Так значит, прекрасную незнакомку зовут Одетта?
—Элла! Ничего особенного не случилось, всего лишь…
— «Ничего особенного», «всего лишь»? Действительно, что это я… У нас же каждый день главу боевиков апельсиновым соком обливают! — Андриэлла сурово посмотрела на свою знакомую. 
А я захотела провалится сквозь землю. А где-то рядом тлела надежда, что это все же не про меня…
— Глава, это что-то вроде предводителя? — Уточнила Яло, не сводя с меня взгляда.
Еще бы, я чуть ли не с головой в книгу зарылась.
— Да, — ну все, можно начинать рыть себе могилу. Жизнь знай, ты была мной горячо любима, хотя и не всегда! Я не удержалась и шумно взглотнула. — Даже представить не могу, кто решил так свести счеты с жизнью.
— Зато я, кажется, догадываюсь, — сказала Яло и направила свой красноречивый взгляд на меня. 
А я что? Я ничего… Все так же пряталась под пыльной книгой.
— Да нет, быть того не может! — Староста недоверчиво посмотрела в мою сторону, но сомнений стало больше. — Только не говори, что это была ты! — Я не ответила.
— Почему молчишь? — Спросила Одетта.
— Сами же просили не говорить. — Сказала я и устало вздохнула.
И наступила давящая, по крайне мере на меня, тишина. И я почувствовала себя персонажем какого-то сериала. Ну правда, только звуков сверчков не хватает.
— За что он получил? — Не скрывая своего интереса, уточнила Яло, решив нарушить минуту молчания.
— За отсутствие манер. — Сказала я и довольно разлеглась по столу, вспомнив ошарашенное лицо парня. О содеянном я не жалела, наглый тип заслуживал куда большего наказания. За такое и умереть не страшно. Хотя нет, страшно… Ну почему я сначала делаю, потом думаю! — Можешь приплюсовать апельсиновый душ к странностям, так уж и быть. — Я благосклонно кивнула своей головой, а Андриэлла все так же неверующе посмотрела на меня. Кажется, она только сейчас осознала, о ком ей поручили заботится.
— Полагаю, теперь уже ничего не изменить, пойдемте в город! — Посоветовала Одетта, и, подтолкнув Андриэллу, двинулась к выходу.
Я тоже немного привстала, но была схвачена за руку Кристиной, подруга, как истинный заговорщик, шепнула на ухо, что ждет подробностей, и ушла. Кажется, сегодня мне придется многое ей рассказать.
У Андриэллы при нахождении правильной дороги проблем не возникло, в отличии от меня. До сих пор с содроганием вспоминаю ту лестницу, что вела в столовую. Путь из учебного крыла мы преодолели в два счета. Единственным препятствием для нас оказалась огромная каменная стена, через которую нам предлагалось перелезть. И это при условии того, что для меня все, что выше двух метров уже высоко неимоверно. Отказываюсь! Эта стена почти до небес.
— Почему мы должны лезть по стене, когда в паре шагов от нас находится нормальный выход?
 — Недоумевала я.
— Потому что уже десять часов, по приказу директора после этого времени никого не выпускают и не впускают. И если мы пройдем там, нас тут же засекут и отправят обратно. Поэтому не возмущайся и лезь! — Ответила староста, но уверенности мне это не придало.
— Отказываюсь! — Запротестовала я и сложила руки на груди. Не хватало мне еще кости переломать.
— Ну чего ты боишься? Мы же не первый раз так делаем. И тебя там поймаем! — Настаивала Одетта, словно меня это спасёт.
— Да я вас раздавлю! — Пыталась достучатся я до их разума, но меня проигнорировали. Грубо схватили за руки и потащили к стене. — Может подкоп сделаем? — Предложила я, когда поняла, что этого избежать мне не удастся.
Первой одолела стену, мне на удивление, хрупкая Одетта. Девушка ловко вскарабкалась на стену, остановившись ненадолго на самом верху. Чтобы свесить ноги и плавно спикировать вниз. Затем это повторила староста, и настала моя очередь.
Я лезла по стене с особым изяществом дикого животного... Большой и неуклюжей панды. Постоянно оступаясь и наровясь упасть вниз. А рядом, ненамного меня опережая, карабкалась Кристина. На верх мы забрались почти одновременно, с небольшой лишь разницей. Когда я только перекидывала ногу через стену, она уже летела вниз, при этом явно не замечая активно машущих ей подруг. Не знаю, о чем они хотели её так предупредить, но было уже поздно. Яло летела вниз. Вот только местом посадки она выбрала не аккуратный и красивый куст сирени, а брюнета, одиноко стоящего возле стены.
Я была насколько шокирована происходящим, что и не осознала, как решилась прыгнуть вниз. Это было поспешным решением. Которое в дальнейшем повлекло за собой череду неприятных для меня последствий, отбитый копчик в их числе. К моему огорчению, куст сирени, хотя я сомневаюсь, что это все же был он, оказался не таким мягким на ощупь, коим он выглядел с высоты.
Но тогда мне было это совершенно не важно, я спешила на помощь подруге. Невзирая на собственные боль и страдания. И представьте мое удивление, когда я, подобравшись к несчастным поближе, заметила очень милую сцену чьего-то поцелуя. Ну вот, зря переживала! Подруга освоилась в новом мире быстрее меня, уже и личной жизнью успела заняться.
Полюбоваться этой сценой подольше мне не дала, пришедшая в себя, Яло. Громко визгнув, подруга отскочила от парня на безопасное, для ее губ, расстояние. Он же все так же лежал на земле, отрешенно смотря в небо.
— Т-ы-ы, озабоченный! — Прокричала моя подруга, нервно проводя пальцем по своим губам.
Парень не ответил, потому как, кажется, был где-то далеко в своих думах. Его рука медленно поднялась к губам, потом он резко поднялся, открыл рот, но так ничего и не сказал.
Эк как его прибило! Еще бы, третий раз за день сбивают! Оно и не мудрено, дар речи потерять-то. Но постепенно к нему пришло осознание произошедшего, парень густо покраснел и ринулся бежать прочь. Ну что за мужики нынче пошли! Сделал дело и в кусты!
— Ну что, довольна? Спугнула парня своими амбициями! Ну кто же сразу лезет целоваться? Даже не дождавшись первого свидания? — Парировала я, вгоняя Яло в краску.
— Ты сейчас у меня договоришься. — Пока спокойно сказала подруга, но за тем, на более высоких тонах, продолжила. — И я тебя с этой стены скину, повторно!
И я уже хотела было спросить, понравился ли ей поцелуй, но подруга, словно мысли мои прочитав, грозно сказала:
—Вот только попробуй!
— Молчу, — но потом это все же припомню. Это же надо, первый поцелуй! Да еще и с  желтоглазым красавчиком! Да еще и так, что у обоих губы прокусаны до крови!
— Ребят, пойдемте уже в трактир, — перебила череду моих мыслей Андриэлла.
Яло быстро ретировалась к старосте, надеясь тем самым спастись от мои комментариев. Ладно, пусть пока живет. Она от меня никуда не денется, как выяснилось, мы даже в другой мир вместе попадем. Какая солидарность!
И снова мы пошли не там, где следовало. Не по ровной и аккуратной дороге, а по лесной, узкой и сильно заросшей тропинке. Но путь длился недолго, всего-то минут тридцать! За это время я успела собрать на свои джинсы весь репей, встреченный на моем пути.
Несправедливо, мне значит репей? А женихи, судя по поцелуям, все Кристине! Но дорога кончилась, и приставучий сорняк, к моей радости, тоже. Перед нами предстали двери таверны.
И только войдя в помещение мы поняли, как сильно отличаемся своим внешним видом. Все леди, окружавшие нас, были одеты в старинные, но совсем не пышные платья. И мы такие красивые: в джинсах и свитере, в лосинах и майке, идеально… Как не посмотри.
Заметив свободный столик, мы проследовали к нему. Как только все определились с местами, к нам подоспел худощавый официант. Андриэлла заказала что-то для себя и беловолосой, а затем спросила у нас, чего бы нам хотелось.
Какой легкий вопрос, мы же каждый день питаемся в трактирах в неизвестном мире, и всегда знаем, что заказать! Категорично подумала я, а вот Яло уже определилась с выбором.
— Водки! — Решительно заявила подруга. Видимо, поцелуй был незабываемым…
— Ты уверена? — Пыталась отговорить ее Одетта, но, наткнувшись на полный злости взгляд, резко передумала. — Ну… водка, так водка!
Неожиданно, в другом мире есть этот напиток. А что бы заказать мне?
— Ты что-то говорила про «Огненное вдохновение», — напомнила я. — Думаю, можно попробовать, и этой тоже закажи, пожалуйста, — я ткнула пальцем в особу, развалившуюся на столе, которая сейчас обреченно вздыхала и бубнила что-то невнятное себе под нос. — Должна же она чем-то закусывать! 
Официант как-то странно на нас посмотрел, но заказ принял.
В ожидании, я решила осмотреть помещение. И неожиданно для самой себя, за соседним столом заметила пожирателя подгорелых салатов. Вот так встреча! Он снова отбивал пальцеми неизвестный мне ритм. А рядом с ним сидел похититель первых поцелуев…
Главное, что бы подруга его не заметила, а то останутся от парня лишь рожки, да ножки. Хотя, с ее места видно только небольшое окошко. И то хорошо, казнь отменяется, не знаю, правда, на долго ли? Надеюсь, парень выживет. Но не будем о грустном.
Наступил долгий разговор. И мы постепенно узнали много нового о наши знакомых.
Оказалось, что белокурая девушка зачислена на факультет смертников, а так же имеет определенные способности в предвидении. Она находится уже на третьем курсе и делает большие успехи в этой области.
Староста оказалась фанатичным алхимиком. Которая еще до поступления сумела создать очень востребованную микстуру и запатентовать ее. Что это за микстура, и чем она полезна, мы так и не поняли. Зато стало ясно, что наши новые друзья-очень интересные личности.
— На какой цвет будешь делать ставку? — Неожиданно спросила Андрюшка. А вот это уже интересно, азартные игры в академии… Увидев мои горящие глаза, староста пояснила. — Абитуриенты делают ставки, на какой факультет будет зачислен последний, проходящий распределение, ученик. Процент выигрыша очень невысок, потому как неизвестно даже то, кто окажется последним.
— Если хотите, мы можем занять вам немного денег для участия. Сумма может быть незначительной, но принесет неожиданно большой доход! — Высказалась Одетта, а затем добавила, ели слышно.— Мой вам совет, ставьте все на белый!
— Белый, — повторила я, — но, если мне не изменяет память, этот цвет ни за кем не закреплен.
— Я знаю, но чувствую, что так будет правильно.
Я хотела напомнить об абсурдности этого предложения, но затем задумалась. Она ведь предсказатель, может оказаться, что такой факультет и появится.
— Если так говорит видящая, пожалуй, и я поставлю на белый. — Высказалась Андриэлла. 
Все согласно закивали. Яло в обсуждении не участвовала, прибывая в глубочайшей депрессии.
Разговор нарушил, подоспевший с подносом официант.
— Ваш заказ, — оповестил нас он. Андрюшка поблагодарила его за доставку и сразу же распластались. Оказалось, девочки заказали обычную похлебку. А вот наше блюдо действительно было необычным. В тарелке находилось, неспокойно колышущееся вверх и вниз, пламя. Это меня очень сильно удивило, а Яло даже вывело из депрессии, но ненадолго.
— Это точно можно употреблять в пищу? — Недоверчиво поинтересовалась я, огонь мне есть еще не доводилось.
— Конечно! — Подтвердила Одетта. 
Но есть мне это почему-то не хотелось, поэтому пока я занималась рассмотрением сего творения.
Яло решила, что закусывать этим она не будет, и, стащив одну из похлебок, принялась запивать горе водкой.
Я только покачала головой, не одобряя ее действий. Но кто же меня послушает, поэтому решив не нарываться на неприятности хотя бы сейчас, молча смотрела на это безобразие.
Так мы и сидели, кто-то вертел в руках тарелку с огнем, кто-то ужинал, а кто-то выпивал уже n-ную рюмку подряд. Но идиллия продлилась недолго, когда девочки отлучились в туалет, благоразумно решив оставить Яло под моим присмотром, а я все же решила попробовать огонь.
Вкус у этого блюда был незабываемый, хотя бы потому, что напоминал смесь васаби, соуса Табаско, горчицы и тертого хрена! На глазах проступили слезы, это безобразие нужно срочно чем-то запить. Вот только не водкой же, черт!
Осмотрела помещение в поисках спасительной влаги, таковая обнаружилась в вазе. Лишать цветов воды мне было жаль, но выбора не было. Я поспешила к вазе. Выпив всю воду одним махом, я поняла, что это не помогло.
Подруга откровенно потешалась надо мной, следя за моими жалкими попытками потушить «огонь» внутри, при этом громко грохоча. К ней вскоре присоединились и все посетители таверны, попавшие на бесплатное представление.
Но мне было все равно, во рту горело так, словно мне пришлось целую неделю питаться одним красным перцем. И тут я заметила графин, стоящий на соседнем столе.
Резво схватив его в руки, я открутила пробку и жадно припала губами к графину. Все замолкли, ожидая чего-то. Я быстро опустошила стеклянный сосуд. Как говорится, око за око, зуб за зуб. Сегодня один шатен не дал мне спокойно поесть, я же лишила его этого напитка. Все честно.
Спасительная влага разлилась по моему телу, и разум начал тускнеть. Что же находилось в том графине? Хотя… теперь это не важно, содержимого ведь уже нет. Я осторожно поставила пустой сосуд на место и заметила, что Яло все-таки увидела похитителя поцелуев.
Подруга, чуть покачиваясь, видно, из-за алкоголя в крови, подошла к нему. Все, парень - не жилец, резюмировала я. Но, к моему удивлению, она лишь звонко попросила:
— Покатай меня, большая черепаха! — И, пока парень находился в шоковом состоянии, быстро запрыгнула ему на спину.
Янтарноглазый, не ожидая от девушки такой прыти, резко вскочил из-за стола. И запрыгал по помещению, решив так скинуть с себя эту тяжкую ношу. Но Яло не была бы собой, если бы не вцепилась в него мертвой хваткой. Все, занавес!
— Что за припадочная женщина, — констатировал пожиратель горелых блюд. 
И уже было собрался пойти выручать своего друга, как услышал:
— Сам то не лучше, баран упертый! — Высказалась я, защищая подругу. Сама не понимая, что и, самое главное, зачем я сказала.
— Что? — Возмутился он.
— У-у-у, так у тебя и со слухом проблемы. А я то думала только характер дрянной!
— Лучше замолчи сейчас, пока есть возможность! — Посоветовал он мне.
— Лучше прекрати орать, пока еще говорить можешь! — Настоятельно порекомендовала я. 
А посетители не знали куда лучше направить свой взор, то и дело переводя взгляд с одной парочки на другую. Потому как и Яло тоже оборотов сдавать не собиралась. Я зло оскалилась, а, проезжавшая мимо меня на чужом горбу, не заметив наколенную до предела обстановку, подруга пропела:
— Янтарноглазое такси, не тормози, не тормози! — Легонько пнув ногой, импровизированную машину. И я невольно отвлеклась на это зрелище.
— Да ты…— Решил продолжить наш спор мой оппонент, но нужное слово так и не нашел.
— Умная и красивая, — подсказала ему я.
— Да! То есть нет! Чокнутая!
— Да-а-а, над оскорблением нужно будет еще поработать. — Парень в ответ глухо рыкнул. 
— Ну точно животное! — Я обернулась посмотреть, жива ли моя наездница. 
Подруга все так же каталась на парне.
— Сколько за час берешь? — В тишине слишком громко прозвучал ее вопрос.
Так, кажется, пора прекращать этот балаган! Я направилась к Яло, но была остановлена, не принявшим свое поражение, парнем. Он резко дернул меня за руку назад. Да так, что я покачнулась и стала падать.
Видимо, пожиратель подгорелых салатов этого тоже не ожидал, потому как вместе со мной завалился на стул. Перед глазами все поплыло. Кажется, в графине было спиртное. А я и капли не оставила… А все он! Зачем на видное место поставил, споить хотел, однозначно! Сделала я совершенно абсурдное умозаключение. Ну и что? Я пьяненькая, мне можно…
Я приземлилась парню прямо на колени. И сейчас, чтобы было удобно сидеть, немного поерзав, перебросила через него одну ногу. А затем, решив, что во всех смертных грехах виноват он, с вызовом посмотрела ему прямо в глаза.
Но увидела то, что заставило меня оторопеть и разом потерять всю свою решимость. Я боязливо отшатнулась назад и чуть не упала. Но парень вовремя придержал меня за талию. Вот только такое объятие меня совершенно не упокоило.
Стало страшно. Его зрачки были вертикальной формы, а глаза, словно налились кровью. По телу пробежались мурашки. Цвет его глаз был кроваво-красным…
 



Лунные Зайцы

Отредактировано: 29.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться