Дом без дверей

Кеноша


Уже отзвучали помпезные громкие звуки марша Эдварда Элгара, сказаны поздравительные речи и пожелания выпускникам отличной карьеры и счастливой семейной жизни. Впереди маячила грандиозная, по меркам провинциальных студентов маленького технического колледжа штата Висконсин, вечеринка. На закрытой веранде близнецов Джима и Джошуа, сыновей местного владельца мастерской по ремонту часов, уже были расставлены столы с пестрящими разноцветными пластиковыми стаканчиками. Холодильники были набиты пивом и газировкой, тарелки полны нехитрых закусок, десятки картонных коробок с пиццей ждали своего часа на кухне. Эмма просидела около двух часов, теребя в руке  банку с уже теплым противным  пивом. Несколько раз её приглашали на танец, но девушка, тщетно пытаясь перекричать музыку, просто отрицательно качала головой в ответ. Девочки с ее бывшего класса не обращали на нее внимания, занятые тем, что расслаблялись на полную катушку в свой последний вечер перед взрослой жизнью. Многие уже перебрали со спиртным (пиво сменилось привезенными старшими друзьями близнецов бутылками с джином); кого-то тошнило в кустах, кто-то уже слишком откровенно танцевал на перилах  веранды. Эмма решительно встала и, перешагнув через сидящую на ступенях целующуюся пару, вышла на улицу. Полной грудью вдохнув теплый летний воздух безлунной ночи, она не спеша побрела в сторону крошечной гостиницы, в которой сняла на ночь самую дешевую комнату. Девушка не хотела возвращаться в общежитие, любезно предоставленное  выпускникам еще на неделю, чтобы дать им возможность собрать вещи и дождаться ближайшего рейса домой или же приезда родителей. «Три года, - Эмма грустно вздохнула, - три года бесцельного зубрения программы, отличных экзаменов и нелепых соседок по комнате…». Мысли девушки были мрачнее неба в эту ночь, она, в отличие от некоторых своих однокурсников, мечтающих о перспективах и слушающих сегодняшнюю речь директора о взлетах их дальнейшей карьеры со слезами радости на глазах, была твердо уверена: три года бесцельно канули в прошлое, оставляя за собой лишь слабый бесполезный след - несколько фотографий в альбоме. Да и на что рассчитывать ей, выпускнице захудалого государственного технического колледжа, не знающей даже куда завтра держать путь… Три года назад, аккуратно сложив деньги, вырученные  от продажи машины отца, простоявшей в гараже со дня его смерти несколько лет, Эмма отправилась в самый крупный город штата и  поступила на курс технологии пивоварения, надеясь после окончания поступить работать на завод по производству пива. Но, как оказалось позже, распределение и помощь при трудоустройстве дают ребятам из этого города, остальным же советуют ехать домой и помогать поднимать промышленность там. Некоторым студентам из соседних провинциальных городков везло: их родители, приезжающие время от времени в гости, никогда не проходили мимо кабинетов администрации. 
К Эмме никто не приезжал. Мать лежала в клинике и безуспешно проходила курс лечения от алкогольной зависимости уже несколько лет. Смерть мужа сломила и без того слабый характер женщины, и она отдалась парам дешевого алкоголя и дыму сигарет. Конечно, она лишилась способности здраво рассуждать,  расположения знакомых и выпустила из виду единственную дочь. Иногда случались проблески, и женщина могла неделю не притрагиваться к выпивке и даже встречать со школы Эмму горячим вкусным обедом. Но за последние два с половиной года подобное случилось лишь однажды. Деньги, скопленные за года нормальной жизни, стремительно таяли, и, когда средств осталось лишь для того, чтобы еще несколько месяцев  платить за дом, Эмма устроилась в закусочную официанткой. Очень часто, приходя домой со школы или работы, Эмма открывала окна, чтобы проветрить прокуренное помещение, собирала пустые бутылки, вытряхивала окурки из пепельниц, наводила порядок и готовила ужин. Потом она тащила мать в ванную и обливала ее ледяной водой. Немного придя в себя, та даже садилась с дочерью за стол и ковыряла вилкой в тарелке. Ужасная худоба и отсутствие аппетита  были основными причинами, по которым Эмма однажды набрала номер, увиденный на одном из сайтов и,  молясь про себя, чтобы помощь клиники была бесплатной, записалась на прием через неделю. Ей повезло — мать попала под социальную программу борьбы с женским алкоголизмом, поэтому первый год в клинике был бесплатным. 
Мать с отчаяньем смотрела своими огромными голубыми глазами на Эмму, взглядом умоляя не оставлять её в этом мрачном заведении с тусклым светом в коридорах и серым постельным бельем. Девушка выдержала этот взгляд, а когда санитар, поддерживающий мать за локоть, скрылся за поворотом, опустилась на деревянную скамью  для посетителей и, зарывшись в холодные ладони, заплакала. 
За годы учебы в колледже она приезжала домой лишь однажды. Узнав, что теперь в их доме живет кузен матери, который, не теряя времени в дни беспробудного пьянства сестры, подсовывал ей какие-то бумаги и заставлял подписывать их, Эмма осталась на ночь у давней знакомой, которая ещё в школе родила первого ребенка и успела подарить ему  сестренку. Засыпая на полу в гостиной под вопли детей, девушка поняла, что дальнейших поездок на каникулы домой больше не предвидится. 
Уже на подходе к гостинице девушка обернулась и последний раз окинула взглядом колледж, отнявший у нее три года жизни, небольшую кофейню, подарившую ей возможность на заработанные деньги официантки приобрести себе новый компьютер и телефон, и вошла в холл. Неприветливо бросив ей «доброй ночи» и отдав ключи от комнаты, женщина за стойкой снова погрузилась в чтение романа с потрепанной обложкой. Приняв душ, напор воды в котором периодически был равен нулю, Эмма еще раз проверила, все ли сложено в два небольших чемодана, и подошла к окну. Прислонившись горячим лбом к оконному стеклу, девушка разглядывала припаркованные автомобили, нетрезвую парочку с выпускной вечеринки, кроны густых деревьев возле гостиницы. Она была напряжена, мысли натянулись, словно струна. Что же завтра делать? Куда ехать? Одна мысль, постоянно отгоняемая Эммой, все же вышла после недолгих размышлений на первый план: «Скорее всего, придется возвращаться домой…». Здесь слишком дорого обошлось бы снять даже самую захудалую квартиру, а в родном городишке быть может кто-то поможет устроиться на работу, хотя бы даже в то кафе, где она работала раньше, если оно, конечно, еще не закрылось. Ложась в холодную и  влажную постель, Эмма постаралась взять себя в руки и с оптимизмом подумать о завтрашнем дне. 

Юго-восток штата Висконсин встретил её проливным дождем. Автобус, привезший Эмму в родной город, бурча и фыркая, отъехал от автостанции, брызгая водой из луж. Девушка решила переждать дождь в расположенном неподалеку маленьком кафе и, схватив чемоданы, побежала через стену ливня на другую сторону дороги. Выбрав себе местечко возле окна, она запихнула поклажу под диванчик и стала вытираться салфетками со стола. С волос капала вода, платье было насквозь мокрым. Подошедшая официантка протянула Эмме маленькое полотенце и с улыбкой произнесла: 
- Неплохая погодка встретила тебя здесь, а? Льет уже третий день! У меня такое ощущение, что наш старый добрый Кено скоро уйдет под воду. 
- Да уж, встреча не из радушных,- улыбнулась в ответ девушка. - Спасибо за полотенце. 
- Ты бы шла в туалет и переоделась в другую одежду, - кивком головы женщина указала на чемоданы. -  Может тебе повезет, и к тому времени, как ты перекусишь, дождь кончится. 
Эмма достала  бежевые шорты и белую майку и отправилась переодеваться. Перед зеркалом она распустила хвост и взбила руками волосы, пытаясь их немного высушить. Её усилия не увенчались успехом, и она снова сделала высокий пучок на затылке. Сев на свое место, девушка аккуратно сложила мокрое платье и стала открывать чемодан. 
- Ты хочешь, чтобы оно покрылось плесенью, как любимый сыр моего дядюшки? - с улыбкой произнесла официантка. - Оставь его здесь, я повешу его над плитой, и оно не только высохнет, но и станет отлично пахнуть яичницей с беконом! На этот раз женщина громко засмеялась собственной шутке. - Шучу! Я развешу его вместе с полотенцами и скатертями в кладовке, а завтра ты за ним зайдешь. Хотя нет, лучше -  послезавтра. Завтра не моя смена. 
Женщина снова расплылась в добродушной улыбке большим, ярко накрашенным ртом. Девушка повеселела, настроение улучшилось от вида этой официантки: мелкие светлые кудряшки, которые она постоянно взбивала маленькими пальчиками со множеством массивных колец, большая, полная грудь, маленькие подвижные глаза, большая заразительная улыбка - эта женщина располагала к общению. 
- Еще раз спасибо, - поблагодарила Эмма и протянула официантке платье. - Меня зовут Эмма Харрис. 
- Очень приятно, Эмма! А я миссис Грин. Зови меня просто Лия, - в очередной раз улыбнулась новая знакомая девушки. 
Заказав яичницу с беконом, расхваленную Лией, и выпив большую кружку ароматного кофе, Эмма поинтересовалась последними новостями из жизни городка. 
- Знаешь, этот год особенно беден на события, - охотно отвечала миссис Грин. -  Ничего значимого не происходит уже несколько месяцев. Никаких новых лиц. Вот если только ты! Ты сюда надолго? Каникулы? Уже запланировала отдых? Могу порекомендовать тебе классного парня! У моего племянника есть старенькая машина, будете ездить с ним встречать рассветы на озеро! - с энтузиазмом закончила официантка. 
- Я даже не знаю, надолго ли я сюда прибыла… - с тоской в голосе произнесла Эмма. - Я закончила колледж в Мэдисоне, а теперь вот не знаю даже, чем заняться. Насчет вашего предложения - спасибо, но пока я не собиралась заводить себе друга. 
- Боже, какая ты серьезная и скучная! В твоем возрасте нужно веселиться до утра и спать до обеда! - воскликнула Лия. 
- Все, что мне сейчас больше всего необходимо – найти работу. У вас в кафе нет вакансий? - с надеждой спросила девушка. 
- Нет. Вакансий нет, - женщина внезапно перестала улыбаться, а глаза её стали жесткими и немного злыми, - хотя… Я отойду на пару минут, подожди. 
Вернувшись в скором времени, Лия протянула девушке бумажку с  номером телефона: 
- Позвони по этому номеру. Это старая заправка моего брата на востоке города. Может быть, он тебя пристроит. Много платить он тебе не сможет, но все же это лучше, чем ничего. 
Это было не ни хуже и ни лучше «ничего», это и было этим «ничем». Старая как мир заправочная станция на восточном  выезде из города с двумя действующими автоматами и покосившимся ветхим зданием. Зайдя внутрь, Эмма еле разглядела в полумраке и сизом сигаретном дыму мужчину преклонных лет в потертом комбинезоне и кепке со сломанным козырьком: 
- Добрый день! Я по поводу работы. 
- Я понял, - не очень приветливо прервал её мужчина, - кроме тебя пешком сюда никто никогда не заходил. 
- Я прошлась немного - это полезно, - выдавила из себя улыбку девушка, сэкономившая на такси. Нужно было беречь накопленные деньги, ведь она сняла номер в гостинице на неделю, и те гроши, что остались, нельзя было тратить на дорогое такси. 
- Меня зовут Джейкоб, теперь я твой начальник, - он расплылся в улыбке, обнажая гнилые зубы, - а ты - мой работник. Сейчас я могу позволить себе нанять рабочего, благо машин становится все больше, и молодежь постоянно ездит на озеро мимо моей заправки. Конечно, можно было бы и самому продолжать обслуживать клиентов, но проклятый артрит решил все за меня. 
С этими словами Джейкоб морщась, поднялся со стула и подошел к Эмме: 
- Пойдем, я тебе все покажу. 
Время быстро пролетело, пока хозяин показывал девушке автоматы, объясняя их нехитрую конструкцию, маленькую переносную мойку с мощным напором - на случай, если кто-то захочет помыть машину, и подсобное помещение, куда складывались тряпки, ведра и прочая мелочь. Сняв с гвоздя такой же как у него комбинезон, Джейкоб протянул его девушке: 
- Это твоя рабочая форма. Приступишь завтра утром. Приходить будешь к полудню, а уходить в девять вечера. Это самый удачный график для моей заправки, так как ребята начинают выезжать из города к вечеру. Они купаются голышом, пьют и курят травку. Уж я-то знаю! - подмигнул мужчина. - Сам был таким - всю молодость провел на Мичигане. Ты сама здешняя? 
- Да. Я училась в колледже несколько лет, а теперь вот вернулась в родные края. 
- Ясно! Расхваленная система образования Штатов, - зло бурчал Джейкоб, - учитесь, ребята! Тысячи направлений и профессий! Врачи, адвокаты, полицейские! Но знайте! После учебы пойдете работать к дядюшке Джейкобу. Сволочи! 
Продолжая поносить правительство, он скрылся в здании заправки. 
 



Мила Куликова

Отредактировано: 14.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться