Дом Мой или Шанс №2

Часть 1 РОЖДЕННЫЙ

 

ПРОЕКТ ВОЗРОЖДЕНИЕ.

КНИГА ПЕРВАЯ

ДОМ МОЙ или ШАНС №2.

 

АННОТАЦИЯ.

 

(Обычный) парень по имени Алекс, приходит в себя в странном и непонятном мире. Удивительный и прекрасный, этот мир поначалу поражает своим великолепием, но спустя время Алекс понимает, что окружающая его жизнь не может быть сутью всего. Получив в самом начале пути, определенные способности, обретая с каждым днем новых друзей и соратников, таких же попаданцев, он сталкивается с величайшей тайной. Что изберет этот парень? Потонет ли в сладких убаюкивающих волнах вечного кайфа, или заглянет за картину? А вдруг там спрятан сейф, где создатели его нового мира приготовили таким как он нечто удивительное и поистине грандиозное?

Чистая любовь, дружба и предательство, глубокие переживания главного героя и размышления о смысле бытия, удивительные приключения и невероятный финал, делают биографию Алекса Белова-Некоего, по-настоящему захватывающей. Возможно потому, эта история заинтересует даже тех, кто считает фантастику чем-то нерациональным, пустым и ненужным.

В романе, автор вместе со своими героями пытается найти ответы на многие вопросы, что веками не дают покоя человечеству.

Ведь что ждет нас там за горизонтом, было, и, увы, остается, величайшей тайной, всех времен и народов.

 

 

 

ПРОЛОГ

 

Мы нашли! Мы нашли ее! Мы нашли нашу Землю! Эге-гей!! Здорово-то как! На корабле, стоял ужасный и в тоже время такой долгожданный переполох. Наконец-то. Сколько лет. Сколько долгих, долгих лет, мы искали ее. Нашу родную, милую планету. Наш общий дом. Нашу колыбель. Откуда все мы родом. Откуда все и началось. Девчонки бросались мне на шею, с громкими воплями и сияющими глазами. Я, пожалуй, лет … уже не видел свою команду в таком возбужденном состоянии. Все радовались как малые дети. И меня, как я не старался сохранить лицо, тоже затянуло это неудержимое веселье. Мы ликовали больше пяти часов, пока техник не сообщила, что по неизвестной причине полностью отказал блок хроноускорителя. Из-за какой-то неизвестной пока проблемы, мы будем вынуждены ограничиться только данной временной точкой. И заглянуть в то время, когда мы все здесь родились и жили, никак не получится.

— Да что за… — в сердцах стукнул я по подлокотнику капитанского кресла. После долгих процедур аналитического модуля, техник подтвердила, что прыжки во времени в этой части вселенной невозможны. Причиной всему являлась некая измененная константа, о которой наш искин вообще ничего не знает. Все попытки найти решение проблемы остались без результата, от чего все разом приуныли. Когда мы вынырнули в этой части космоса, никто не обратил внимания на отключившийся экран хроноускорителя. Лишь после утихшей суматохи, дежурившая в этот день за пультом Сьюзи, заметила сей казус. Поначалу она списала все на проблему с мониторингом, а провозившись с тестами часа два, заподозрила неладное. Вот теперь, мы и решали сообща, что дальше будем делать. Когда наш разведывательный бот, отделившись от корабля, направил свой острый как у борзой нос к земле, у меня от чего-то засосало под ложечкой. Нет, это не были перегрузки, гравикомпенсаторы прекрасно справлялись, просто вид раскинувшейся внизу, хоть и плохо узнаваемой, но такой родной земли, будоражил душу, заставляя сердце биться чаще. Корабль сделал несколько витков вокруг планеты. Мы сели, где-то в районе восточной Европы, на огромный холм с плоской вершиной, надели защитные комплекты, а когда ступили на каменистую землю, я все понял. Здесь, в этом временном отрезке, куда мы попали, был еще самый настоящий Мезозой. Лес выглядел странно. Длинные голые стволы с пучками жестких листьев, гигантские зонты кипарисов, огромные папоротники. На память сразу пришли зубастые твари этого периода. Словно в подтверждении, где-то в отдалении раздался страшный, леденящий душу рев. Дул холодный ветер, неся с собой странные, будоражащие запахи нашего и в тоже время такого чужого мира.

— Кто это? – испуганно спросила стоявшая рядом со мной Милли.

— Если это то, что я думаю, нам лучше здесь долго не задерживаться! — задумчиво ответил я, - Будьте предельно внимательны! – и активировав антиграв, по пологой дуге заскользил над джунглями. Совет корабля заседал целых три дня. А когда, наконец, все уже здорово вымотались, находясь длительное время в режиме мозгового штурма, как-то само собой пришло решение. Затем, корабль на долгие месяцы погрузился в тишину. Все члены команды, вдруг стали задумчивыми и страшно рассеянными, так что порой и ложкой мимо рта промахивались за обедом. Все творили. Причем каждый хотел, как можно точнее изложить задуманное. А когда, наконец, все труды были окончены и отредактированы, пришла пора разбрасывать камни. И вот, двадцать камней, двадцать эталонов кубического метра, скрывающих в своих недрах запечатанные послания, были аккуратно спрятаны почти на всех материках земли. Каждый из членов команды, к большой, довольно подробной исторической справке, приложил так же и свое жизнеописание. Возможно, потомкам будет интересно узнать, кем были эти посещавшие миллионы лет назад землю «инопланетяне». Свое послание, я решил оставить на месте моего родного города. И пусть он будет построен лишь спустя многие тысячи лет, компьютер корабля мог, приблизительно с точностью в сто километров определить его будущее местоположение. Уж больно у нас на Урале места примечательные, ни с чем не спутаешь.

  • гудя сервомоторами, из недра грузового отсека нашего развед-бота, на свет появился крабообразный кибер карго мастер. Повинуясь приказу, он потащил свою ношу на ближайший холм. Там уже была приготовлена, и залита специальным раствором, квадратная яма. Удерживая в манипуляторах тяжеленный куб из поли-бетона, поверхность которого была испещрена загадочными иероглифами, значения коих не знал даже тот, кто их рисовал, кибер аккуратно опустил свою ношу в уже начавшую застывать стекловидную массу. А когда куб, расплескивая ее погрузился в нишу, и выполнивший свою ювелирную работу кибер, отполз в сторону, я спустился в яму. Я не смог удержаться, чтобы ни нашкодить. Встав на верхнюю грань белого как снег куба, достал из крепления на поясе миниатюрный резак, и включив плазму, начертал на верхней плоскости размашистым, как на заборе почерком по-русски: (ЗДЕСЬ БЫЛ САША).



Александр Белоткач

Отредактировано: 30.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться