Дочь консула. Финал

Размер шрифта: - +

Дочь консула. Финал

Гостиная в доме Алины. Алина, Арина.

 

Арина.

- И как вам замужем?

У вас медовый месяц, все такое. Безумная любовь, и мир кругом в цветах.

Вы можете открыто, не стесняясь, испробовать все наслаждения,

и занырнули с головой и в нежность и в истому ласк.

Я чуть завидую.

Алина.

- Да, есть чему.

Я словно на работу устроилась в конторку с расписанием, младшим клерком -

конкретика, отдача и расчет.

И менеджер внимательно следит, чтобы наемник каждый месяц

успешно прибыль приносил.

Пахал без остановки.

Арина.

- Сгущаешь краски.

Мы знаем все -

Вадим такой галантный. Джентльмен.

И понимает, где в любви затравка. Где искорка. Что поджигает страсть.

Ну, расскажи, мне интересно.

Чем же супружество от дружбы отличаем, что в нем иное, необычное?

Алина.

- Режим и холодность. Смешно! — и гигиена.

Арина.

Ну, перестань!

Алина.

Серьезно.

Если хочешь знать,

я чувствую себя почти бревном, а сверху пестрый дятел хлопотливый.

Арина.

- Зачем бревном? Эротика — балет, в нем танец парный.

Алина.

- При этом, так, для развлечения, следить,

как занавеску ветер треплет, а за нею хор детский тоненько поет о чем-то вечном,

и вспоминать печальное.

Друзей, тебя и Августа.

Скажи, а тот укол — он, точно, шутка?

Или я подменена?

Вчера порезала я руку…

Арина.

- Где? Бедняжка!

Алина.

- Так, ерунда. И, представляешь, чуть не час ждала,

вдруг я начну регенерировать! Как ящер

или медуза.

Вдруг, тот укол мне охладил все, изуродовал меня, как та предупреждала?

Вдруг, я бесчувственна?

Вдруг, я, как женщина, ничтожна?

Когда я школьницей, в саду, после уроков

впервые с мальчиком поцеловалась…. И потом,

свидания первые, когда едва касались, с едва намеком близости, и чуть не умирали,

тогда была счастливее.

Пьянела и жила, как пьяная. Или влюбленная, не знаю.

Зачем пошла, как требовал отец!

Зачем мне этот брак!

Зачем мне этот муж!

Тоска и пустота, и все внутри разбито.

Отца я ненавижу.

О, Боже, как я ненавижу! Люто!

Он все заботится, и будто обо мне, а сам лишь о своих делах трясется.

Убила б, если бы была чужой.

Арина.

- Так разведись.

Алина.

- А смысл? Опять кого-то ждать с клеймом «на выданье».

И сколько можно верить в совпадения двух разных личностей.

Нет, видно, нужно притерпеться.

Со временем привыкну к кандалам.

И, может, полюблю.

Арина.

- Медуза. Может быть вы слишком торопливы,

скажи, что ты вот-вот уже зажжешься, игру придумай, время потяни,

ну, поломайся, покапризничай, не знаю.

Алина.

- Куда тянуть. Дурацкие таблетки Вадим горстями пьет -

реклама и друзья из кегельбана,

как будто бы ему играть пятнадцать дублей в дешевом фильме для подростков.

Он хочет все себя каким-то богом ощущать.

Неутомимым, как машинка.

Ему нужна не я, а тело для занятий.

Урок разученный с отличием повторить.

Арина.

- Я видела, таблетки помогают.

Алина.

- Да, смотришь на лицо, где выражение: «вот-вот и я умру»,

и молишься: скорей бы!

Арина.

- Это от того, что любишь ты другого.

Алина.

- Неправда!

Арина.

- Любишь! Видно! Влюблена!

Алина.

- В кого же, например?

Арина.

- В Жюльена.

Алина.

- Вот еще! Художник! Бард. Непонятый творец!

Как хорошо, что он исчез из нашей жизни.

И жив ли он?

Арина.

- Он жутко опустился. Мне Август говорил, между бомжей

наш Леонардо растворился. В мастерской

его уж месяц нет, он на звонки не отвечает, и где и чем живет, никто не знает.

Алина.

- А Август с этой девушкой? С Салин?

Арина.

- Они расстались. Ведь они не пара:

Салин — модель, вы с ней похожи так! Упасть! Как сестры близнецы.

Она с утра до вечера в работе, тусовки, презентации знакомых и чужих,

а Август без заказов проболтался

чуть ли не месяц, и теперь с компьютером в обнимку на пакетах

лапши из рисовой муки за пять рублей,

пытается с долгами расплатиться.

Ему ли быть бой-френдом.

Сам ребенок.

Алина.

- Не говори так. Он прикольный. И не злой.

Арина.

- Только замуж за «приколистов» сегодня мало кто спешит.

Пойдем-ка, лучше, сварим кофе, и я тебе такое расскажу!

Все новости.

Алина.

- Ну, расскажи сейчас.

Арина.

- Нет, только с кофе!

Кстати, про Салин.

Они сегодня с Гошей к вам заедут, забрать меня. Не будешь возражать?

Ты к ней несправедлива. Как ревнуешь.

Алина.

- С чего быть ревности. К кому? Так просто. Не люблю.

(уходят. Появляются Вадим и Сергей Петрович)

Сергей Петрович.

- Зятек любезный, те активы, которые в Европе, я возьму,

тебе они зачем? Сплошная нервотрепка. Так будет лучше нам обоим.

А взамен

заводик есть сибирский — сталь катает. Он маленький, но крепкий.

У тебя строительство, так проволоки

и болванок разных туда идет не меряно — все меньше покупать.

Зачем платить кому-то, раз есть свое.



Алексей зубов

#11696 в Разное
#3220 в Драма

В тексте есть: убийство и ложь

Отредактировано: 29.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться