Доплатить за успех

На краешке любви

Это было уже слишком. За окном бегала маленькая девочка с оранжевым шаром. Кругом грохот, как на войне, а она скачет по лужам, будто ненормальная. Детство, вот оно не ладное.
— Фима?
— А?
С трудом оторвал гудящую голову от прохладного стекла.

— Фим, как тебе новенькая, ничего?
Вчера немного перебрал, даже глазам не хочется смотреть. Но Илья так просто не отстанет, настырный, как чёрт.
— Новенькая? Я кого-то проспал уже?
— Сонька в оборот взяла, везде успела.
Ефим, подхватив голову, оборачивается, чтобы окинуть командирским взором оставленные на время владения. И верно, рядом с рыжухой Сонькой стоит нездешняя девочка. Стройная куколка с красивыми ножками.
— Разыграем? — потянул Илью за плечо. Глазки голубые аж у него загорелись.
— Да пошёл ты… — Ефим снова увернулся, по инерции чуть не опрокинув дружка. Так ему! — Я сюда учиться пришёл.

Софья Прокофьевна устало опустилась за учительский стол. Год как-нибудь перетерпеть, довести до выпуска, а потом взять первоклашек. Иначе никакая учительская пенсия не спасёт. Управы никакой сейчас на этих типа взрослых не стало. Наглые, развязные, готовы уничтожить любого. В класс приходишь, как на войну. Любая подлость гарантирована.
Да еще новенькая пожаловала, как завидный трофей. Нигде таких не любят. Красотка завидная, словно с рекламного глянца. Даже смотреть на неё неловко. Синие глаза в пол-лица и пухлые губы, как зацелованные.
— Тяжело тебе здесь придётся, — заранее предупредила Софья Прокофьевна, чтобы та не обольщалась.
— Так я не надолго, — безмятежно улыбнулась девочка. — Отец работу в филиале наладит, и сразу обратно.
И имя у этой красотки тоже было не для всех. Пришлось даже переспросить.
— Аша, — повторила она. — Это индийское. «Надежда» значит.

И вот именно тогда Софья Прокофьевна и почувствовала неприятный комок в горле, с усилием растянула резиновые губы. Сколько лет прожила, а нет в неё такой самоуверенности, даже взгляд приходится тренировать перед зеркалом, прежде чем выдерживать весь урок звериные погляды своих же волчат в классе.
— Еще и фигуристка! — пригвоздила быстро.
А новенькая только пожала плечами:
— Я ведь не в классе буду кататься. А на соревнования отпустите.
Она ушла, не прощаясь. А маленький демон ненависти рос внутри, уже поднял голову и затянул завистливым голоском внутри:
« Никогда, слышишь, никогда я не буду тебя защищать. Пусть хоть тебе ноги твои красивые переломают, фигуристка хренова…»
Софья Прокофьевна сосредоточенно поправила короткие крашеные волосы перед зеркалом шкафа в учительской и пошла в 9 «Б» начинать урок.



Мирела

Отредактировано: 24.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться